Вчера вечером у берегов Хельгеланна стартовали новые российские учения. Пусть они проходят далеко от берега и в международных водах, однако стрельбы на севере Россия проводит уже третий раз менее чем за год.

По словам норвежских военных, русские редко забираются так далеко на юг.

Профессор Тормуд Хейер (Tormod Heier), подполковник и научный сотрудник Норвежского института обороны, считает, что причина отчасти в том, что Норвегия урезала собственные вооруженные силы.

«Это прямое следствие норвежской политики начиная с 2000-х, — говорит Хейер. — Национальную оборону, по сути, уже давно пытаются заменить этаким экспедиционным корпусом, преимущественно для операций за границей».

«Но вот возвращаетесь вы потом домой и видите, что прежнего оборонного потенциала у вас нет. Вот и приходится основные задачи отдавать на откуп США», — продолжает он.

Отсутствие вместо присутствия

Хейер считает, что Норвегия не может самостоятельно обеспечить достаточное присутствие в своих морских районах. Вот пример: американские самолеты-разведчики работают с аэродрома Андёйя. Когда Норвегия подпускает американцев ближе, Россия отвечает.

«Русские боятся не Норвегии, а того, что США сделают из нее плацдарм для операций против них», — объясняет Хейер.

Русские проводит учения все ближе к нашим рубежам, потому что беспокоятся за безопасность своих ядерных сил, считает профессор.

На Кольском полуострове, поблизости от норвежской границы, находятся несколько баз с атомными подводными лодками. Это одна из ключевых частей российских вооруженных сил.

Норвегия втягивается в соперничество сверхдержав

С норвежской стороны за учениями внимательно следят, заверил представитель оперативного штаба Вооруженных сил Брюньяр Стурдал (Brynjar Stordal).

Участвующие в учениях корабли движутся из Черного моря домой, на базы на Кольском. Морские учения во время переброски — обычное дело.

«Это не масштабные учения, но на север идут несколько относительно больших кораблей. Какие они предпримут действия, и будут ли они что-то делать вообще, пока не известно», — говорит Стурдал.

Когда Россия проводила аналогичные стрельбы в апреле прошлого года, к западу от Лофотенских островов были выпущены две ракеты.

Во время августовских учений — вопреки заявкам — не было выпущено ни ракет, ни торпед. Однако вооруженные силы заранее назвали учения крупнейшими за последние десятилетия.

Хейер считает, что нынешние учения вписываются в общую картину. Речь идет о контроле над Норвежским морем.

Для России эти районы важны, поскольку ей надо защищать атомные подводные лодки, которые базируются на Кольском полуострове. Соединенным Штатам эти же районы нужны на случай кризиса. Тогда американцам придется быстро и бесперебойно отправлять подкрепления через Атлантику в Норвегию и остальную Западную Европу.

Поводов для беспокойства нет

Ответственность за безопасность во время учений несут русские. Район предполагаемых стрельб расположен далеко от берега, но зато рядом с норвежскими нефтяными установками, сообщают вооруженные силы.

«Ранее случалось, что из-за учений несколько менялся график полетов вертолетов. Но в принципе мы исходим из того, что учения и вертолеты друг другу не мешают. Расстояние достаточное, и опасности возникнуть не должно», — говорит Стурдал.

Переживать из-за российских учений норвежцам не стоит, успокаивает Хейер.

В военном отношении Россия Западу уступает — и к тому же никогда не пойдет войной на Норвегию первой. Наконец, мы живем в одном из самых мирных и защищенных районов мира.

«У России и Норвегии немало общих интересов в поддержании существующего порядка в северных регионах. Учения следует рассматривать как своего рода политический сигнал. Путин как бы говорит Эрне Сульберг (премьер-министру Норвегии — прим. перев.), что ему не нравится, что Норвегия и НАТО подступают чересчур близко к его границам».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.