Во время отправления религиозного обряда вместе с владыкой Русской православной церкви с Украины (так в тексте. Вероятно, речь идет о УПЦ МП, прим. ред.) Виктором митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий призвал власти Черногории «не идти на преступления, совершенные на Украине». Он имел в виду, что после создания самостоятельной автокефальной Православной церкви Украины у единственной канонической украинской церкви Московского патриархата отнимают храмы. В проповеди Амфилохий пожелал, чтобы народ Черногории сверг власть, которая «принимает безбожные законы и отнимает церкви», так же, как на Украине от власти отстранили президента Петра Порошенко, «который начал гонения на церковь Божью во имя создания своей».

На первый взгляд кажется невозможным, что Амфилохий своими молитвами расшатывает власть президента Мило Джукановича. Правда, в отличие от Украины, все перипетии, которые творились в 90-х на территории бывшей Югославии, идут нынешней черногорской власти только на пользу. Характерная модель «бревенчатой сербской идеи» (отсылка к Революции бревен — прим. перев.) еще больше эмансипировала шесть новых государств на Западных Балканах. Вероятно поэтому, Джуканович решил накануне года выборов принять закон о свободе вероисповедания, поскольку точно предвидел, как отреагируют черногорская оппозиция, Сербская православная церковь и Сербия, живущая под прогрессивно-социалистическим правительством.

Трудно не согласиться с тем, что этот закон — очень смелый политический шаг и, можно даже сказать, провокационный и во многом рискованный для Джукановича. Это подтверждается тем, что в середине января в Черногорию приехала первая специальная «антигибридная» команда Союза по поддержке НАТО, чтобы укрепить обороноспособность Черногории перед лицом русской гибридной агрессии. Решение НАТО совершенно логично и продуманно, учитывая, что российские агенты, то есть Россия, планировали во время прошлых выборов в 2016 году спровоцировать беспорядки, которые привели бы к государственному перевороту и помешали бы вступлению Черногории в Североатлантический альянс.

В распоряжении Москвы — вся Сербия

В прошлый раз российские спецслужбы оплошали и не сумели сами нанести удар по черногорскому руководству. Теперь они, вероятно, попытаются сменить власть руками народа, а точнее разочарованных верующих. Кстати, о духовном подтексте черногорского кризиса заявили в Министерстве иностранных дел РФ после принятия закона о свободе вероисповедания. «Единство и сплоченность православного мира, сохранение его вековых устоев являются залогом обеспечения нормального развития общества», — заявлено в комментарии МИДа России, в котором также подчеркивается, что этот вопрос нужно рассматривать на международном уровне.

Судя по реакции на закон о свободе вероисповедания и по действиям правительства Сербии, а также подконтрольных сербской власти СМИ, Сербской православной церкви и значительной части оппозиции, России не нужна никакая военная база в Нише, поскольку в ее распоряжении — вся Сербия. За попытку государственного переворота в 2016 году осудили восьмерых граждан Сербии, среди которых отставной генерал сербской полиции Братислав Дикич. Двоих осужденных ультраправых фигурантов Белград выдать Подгорице отказался.

Объявив референдум о Брексите, британский премьер Дэвид Кэмерон тоже пошел на крайне рискованный политический шаг, который, как тогда казалось, ни к чему реальному не приведет и не спровоцирует серьезный кризис не только в Великобритании, но и на всем европейском континенте. Гибридные операции русских заметны и тут… Заявления президента США Дональда Трампа о Черногории, НАТО и Третьей мировой войне были нелепыми, но, скорее всего, в них отразилась его поверхностная и расплывчатая интерпретация тех серьезных оценок спецслужб, к которым Трамп имеет доступ.

Аналогичные русские империалистические методы

Возрождение великосербской идеи сейчас на руку черногорскому президенту, так как оно возвращает в его лагерь оппонентов, критиков и пассивных избирателей. И тем не менее факт в том, что закон о свободе вероисповедания спровоцировал в регионе, пожалуй, глубочайший кризис со времен провозглашения независимости Косово. Сейчас Черногория является наиболее уязвимой страной НАТО с точки зрения политики и безопасности. Порошенко томос от Вселенского патриарха и создание автокефальной Украинской православной церкви на выборах не помогли. Народ выступил против украинских олигархов, коррупции и двуличия власти в войне на Донбассе.

На такой же исход в Черногории рассчитывает и Амфилохий, который сейчас фактически является самой сильной оппозиционной фигурой в стране. Москва приложила большие усилия, чтобы сорвать украинскую евроинтеграцию и испортить отношения Киева с Западом. Лучшим результатом в этой гибридной войне стала победа на выборах приемлемой для Владимира Путина политической марионетки — президента Владимира Зеленского. Для Москвы приоритетом в Юго-Восточной Европе остается препятствовать бывшим социалистическим республикам во вступлении в НАТО и мешать расширению альянса. И не только дипломатическими комментариями, но и активными действиями.

Из-за этого на Украине вот уже шестой год ведется вялотекущая война, а Грузия после войны с Россией лишилась больших территорий. Прибалтийские республики и Польша потребовали дополнительных гарантий безопасности и конкретных мер по борьбе с российскими гибридными операциями. Кибер-команды НАТО готовы защитить своего самого молодого члена, но сейчас уже совершенно очевидно, что Россия ведет свою гибридную войну в Черногории альтернативными империалистическими методами, в том числе с помощью православия.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.