Ось между Китаем Си Цзиньпина и Россией Владимира Путина кажется одним из главных геополитических событий столетия. В борьбе против глобального влияния Америки Китай и Россия — друзья не разлей вода, а их уровень сотрудничества называют «революционным», «невиданным» и «без пяти минут альянсом». Из-за колоссальной экономической, политической и военной мощи Китая аналитики обычно считают его ведущим в этой паре, а Россию — младшим партнером. Но нынешние события могут ослабить Си и Китай и поставить во главе партнерства путинскую Россию.

Еще до вспышки коронавируса в Ухане Си Цзиньпин испытывал острое давление со всех сторон: его усиливающаяся власть над Гонконгом подтолкнула регион к открытому бунту, подавить который он не в силах; его нападки на права китайских мусульман вызвали гнев европейцев и американцев; африканская чума свиней уничтожила две трети поголовья важнейшего мясного животного страны и повлекла за собой резкий рост цен; его попытки принудить Тайвань к повиновению привели к убедительной победе президента Цай Инвэнь на платформе прямой конфронтации; и, наконец, его пренебрежение международным торговым правом и неспособность сладить с президентом США Дональдом Трампом побудило крупнейшего клиента Китая развернуть войну пошлин, которая больно ударила по китайской экономике.

Все это давит на Си самым серьезным образом. Но все эти вызовы меркнут по сравнению с новым штаммом коронавируса, вспыхнувшим в центральном Китае в конце прошлого года.

По официальным правительственным данным, по состоянию на полдень понедельника уханьский коронавирус 2019-nCoV заразил около 70 000 человек по всей стране и убил более 1 700 человек. Копятся доказательства, что истинные масштабы этой болезни Коммунистическая партия Китая (КПК) значительно преуменьшает. Например, все семь крематориев Уханя в последние недели работают по 24 часа в сутки, семь дней в неделю, — гораздо дольше, чем нужно для утилизации заявленного количества тел. По данным исследования из уважаемого журнала «Ланцет» (The Lancet) КПК занижает цифры на порядок.

Каков бы ни был истинный охват эпидемии, экономический ущерб оказался глубок: тысячи китайских заводов закрылись либо отправились после китайского Нового года на незапланированные каникулы. С середины января активность китайских портов упала на 20%. Две трети всей экономики простаивает, в том числе свыше 80% производства.

Журнал «Экономист» (The Economist) снизил прогноз ВВП Китая на 2020 год на полпроцента до 5,4%. Эта величина может показаться не очень важной, но в прошлом году забили тревогу, когда рост китайского ВВП замедлился до 6%, самого низкого уровня за последние 30 лет. Да и показатель 5,4% исходит из оптимистического сценария, что вспышка вируса будет подавлена к концу марта, — а это тот еще вопрос.

Неписаный контракт Си Цзиньпина с 1,4 миллиардами граждан Китая гласит: они дают ему политический карт-бланш, а он отплачивает им процветанием и превращает Китай в сверхдержаву. Но сейчас рост замедляется, а отчаянная нужда, напротив, ширится — особенно среди 50 миллионов жителей районов, попавших под карантин. Жители провинции Хубэй, где закрыли большинство заводов, рискуя жизнью, переплывают реку Ханьцзян. Она отделяет их от города Сяогань — там нет карантина, и они надеются заработать немного юаней, чтобы прокормить свои семьи.

Здесь царит подлинное отчаяние и страдание. И многие китайцы понимают, что отчасти виной тому сосредоточенность Си на самосохранении и стремлении спасти лицо любой ценой.

КПК арестовывает журналистов, освещавших эту тему, хватает граждан, публикующих в интернете данные об истинном охвате эпидемии, и прислала в Ухань старшего медицинского эксперта из Пекина объявить публично, что вирус «будет остановлен». В итоге присланный эксперт заразился сам, став символом некомпетентности и нечестности КПК.

Самый вопиющий случай — когда в первые дни эпидемии вместо того, чтобы предоставить платформу медицинским экспертам из Уханя, вроде доктора Ли Вэньляна, — с целью предупредить страну, — КПК заставила их замолчать. Когда Ли опубликовал в китайском аналоге «Твиттера» «Вэйбо» предупреждение о странной новой болезни, похожей на пневмонию, но не поддающейся консервативному лечению, в его дверь постучали чиновники и заставили 33-летнего отца двоих детей подписать признание, что его заявление якобы «ложно» и «серьезно нарушило общественный порядок». Аналогичные признания пришлось подписать по меньшей мере семерым другим врачам, забившим тревогу.

Но предупреждения сбылись. Доктор Ли скончался от болезни 7 февраля. Его смерть повергла Китай в шок, и в «Вэйбо» и других социальных сетях посыпались гневные тирады против правительства. Лозунг «мы требуем свободы слова» стал хэштегом часа, и даже пресловутые китайские орды онлайн-цензоров ничего не смогли поделать.

На фоне таких событий все больше китайцев видят, что для Си и КПК собственное выживание гораздо важнее жизней простых людей. И общественное доверие к КПК пошатнулось.

Газета «Файнэншл таймс» (The Financial Times) 10 февраля напомнила, что в ранней истории Китая вспышки болезней, вторжения врагов и внутренние восстания против императора считались «зловещими предзнаменования», — лидер терял «небесное предопределение», и считалось, что конец его династии близок. «Считалось, что небеса разгневаны, — писала газета, — и право народа на бунт по сути своей гарантировано». И такие восстания не раз заканчивались революцией.

Но еще опаснее, чем потерять веру широких масс, для Си — утратить доверие партийной номенклатуры этажом ниже. Маловероятно, писал Джордж Фридман (George Friedman) в журнале «Геополитикал фьючерс» (Geopolitical Futures) 4 февраля, что все эти люди продолжают незыблемо верить своему президенту, видя, как проблемы Китая множатся. «В Центральном Комитете сторонников Си, разумеется, хоть отбавляй, — писал он, — но сложившаяся ситуация не может не беспокоить и не будоражить амбиции». Рассчитывать, что однопартийцы Си по КПК «довольны» тем, как он решает различные кризисы, не приходится, писал Фридман.

Возможно, вспышка коронавируса в Ухане вскоре будет погашена, китайская экономика восстановится, и Си возложит львиную долю вины на подчиненных. Но даже в лучшем случае сухим из воды он не выйдет.

Это важно, потому что редакция «Трампет» давно пророчит снижение мощи Си на фоне его российского собрата. Главный редактор «Трампет» Джеральд Флурри (Gerald Flurry) увидел во Владимире Путина человека, который возглавит азиатскую державу последнего времени, которую в библейском пророчестве называют «царями от восхода солнечного» (Откровение 16:12) в которой будет 200 миллионов солдат («две тьмы тем», Откровение 9:16).

В своей книге «Предсказанный Князь Российский» Флурри отмечает, что властители этого азиатского блока описаны еще в Книге пророка Иезекиили 38:2: возглавит его «князь Роша, Мешеха и Тувала». Мешех и Тувал, пояснил он, — прежние названия современных русских городов, а Рош — это разновидность древнего имени России.

В той же строфе частью силового блока упоминается «земля Магог» — это современный Китай. Но ясно, что бразды правления будут не у китайского князя, а у русского. «За Владимиром Путиным надо следить внимательно, — пишет Флурри. — Я верю, что ему почти наверняка суждено стать „князем Роша", написать о котором пророка Иезекииля Бог вдохновил почти 2 500 лет назад!».

Путь, которым пойдет уханьский коронавирус, определит, как скоро и насколько ослабнет мощь Си Цзиньпина и Китая. Между тем, России эта болезнь практически не коснулась, а Путин только что разработал план, призванный позволить ему управлять Россией пожизненно, — причем ее влияние на соседние страны продолжает расти. Баланс сил по оси Россия — Китай смещается.

Чтобы больше узнать о блоке «царей Востока», который собирается под началом России, закажите бесплатный экземпляр книги «Предсказанный Князь Российский».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.