Он обладатель черного пояса по каратэ (третий дан), за что его и прозвали «каратистом». На стене его кабинета в Вестминстере висит постер с Мухаммедом Али, спортсменом, который прославился своей самодисциплиной. Он до последнего отстаивает Брексит и известен своим боевым духом. Его тесты на коронавирус дважды дали отрицательный результат… Речь идет о Доминике Раабе, перед которым сейчас стоит сложная задача — исполнять обязанности Бориса Джонсона в качестве главы правительства.

Любое сходство между ними (помимо безудержного евроскептицизма) является чистым совпадением. И все же Джонсон полностью доверяет Раабу, назначив его министром иностранных дел и «первым государственным секретарем», который обошел по служебной лестнице своих бывших коллег, включая Майкла Гоува.

46-летний Рааб считается одной из надежд непримиримого крыла консервативной партии. Ему свойственны прагматичность и решимость, которые многие принимают за высокомерие и агрессивность (не говоря уже о его «убийственном» взгляде, который он использует в лучшие моменты). «Доминик — один из тех, кого нельзя запугать», — подтверждает его наставник Дэвид Дэвис, которого он заменил в должности министра по выходу Великобритании из ЕС во время второго кабинета Терезы Мэй, с которой у него были свои разногласия.

В конце концов Рааб покинул кабинет премьер-министра Мэй из-за несогласия с результатами последнего этапа переговоров с Брюсселем. После отставки консервативного лидера Рааб сам выдвинул свою кандидатуру на пост премьер-министра, поняв, что пришло его время. В момент истины он поддержал кандидатуру Бориса Джонсона, который назначил его министром иностранных дел. Причиной тому являлась не только схожесть в их взглядах на Брексит, но также и заслуги Рааба за годы работы в министерстве иностранных дел и его участие в качестве юриста в процессе Международного уголовного суда над Слободаном Милошевичем, обвиняемом в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечности.

Сбылась «британская мечта» Доминика Рааба, которая зародилась еще в 1974 году. Его отец Питер, еврейский иммигрант чешского происхождения, приехал в Великобританию в 1938 году, спасаясь от нацистов. В детстве у Доминика были очень близкие отношения с отцом, пока в возрасте двенадцати лет мальчик не стал сиротой: отец умер от рака. Некоторое время спустя его мать Джин покончила с собой.

Спорт был для него терапией. Каратэ и бокс помогли ему обрести уверенность в себе и научиться вести себя в школе и в жизни. «В спорте я нашел вдохновение, он научил меня товариществу и этике», — говорит Рааб. «И ту же самую дисциплину и внимательность я соблюдаю и в моей профессиональной жизни».

Доминик Рааб учился в Оксфорде (второе совпадение с Джонсоном), а затем получил степень магистра в Кембридже. Позже он присоединился к лондонской юридической фирме Linklaters в качестве юриста, специализирующегося на международном праве. В 1998 году он провел какое-то время в Бирзейтском университете в Рамалле, городе, расположенном в центральной части Западного берега реки Иордан, а также помогал палестинской делегации на мирных переговорах в Осло.

В 2000 году он стал работать в министерстве иностранных дел, а три года спустя, во время правления Тони Блэра, он переехал в Гаагу, чтобы участвовать в процессе над Милошевичем. В течение двух лет он был начальником штаба евроскептика Дэвида Дэвиса, который, не колеблясь, сделал его своим протеже: «Я выбрал его из-за его лояльности и его дисциплинированности. С самого начала я знал, что ему суждено делать великие дела. Ради него я бы сделал многое».

В 2010 году произошел резкий скачок в политической карьере Рааба во время его работы в Консервативной партии, а пять лет спустя Дэвид Кэмерон назначил его заместителем министра юстиции. Он был одним из первых защитников Брексита, что стало очевидно после выпуска коллективной брошюры «Британия освобожденная», к которой также присоединился министр внутренних дел Прити Пател. Во время кампании он решил присоединиться к движению Vote Leave: хотя он не был самым активным участником, его помощь принесла определенную пользу.

Несмотря на свой евроскептицизм, Рааб в течение многих лет поддерживал тесные дружеские отношения с бывшим генеральным прокурором Домиником Гривом, отстраненным после прихода к власти Бориса Джонсона. В качестве награды за его лояльность и богатый опыт в качестве министра по выходу Великобритании из ЕС, Джонсон решил назначить его на пост министра иностранных дел вместо Джереми Ханта.

С тех пор его осторожность, дисциплинированность и серьезность стали его визитной карточкой (а также любезность, которая иногда кажется искренней, а иногда — фальшивой). Редко он отходит от сценария, и даже если один и тот же вопрос ему задают пятью разными способами, он всегда будет давать на него один и тот же ответ. Его отсутствие харизмы и роботическое поведение стало очевидным с первого дня, когда ему пришлось заменять Бориса Джонсона на пресс-конференциях, посвященных коронавирусу.

Жена Рааба — директор по маркетингу из Бразилии, у него двое детей (Питер и Джошуа). Самым большим «скандалом», в который он был вовлечен, было отстранение его личного секретаря год назад за то, что она предлагала услуги сексуального характера на одном из сайтов знакомств для состоятельных мужчин.

Рааб встал на ее защиту после обрушившихся обвинений в СМИ, которые, среди прочего, выявили странную привычку безупречного заместителя премьер-министра. Каждый день Рааб заказывает один и тот же обед в Pret A Manger: багет с курицей и беконом, фруктовый боул и смузи «Витаминный вулкан». Сам он это отрицает и уверяет, что каждый день меняет свое меню. Приятного аппетита.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.