В дополнение к глубоким разногласиям по поводу экономики в ЕС сейчас растет раскол, вызванный вспышкой коронавируса.

Мало того что этот кризис продемонстрировал слабость ЕС по сравнению с национальными государствами в условиях реальных проблем. Впереди нас ждет возобновление самой что ни на есть классической борьбы за власть внутри ЕС — между севером и югом.

С ней традиционно связаны разнообразные клише: «сладкая жизнь» и «сиеста» на солнце юга противопоставляются протестантскому трудолюбию севера. Есть у этой борьбы и жесткий экономический каркас.

Недавно 12 итальянских политиков опубликовали заявление во Frankfurter Allgemeine Zeitung. В нем они обвиняют, в частности, Нидерланды в отсутствии солидарности с погрязшей в долгах Италией. Министр финансов Вопке Хукстра (Wopke Hoekstra) поднял вопрос, почему столько стран ЕС никак не могут привести в порядок свои денежные дела после финансового кризиса. Не надо быть экономистом, чтобы понять, что не в последнюю очередь он имеет в виду Италию.

Государственный долг Италии составляет 135% от ВВП, тогда как в ЕС на самом деле допускается лишь долг в 60% в соответствии с так называемыми Маастрихтскими критериями. А ведь такой цифра была еще даже до оплаты первых счетов за эпидемию коронавируса.

Нидерланды входят в особую «бережливую четверку» ЕС — вместе со Швецией, Австрией и Данией. Ранее в эту же группу входила также Финляндия. Их линию поддерживает и Германия, но она старается не выступать публично со слишком жесткими заявлениями.

На недавнем саммите ЕС, посвященном бюджету, конфликт между севером и югом проступил особенно явно. Премьер-министр Дании Метте Фредериксен (Mette Frederiksen) раскритиковала план по увеличению бюджета ЕС. Из-за отсутствия консенсуса переговоры сами собой зашли в тупик.

Кризис из-за коронавируса только усилит этот фундаментальный конфликт между обремененными долгами южными странами и более сбалансированной Северной Европой. Сейчас ведутся яростные споры, стоит ли финансировать восстановление после коронавируса с помощью общих еврооблигаций.

И здесь фронт тоже традиционно проходит между севером и югом. В этот раз Германия заняла четкую позицию. Она не хочет нести ответственность за большой дефицит государственного бюджета в Южной Европе. Ранее Берлин уже отказался от предложения Франции назначить общего министра финансов ЕС.

Потери из-за коронавируса только усугубляют этот раскол. Страны Южной Европы, включая Францию и Испанию, сильнее всех страдают от нового заболевания. Они оказались в ужасных тисках между вирусом и экономикой.

Председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) попыталась заявить, что «мы все итальянцы». Но это не так. Ни одна страна ЕС не смогла отказаться от оборудования и защитных масок в пользу Ломбардии. Италия почувствовала, что от нее отвернулись дважды.

Восстановление после коронавируса может стать отголоском спора о спасении Греции после финансового кризиса. Именно тогда появились портреты канцлера Меркель с гитлеровскими усами и свастикой. Суровые жители Северной Европы потребовали жестких реформ, чтобы спасти греческую экономику. Раны после этого остались глубокие, и они до сих пор болят. А теперь нас ждет следующий раунд.

Обстановка накаляется. Итальянский актер Туллио Соленги (Tullio Solenghi) на прошлой неделе выложил видео, в котором резко обвинил Германию в развязывании двух мировых войн, Холокосте и так далее. Видео вышло под заголовком «Немцы по-прежнему считают себя высшей расой». Не преминул он и заметить, что Германия не до конца выплатила репарации.

После эпидемии коронавируса нас ждет множество проблем. Ситуация может быть мрачной. В конечном итоге гибель грозит самой идее европейского сообщества, которое встречает проблемы единым фронтом. И самое печальное, что как раз сейчас-то это нужно нам как никогда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.