Инициатива «Единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока» подразумевает выработку общих стандартов и мер по облегчению торговли.

В инициативе «Единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока» объединились около ста компаний и институтов из восьми стран, в том числе и российская Торгово-промышленная палата (ТПП), которая в этом году организовала конференцию группы.

На конференции Эрнесто Ферленги (Ernesto Ferlenghi), президент Ассоциации итальянских промышленников в России (Confindustria Russia), указал находящимся под угрозой эпидемии коронавируса экономикам Европы на «многообещающий 183-миллионный рынок». Для этого, по его словам, ЕС и Евразийский экономический союз (ЕАЭС), состоящий из России, Белоруссии, Армении, Казахстана и Киргизии и имеющий общий ВВП в размере почти двух триллионов долларов, — два этих межгосударственных объединения должны договориться об общих правилах и стандартах для товаров и услуг. По его мнению, это шанс, который нельзя игнорировать.

Старая идея Шарля де Голля

Соотечественник Ферленги, намного более знаменитый итальянец Маттео Сальвини (Matteo Salvini), бывший министр внутренних дел Италии, в прошлом году даже заявил, что «идея о вступлении в ЕС» России, «честно говоря», нравится ему больше, чем идея принять туда Турцию. По словам Сальвини, «Россия значительно ближе нашей истории, нашей культуре, нашей экономике и нашим традициям, чем Турция», которая с населением в 80 миллионов человек имеет на 65 миллионов жителей меньше, чем Россия, и с которой с 2005 года ведутся переговоры о вступлении.

Тем самым Сальвини обратился к старой идее Шарля де Голля (Charles de Gaulles). Ставший впоследствии французским президентом де Голль еще в 1935 году приветствовал пакт между Францией и Советским Союзом, считая, что это приведет к ограничению мощи Берлина. В 1944 году он выдвинул идею Европы, в которую входит и Россия, в своей книге «На пути к профессиональной армии» (Vers l'Armée de Métier).

Став президентом Франции, де Голль, по мнению историка Кнута Линзеля (Knut Linsel), преследовал цель создания некоего европейского экономического сообщества без участия Британии и без отказа стран-членов этой организации от национального суверенитета. К любому ограничению суверенитета Франции де Голль относился так же «нетерпимо, как и к военной интеграции в рамках НАТО». При нем Франция частично вышла из НАТО, покинув военную составляющую этого блока (Николя Саркози 43 года спустя отозвал это решение де Голля). Когда в 1966 году де Голль приехал с визитом в Советский Союз, там он также говорил о своем видении Европы, в которую входят и русские.

Препятствие — конфликт на Украине

Об этой идее говорил и российский президент Владимир Путин в 2001 году, предложив во время выступления в немецком бундестаге создать общую для Европы и России зону свободной торговли. И хотя это предложение он повторил в 2010 году в статье для газеты Süddeutsche Zeitung, оно осталось в Берлине и Брюсселе без особого внимания.

С точки зрения бывшего шефа российского представительства компании «Сименс» Дитриха Мёллера (Dietrich Möller) причина этого кроется, в том числе, и в «проблемах на востоке Украины и в крымском вопросе». По его словам, в то время как эта идея на уровне компаний и институтов вызывает определенный интерес, политики блокируют ее продвижение, ссылаясь на проблемы с Украиной. Канцлер Германии Ангела Меркель в начале 2015 года на экономическом форуме в швейцарском Давосе открыто об этом заявила.

Происходят ли какое-то сдвиги в украинском вопросе, станет ясно, вероятно, в апреле, когда состоится следующая встреча в нормандском формате между главами государств России, Украины, Германии и Франции. В интервью британской газете «Гардиан» 6 марта украинский президент Владимир Зеленский заявил, что в случае, если на встрече не будет достигнут тот результат, на который он рассчитывает, он «изменит формат и выберет другую стратегию».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.