Прошел уже месяц с тех пор, как Россия закрыла свою границу с Китаем и запретила китайским гражданам въезжать на свою территорию. Ситуация на местах тоже накаляется, поскольку российские власти ущемляют интересы граждан Китая — это резко контрастирует с теплыми отношениями между Владимиром Путиным и Си Цзиньпином. Хотя в прошлом году Россия и Китай укрепили свое стратегическое партнерство, Москва приняла в отношении китайских граждан самые радикальные меры по борьбе с распространением коронавирусной инфекции.

Неужели Россия и Китай отдаляются друг от друга в результате эпидемии COVID-19 — болезни, вызываемой новым коронавирусом, который впервые был обнаружен в китайском Ухане в декабре? Учитывая главную цель российско-китайских партнерских отношений, компромиссы, на которые эти две страны шли в прошлом, а также воздействие коронавируса на российскую экономику, рассчитывать на это не стоит.

Во-первых, партнерские отношения России и Китая — это результат их общего недовольства гегемонией Соединенных Штатов. И Россия, и Китай выступают против либеральной гегемонии Америки, поскольку она отказывается принимать во внимание их интересы. Несмотря на решительные возражения, Соединенные Штаты расширили свое влияние на «заднем дворе» России и Китая под предлогом продвижения принципов демократии и защиты прав человека.

К примеру, Россия расценила расширение НАТО и Евросоюза на восток как угрозу, что привело к войне в Грузии и спровоцировало украинский кризис. Между тем правительство Китая винит Вашингтон в протестах в Гонконге и решительно возражает против сделок на поставки вооружений в Тайвань. Кроме того, Россия и Китай выступали против возглавляемых Соединенными Штатами военных кампаний против Сербии, Ирака и Ливии. И Москва, и Пекин считают, что готовность Америки принимать решения в одностороннем порядке представляет собой угрозу для их суверенитета и интересов.

Москва и Пекин стремятся к более сбалансированному международному порядку, однако их видения будущего мира различаются. Кремлю хотелось бы видеть многополярный мир, подобный «европейскому концерту» в 19 веке, тогда как Чжуннаньхай (комплекс Чжуннаньхай — резиденция председателя КНР в Пекине, — прим. ред.) стремится к тому, чтобы сформировать вместе с Соединенными Штатами «Большую двойку». Тем не менее, конечная цель российско-китайского партнерства заключается в том, чтобы положить конец однополярному миру, где господствуют Соединенные Штаты.

Помня об этой стратегической цели, Россия и Китай часто идут на компромиссы в отношениях друг с другом и стараются сглаживать разногласия. Вскоре после начала украинского кризиса правительства этих двух стран заставили Газпром и китайскую нефтегазовую компанию China National Petroleum Corporation (CNPC) подписать 400-миллиардную газовую сделку сроком на 30 лет. Переговоры о заключении этой сделки велись на протяжении десяти лет из-за споров по поводу цены на газ.

Помимо этого, Кремль на словах поддержал идею сопряжения проекта «Один пояс, один путь» и Евразийского экономического союза, поскольку последний пока не демонстрирует какого-либо значимого прогресса. В Центральной Азии уже произошло разделение ролей, и Россия осталась главным гарантом безопасности, а Китай возглавил процесс региональной экономической интеграции.

Учитывая существенную разницу в размерах экономик, неравенство между мощью России и мощью Китая продолжает расти. Россия будет в этих отношениях младшим партнером, однако российские стратеги стараются преуменьшить масштабы этой проблемы, делая акцент на общей геополитической картине. Тоже понимая это, Пекин старается сделать так, чтобы на саммитах Путина и Си оба лидера имели равный статус, и постоянно подчеркивает наличие дружеских личных отношений между двумя лидерами.

На фоне эпидемии правительства обеих стран стараются придерживаться примирительного тона в своих реакциях на противоречивые ситуации, связанные с коронавирусом. Шокированное введенным Россией запретом на въезд китайских граждан, министерство иностранных дел Китая, тем не менее, заявило, что принятые Россией меры вполне понятны, и подчеркнуло, что Пекин ценит ту поддержку, которую Москва оказывает Китаю в борьбе с эпидемией. Российские чиновники поспешили пояснить, что запрет на въезд — это временная мера, и что Москва продолжит выдавать гражданам Китая деловые и транзитные визы. Что касается информации о том, что китайские граждане сталкиваются с дискриминацией в связи с принимаемыми властями России карантинными мерами, представители посольства Китая назвали ее «слухами». Это резко контрастирует с реакцией Китая на меры, принятые в Соединенных Штатах и Японии.

В прошлом году объемы двусторонней торговли между Россией и Китаем достигли рекордных 110 миллиардов долларов. Поскольку Китай стал главным торговым партнером России, закрытие границы и запрет на въезд, несомненно, нанесет ущерб экономическим связям между этими двумя странами. По данным Федеральной таможенной службы России, за первые полтора месяца 2020 года объем российского экспорта в Китай уменьшился на 30%. Непосредственные экономические последствия рестриктивных мер, введенных Россией, будут ограниченными. Однако замедление темпов роста китайской экономики может вызвать снижение спроса на российские углеводороды.

Введенный Россией запрет на въезд китайских граждан нанес сокрушительный удар по туристической индустрии. По данным Ассоциации туроператоров России, туристическая индустрия потеряет 2,8 миллиарда рублей (38 миллионов долларов) за два месяца и 30 миллиардов рублей (403 миллиона долларов), если этот запрет не будет снят до начала лета. В прошлом году Россию посетили 1,5 миллиона китайских туристов.

Эпидемия коронавируса в Китае может разрушить планы Путина на реализацию его программы национальных проектов. Эта рассчитанная на шесть лет программа предполагает 400 миллиардов долларов инвестиций, которые должны оживить российскую экономику и придать легитимность правлению Путина после 2024 года. Недавно начавшаяся ценовая война на нефтяном рынке еще больше омрачила перспективы экономического роста России.

Что касается долгосрочных перспектив, введенные Россией ограничительные меры являются временными, и они не смогут раскачать лодку российско-китайского партнерства, пока Соединенные Штаты остаются их общим врагом. Учитывая негативное воздействие коронавируса на российскую экономику, Москва может еще больше сблизиться с Китаем, чтобы обеспечить себе экономический подъем. В конечном счете российская и китайская машины пропаганды сделают свое дело и убедят народы и дальше поддерживать своих лидеров. На смену разрекламированному братству приходит прагматичная политика.

Ка-Хо Вонг — младший научный сотрудник Университета образования Гонконга (Education University of Hong Kong). Он получил степень магистра в Московском государственном институте международных отношений. Он специализируется на российско-китайских отношениях и политике России в Азии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.