Можно привести множество случаев, когда мифы пожирают реальность, вытесняя и заменяя ее собой. У каждой страны есть своя «черная легенда», которая, уничтожив истинную историю, быстро начинает безжалостно плести новую на свой вкус (leyenda negra — черная легенда — существующий, с точки зрения испанцев, в отношении Испании и в отношении многих других стран набор стереотипов, представляющий историю того или иного края как цепь преступлений и приписывающий соответствующему народу особую жестокость и несклонность к свободе — прим. ред.).

Однако в случае «Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем» (ВЧК), более известной как ЧК, самые черные обобщения оправданны. Эта «сердцевина» тайной большевистской полиции стала настоящим вооруженным крылом нового правительства, созданного Владимиром Ульяновым (боевая кличка — Ленин) после свержения царя. Комиссия эта завоевала себе мрачную славу тем, что возглавила Красный террор, период репрессий, в результате которых погибли тысячи противников нового режима или людей, просто подозревавшихся в несогласии с ним.

Идея ЧК появилась после того, как Ленин, преодолев 3200 километров, приехал из швейцарской эмиграции, чтобы возглавить большевиков в борьбе с буржуазией, которая, по его словам, удерживала власть благодаря «насилию и недостаточной сознательности масс». После того, как лидер красных прибыл на родину, он стал подливать масла в огонь ссор и споров в России, что и привело к Октябрьской революции 1917 года. Захватив в результате нее власть, Ленин вместе с приспешниками решил постоянно использовать насилие для подавления врагов. Как говорил Лев Троцкий: «Террор может быть очень действенным средством против реакционного класса, который не хочет сойти со сцены. Устрашение есть могущественное средство политики».

Появление ЧК

В декабре 1917 года Ленин, уже давно требовавший создания системы, которая «привела бы в чувство расходившуюся контрреволюцию», воплотил свою идею в жизнь. Шестого декабря Совет народных комиссаров (Совнарком), который под руководством Ленина пришел к власти после свержения Временного правительства, созданного для управления страной вместо царя, поручил польскому большевику Феликсу Дзержинскому написать предложения насчет нового органа власти. Этот новый орган должен был бороться с «саботажниками и контрреволюционерами», стремящимися уничтожить новый режим, созданный после Октябрьской революции.

Как объяснил американский историк Рекс Уэйд (Rex Wade) в книге «1917 год: русская революция» (The Russian Revolution, 1917), Совет народных комиссаров претворил идеи Дзержинского в жизнь, в результате чего и появилась «Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем», более известная как ЧК или Чрезвычайка. Вот что писал сам Ленин, цитируем по его «Полному собранию сочинений»: «Пока мы не применим террора — расстрел на месте — к спекулянтам, ничего не выйдет». Кстати, так считал и революционер Григорий Зиновьев: «Чтобы успешно бороться с нашими врагами, мы должны иметь собственный социалистический гуманизм».

Как и следовало ожидать, Ленин выбрал Дзержинского руководителем ЧК. Ведь тот был активным политическим агитатором и настаивал на том, что необходимо применять насилие против тех, кто хотел покончить с революцией. Перед Феликсом Дзержинским, которому нравилось собственное прозвище «рыцарь революции» и который в юности подумывал о католической сутане, поставили три задачи.

Как объясняет Эрик Фраттини (Eric Frattini) в книге «КГБ. История центра» (KGB. Historia del centro), первая заключалась в «расследовании и ликвидации любых поползновений к контрреволюции и саботажу», вторая — в «привлечении саботажников к ответственности в революционных судах», третья — в «проведении предварительных расследований». В случае необходимости предполагалось не только наказание за уже совершенные контрреволюционные действия, но и принятие «профилактических мер».

Фактически ЧК стала вооруженным крылом правительства Ленина. По мнению Института международных отношений Аргентины, ЧК стала организацией политической и военной разведки. В сфере политического сыска она пришла на смену Охранному отделению («охранке»), секретной полиции, созданной во времена Александра II для борьбы с революционными организациями. Агенты «охранки» могли внедряться в революционные организации, но казни революционеров производились только в крайних случаях. А вот ЧК, как объясняет историк Ричард Пайпс (Richard Pipes) в книге «Русская революция» (The Russian Revolution) не стесняла себя в средствах: она могла «задерживать любого гражданина», «свободно входить в любые государственные или общественные учреждения», создавать исправительные лагеря или выносить смертные приговоры. Эти полномочия ЧК сохраняла многие годы.

Первые операции ЧК

ЧК молниеносно принимала меры против тех, кого Ленин считал контрреволюционерами. Особое внимание ЧК уделяла чиновникам, которые саботировали многие решения большевистского руководства страны — начиная с момента прихода большевиков к власти. Как объясняет Иньиго Болинага (Iñigo Bolinaga) в книге «Краткая история русской революции» (Breve historia de la Revolución rusa), подобный саботаж угрожал новому правительству. Попытки подорвать основу большевистской власти начались уже в 1917-1918 годах: «Государственные служащие различных министерств, почтовых отделений, сотрудники железных дорог и телеграфов быстро объединились. Первый же случай неповиновение привел к всеобщей забастовке, в результате которой новое правительство оказалось без помощников для выполнения административных распоряжений».

Вскоре подобное неподчинение стало невозможным: ЧК пресекала его еще в зародыше. Но сначала, не в силах убедить служащих вернуться на работу, правительство большевиков захватило министерства, его люди заняли важнейшие посты. ЧК сразу после того, как начала работать, занялась арестами чиновников, которые отказывались подчиняться. Об этом писал историк Александр Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ». Таким образом, были выполнены секретные жестокие инструкции, которые руководство нового органа безопасности по борьбе с контрреволюционерами направило агентам еще в декабре 1917 года:

«Ввиду саботажа чиновников… действовать на местах максимально инициативно, не отказываясь от конфискаций, принуждения и арестов».

Тогда сам Ленин обвинил служащих и для установления «строго революционного порядка» требовал «беспощадно подавлять попытки анархии со стороны пьяниц, хулиганов, контрреволюционеров и других лиц». После проведения ЧК массовых арестов Ленин быстро рассадил на освободившиеся места десятки мелких чиновников, поддерживающих большевистский режим, и сделал из правительства структуру, популяризирующую его идеи. Ленин считал, что новое государство («диктатура пролетариата» — прим. ред.) представляло собой «систему организованного насилия» против богатых и буржуазии.

Об этом он говорил в публичных выступлениях. Помимо использования ЧК для линчевания тех, кто не считает себя пролетариатом, Ленин также применял ее против тунеядцев. «В каком квартале большого города, на какой фабрике, в какой деревне нет саботажников, называющих себя интеллигентами?» — вопрошал Ленин. Не были освобождены даже политики, которые придерживались похожей на большевистскую идеологии, — например, член партии эсеров и защитник интересов русского крестьянства Николай Авксентьев. Он был задержан ЧК 30 декабря 1917 года.

По мнению историков и авторов книги «Черная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии» (Le Livre Noir Du Communisme: Crimes, Terreur et Repression), хуже всего была операция ЧК в ночь на 11 апреля 1918 года. «Первую крупную операцию ВЧК провела в ночь с 11 на 12 апреля 1918 года: ее особые войска численностью более тысячи бойцов атаковали два десятка московских зданий, захваченных анархистами». Как отмечают историки, после нескольких часов ожесточенной борьбы сотрудникам ЧК удалось арестовать 520 членов анархиствующих групп. «25 человек из этого числа были расстреляны на месте как „бандиты" — определение, которое с этих пор стало прилагаться к бастующим рабочим, к дезертирам, скрывающимся от воинской повинности, а также к крестьянам, восстающим против реквизиций».

Красный террор

С приходом к власти большевиков и созданием ЧК в России наступил период, известный как «красный террор» или террор большевиков, то есть репрессии против любого подозреваемого. Например, за четыре месяца, с октября 1917 года по март 1918 года, историк того времени Сергей Мельгунов насчитал в общей сложности 882 сообщения в прессе о смертных казнях. Ричард Пайпс согласен с тем, что на раннем этапе «среди жертв ЧК подавляющее большинство составляли деятели старого режима и просто преуспевающие граждане», многие из которых относились к репрессиям большевиков одобрительно.

В течение четырех лет до переименования ЧК в 1922 году было проведено бесконечное число процессов. Как считает историк Эрик Фраттини, ЧК «создала исправительные лагеря» и проводила «казни без суда и следствия». В книге Ричард Пайпс отмечает, что в последующие годы создали несколько местных ЧК, которые «совершали зверства» и не боялись, «что об их делах поведают миру иностранные дипломаты или журналисты».

Из-за силы и независимости ЧК от партии ее начали критиковать сами большевики, например, Михаил Ольминский, близкий друг Ленина и член редакции «Правды». Он обвинял ЧК в том, что организация считала себя главнее партии и даже выше представляющих народ Советов.

В самом начале, чтобы избежать критики, большевистское правительство ограничивало полномочия ЧК на бумаге, однако фактически они только расширялись. Таким образом, в 1921 году в ЧК работали по меньшей мере 31 тысяча сотрудников, 137 тысяч солдат и 94 тысячи пограничников. Их власть не была ограничена. В результате, по данным авторов книги «Черная книга коммунизма», погибли 15 тысяч, однако достоверных данных нет. И это не считая пыток. «Сотрудникам ЧК было разрешено направлять людей в трудовые лагеря на пять лет», — отмечает Эрик Фраттини. Именно из-за превышения полномочий ЧК «переформатировали», дав новой организации другое имя в 1922 году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.