«Атлантико»: Два человека были убиты, а еще один получил ранения в результате нападения с ножом в субботу утром в центре Роман-сюр-Изер. Прокуратура начала следствие. Сама мысль о теракте с холодным оружием может показаться странной в этот период изоляции, но именно такую стратегию продвигает в своей пропаганде ИГ*. Почему текущий кризис способствует терактам?

Клод Монике: Прежде всего не стоит забывать, что джихадисты ИГ*, «Аль-Каиды»* или какого-то другого движения руководствуется другими пространственно-временными категориями. То, что кажется нам логичным и важным, вовсе не обязательно является таковым и для них. Приведу пример. После 11 сентября 2011 года мы годами рассуждали о возможных терактах на годовщину этого события. Ничего подобного не случилось. Дело в том, что им чужда сама идея годовщины. Разница в подходе прекрасно прослеживается в диалектике ИГ*, которое без конца ссылается на «крестоносцев» и битвы пророка с товарищами в начале распространения ислама. Это как если бы мы во Франции вспоминали Креси или Азенкур, говоря об отношении британцев к ЕС. Эти люди мало обращают внимание на текущие события и руководствуются открытыми перед ними возможностями. Нынешний период, без сомнения, представляет для них интерес. Прежде всего, наши силы безопасности полностью задействованы для поддержки политики самоизоляции. Далее, они считают, что раз европейцы сейчас так сильно упали духом, нескольких ударов тут и там будет достаточно, чтобы подорвать единство наших обществ. Кстати говоря, ИГ* подчеркивало это в вышедшем 19 марта номере его еженедельного онлайн-издания «Ан-Наба». В редакционной статье отмечалось, что «худшим в нынешнем кризисе для Запада стали бы новые теракты в Париже, Лондоне, Брюсселе и других городах». Предельно ясный посыл.

— Никто еще не взял на себя ответственность за теракт в Роман-сюр-Изер, но в любом случае можно отметить, что активность джихадистов сохраняется во всех уголках мира. Они совершенно невосприимчивы к кризису проведения военных операций?

— Посмотрим, возьмет ли ИГ* ответственность за произошедшее на себя, чего нельзя исключать. Как бы то ни было, чаще всего это происходит при существовании связи, даже слабой, между террористом и организацией. Речь может идти о выложенной в сеть клятве, письме или заявлении о действиях в поддержку идеалов «Исламского государства»*. Все это, может, существует, но следствие только началось и пока что не говорило об этом. Вполне возможно, что мы имеем дело с «независимым джихадизмом», то есть человеком, который действовал под влиянием исламистской идеологии и пропаганды, но официально не относится к какому-либо движению. Что касается вашего вопроса, ИГ* неоднократно давало четкие указания по защите от вируса, но тот никак не отразился на операционной деятельности движения. Более того, оно даже активизировалось за последние недели по всему миру, прежде всего, в Сахеле и Западной Африке, а также в Афганистане. ИГ* намеревается использовать пандемию для дезорганизации и мечтает о том, чтобы она привела к падению слабых правительств в ряде регионов. Такой прогноз, кстати, существует и во французском МИДе. Риск тем серьезнее, что Франция или какая-либо другая страна сейчас вряд ли сможет организовать масштабную операцию в поддержку этих режимов. Хаос, безусловно, очень выгоден джихадистам.

— Сообщалось, что ИГ* приказало своим боевикам избегать пораженных коронавирусом зон. Это действительно так?

— С этим не все ясно. В номере 225 «Ан-Наба» действительно есть такое предписание, но в то же время звучат призывы к действию, что формирует противоречивые сигналы. Кроме того, не стоит забывать, что джихадисты чаще всего отрекаются от жизни. Их лейтмотив: «Мы любим смерть так, как вы любите жизнь». Это следует понимать буквально: их никогда не пугал страх смерти. ИГ* не хочет быть ослабленным пандемией, и, если речь идет о нанесении удара, вопрос практически не стоит, поскольку джихад — это самопожертвование «на пути Аллаха». Иначе говоря, пандемия не остановит джихад. Как раз наоборот.

* террористическая организация запрещена в РФ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.