Мечта об интриге на стартовавших выборах подпитывается усталостью части общества от бессменного президента. Эту мечту могут эксплуатировать политтехнологи, что не равно практической работе по смене правящего режима в Беларуси.

Оппозиционный консенсус об отсутствии в стране выборов как института не предполагает реальной заявки на президентское кресло от участников электоральной кампании. Скорее речь идет о шансе включиться в большую игру за статус экс-кандидата в президенты или лидера оппозиции в межвыборный период. Или даже просто ситуативно хайпануть и напомнить о своем существовании.

Исключение составляют «кандидаты протеста» Николая Статкевича, лидера незарегистрированного Белорусского национального конгресса, которые поверили в план демонстративного камуфлирования уличных акций под работу инициативных групп по сбору подписей за выдвижение кандидатов в президенты. Именно они — Анжелика Железнякова, Вероника Мищенко и Александр Гречишников — первыми подали 11 мая заявки на регистрацию инициативных групп.

Кто будет собирать подписи за выдвижение

Срок подачи документов на регистрацию инициативной группы истекает 15 мая, и только после этой даты мы будем знать, кто в игре, а кто только рассуждает, что мог бы стать президентом получше Александра Лукашенко.

Избирательный кодекс требует представить в Центризбирком список членов инициативной группы не менее чем из ста человек. Уже это является серьезным препятствием для многих претендентов, так как найти и правильно оформить даже сто друзей оказывается затруднительно. Опыт предыдущих кампаний показывает, что иные претенденты в спешном порядке включают в список кого могут. А потом собирают подписи не с ними, а с теми, кто умеет собирать, ну или вместе с теми и другими. При проверке подписей будет, однако, выясняться, действительно ли их собирали члены инициативной группы.

«Вероломное» назначение выборов на 9, а не 30 августа (эта дата была дедлайном) помешало кое-кому из претендентов провести заранее предметные переговоры с людьми, которые специализируются на сборе подписей за выдвижение кандидатов (это не политтехнологи, менее штучный товар, но в любом случае их немного). Инициативная группа до тысячи человек, скорее всего, будет свидетельствовать о неопытности претендента или об отсутствии у него реального плана быть зарегистрированным. Две-три тысячи человек — более серьезная заявка на сбор ста тысяч подписей за отведенный на это месяц.

Тут есть две проблемы — людей и денег. Без использования административного ресурса собирать подписи в Белоруссии умеют лишь общественные активисты и оппозиционеры. Для мобилизации этих сборщиков нужна идея, а не только деньги. Не связанным с оппозицией претендентам придется находить и обучать новых людей, что порой приводит к казусу сдачи ксерокопии вместо подписного листа с реальными подписями людей, переписыванию данных из формуляров читателей библиотеки и т.п.

Для собственно оппозиционных претендентов ситуация не намного легче: в общей сложности реально доступных и способных собирать подписи людей из разных политических структур хватает на одну-две инициативные группы.

Что будут делать бывшие участники праймериз?

В этом плане понятно решение создать фактически одну инициативную группу на трех участников остановленного праймериз — главу движения «За Свободу» Юрия Губаревича, зампреда оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Ольгу Ковалькову и и.о. председателя Объединенной гражданской партии (ОГП) Николая Козлова.

Другое дело, что если участники праймериз не смогли довести до логического завершения процедуру определения единого кандидата в президенты, то не факт, что они смогут вместе собирать подписи. Избиратель не обязан любить этих троих оппозиционеров одинаково, а значит может не поставить подписи за всех троих. Будет не удивительно, если члену ОГП будет проще собирать подписи за кандидата от ОГП, и точно так же обстоит дело со всеми другими структурами.

Атмосфера, в которой проходили праймериз, свидетельствует о низком взаимном доверии структур-учредителей даже на этапе проведения региональных собраний и онлайн-голосования. Это значит, что выдвижение трех кандидатов в президенты фактически одной инициативной группой (юридически будут три) дает больше возможностей поставить подножку коллеге-конкуренту, чем собрать подписи за всех троих.

Блогер Тихановский как кот в мешке

Пока остается открытым вопрос, будет ли зарегистрирован кандидатом в президенты кто-то из «настоящей» оппозиции. «Кандидаты протеста» Статкевича на это не претендуют. Возможно, исключение составит популярный видеоблогер Сергей Тихановский. Возможно, его команда и пойдет 14 мая вместе с людьми Статкевича (представители трех десятков инициативных групп с привлечением публики намерены одновременно подать документы в Центризбирком). Но в принципе Тихановский, судя по всему, ведет самостоятельную игру.

6 мая его задержали под Могилевом, теперь он отбывает 15-суточный срок ареста в гомельском изоляторе за участие в прошлогодней акции в поддержку независимости Белоруссии. При этом Тихановский в отличие от Статкевича не дает интервью журналистам (дескать, я все сказал у себя в блоге), поэтому толком не понятно, чего на самом деле он добивается. В день задержания на канале Тихановского вышла запись, в которой блогер объяснял, что участвовать в президентской кампании его просили подписчики, потому что «они не верят и не видят ни одного кандидата, за которым могли бы пойти и которому могли бы доверять».

Канал Тихановского «Страна для жизни» своим названием похож на предвыборный лозунг, но по сути является площадкой для высказывания разных альтернативных мнений. Тихановский охотно берет интервью у оппозиционных политиков, объехал регионы и записал жалобы на местные проблемы, но перехода от констатации несправедливости к конкретной политической программе он пока не сделал. Таким образом, этот блогер в качестве кандидата в президенты остается котом в мешке.

Пришедший на смену Станиславу Шушкевичу руководить Белорусской социал-демократической грамадой предприниматель Сергей Черечень, скорее всего, сможет создать команду, которая способна выдвинуть кандидата в президенты — последние месяцы он серьезно над этим работал. Но не очень понятно, как воспримут фигуру Череченя другие игроки. Привлечение на свою сторону знаковых фигур, общение с региональными активистами, переход к агитационной кампании могут дать лидеру БСДГ шанс восприниматься в качестве нового перспективного оппозиционного политика. Но это не гарантировано.

Если Тихановский активно встречается с людьми и участвует в уличных акциях, но не дает интервью, то Черечень делает с точностью наоборот. Такая однобокая тактика — симптом, который заставляет сомневаться в его приспособленности к реальной политической борьбе, когда прямая коммуникация с людьми, пожалуй, важнее опосредованной, через СМИ. Если у Череченя есть потенциал для роста, то в ближайшее время он его проявит. Возможно, он будет единственным кандидатом с левыми взглядами в кампании.

Цепкало тоже пока загадка

Вполне ожидаемы были заявки на участие в выборах руководителя Либерально-демократической партии, депутата Палаты представителей Олега Гайдукевича, лидера объединения «Говори правду» Андрея Дмитриева и экс-депутата Палаты представителей Анны Канопацкой, поэтому они не вызвали особого медийного резонанса.

Напротив, пост в фейсбуке бывшего главы Парка высоких технологий Валерия Цепкало о намерении идти на выборы заинтриговал публику. Один из старейших сподвижников Лукашенко (помогал ему еще на выборах 1994 года), бывший посол Белоруссии в США осторожно критикует существующий порядок вещей в стране — и СМИ уже рапортуют о появлении в избирательной кампании интриги, а в соцсетях пишут, что были бы готовы проголосовать за Цепкало.

Этот дипломат, как Тихановский, пока не раздает интервью журналистам и, как Черечень, не общается с людьми. Тем временем комментаторы гадают: он спойлер, спарринг-партнер Лукашенко или действительно бросает вызов системе. Цепкало может воплощать мечту о некоем третьем пути, о мягком транзите власти без революций и потрясений, о плавном уходе от архаики авторитарной власти в сторону западного либерализма и демократии, новых методах организации государства и общества, основанных на партнерстве, сотрудничестве и горизонтальном взаимодействии.

Но свой программный пост в фейсбуке от 8 мая Цепкало завершает лозунгом «не в сторону заката, а в сторону рассвета!», чем задает читателям загадку. В 1994 году он рекомендовал направить Белоруссию «путем дракона», то есть скопировать модель экономики у резко развившихся азиатских стран. Сейчас Цепкало намекает на «Закат Европы» Освальда Шпенглера или просто говорит об устремленности в будущее?

В общем, пока в «проекте Цепкало» каждый видит то, что хочет или чего боится. Возможно, что этот человек и не дойдет до регистрации кандидатом в президенты, как пока он не дошел до первого интервью (попытка одного из ресурсов взять интервью закончилось скандалом: Цепкало запретил публиковать текст). Но если Цепкало попадет в избирательный бюллетень, то вполне возможно, что для значимой части избирателей он будет выглядеть как реальная персональная альтернатива действующему президенту, а значит в выборах будет видеться интрига.

Бабарико перешел от интервью к выборам

12 мая о намерении выдвигать свою кандидатуру на выборах 9 августа сообщил в фейсбуке Виктор Бабарико, председатель правления ОАО Белгазпромбанк (вскоре после этого он покинул должность). «Я очень боюсь, что это последний шанс хоть каких-то выборов в независимой Белоруссии. И я посчитал для себя недопустимым и стыдным жалеть о том, что не попытался что-то изменить, оправдывая себя тем, что изменить нельзя ничего», — написал он.

Таким образом Бабарико подтвердил осторожные предположения, которые возникли у наблюдателей из-за серии достаточно острых интервью банкира независимым СМИ. Иначе было непонятно, зачем он подставляется под удар своими высказываниями, ведь никто из его коллег больше так не делает, да и деньги любят тишину. Теперь в соцсетях мечтают увидеть второй тур президентских выборов и дебаты в нем Бабарико и Цепкало. Одновременно звучат бдительные голоса: а банк-то белорусско-российский!

Время покажет, кто действительно попытается баллотироваться на пост президента. Возможно, что 15 мая появятся неожиданные фигуры, как возможно и то, что никто из ожидаемых претендентов до 19 июня не соберет нужное количество подписей.

Тогда будет важно, к какой тактике прибегнут власти, — регистрировать всех, как это было в 2010 году, или не регистрировать никого из оппозиции. Примерно тогда станет понятно, есть ли хоть какие-то основания для мечты об интриге на президентских выборах или переизбрание Лукашенко на новый срок пройдет совсем тихо и рутинно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.