Поскольку в стране начинает третий в ее истории судебный процесс по делу об импичменте президента, этот момент во многом особый, но по-настоящему особенным для меня является вот что: никогда до сих пор мы не противостояли президенту, который врет как дышит, и за которым стоит политическая партия и целая телевизионная экосистема, способная и жаждущая создавать альтернативную когнитивную вселенную, распространяющую ложь в неограниченных масштабах.

Это разочаровывает, дезориентирует и выматывает.

Как может правда — то, что Дональд Трамп за счет налогоплательщиков пытался заставить президента Украины очернить репутацию Джо Байдена, его [Трампа] политического противника — разбить это уникальное трио: бесстыжего президента, поддерживаемого бесхребетной партией и усиленного бессовестной телесетью?

Есть только один путь: не усложнять.

Демократам просто необходимо продолжать повторять один и тот же вопрос: «Почему невиновный человек и присяжные, заинтересованные в правде, не хотят получить всех доказательств и выслушать всех свидетелей? Разве вы бы не хотели, если бы были невиновным?»

На самом деле в такие моменты, как этот, я всегда возвращаюсь назад к тому, что считаю одним из самых полезных политологических эссе. Это речь 2012 года Эндрю Дж. Холдейна (Andrew Haldane), ведущего экономиста Банка Англии, на экономическом симпозиуме в Джексон-Холле (штат Вайоминг). Она называлась «Собака и фрисби», и там речь шла о том, как банкиры и регуляторы должны думать об управлении после финансового кризиса 2008 года.

Холдейн начал с глубокого философского вопроса, над которым мы все должны время от времени задумываться: почему собаки с большей ловкостью ловят фрисби (летающий диск в виде пластиковой тарелки — прим. ред.), чем люди?

«Поймать фрисби трудно, — начал Холдейн. — Для успеха необходимо, чтобы ловец учитывал сложную совокупность физических и атмосферных факторов, включая скорость ветра и вращения фрисби. Если какой-нибудь физик попробовал бы написать о ловле фрисби как о проблеме оптимального управления, ему понадобилось бы понять и применить закон гравитации Ньютона. И несмотря на всю сложность, фрисби все же часто удается поймать… Это задача, которую может освоить каждая среднестатистическая собака. На самом же деле некоторые представители таких пород собак как бордер-колли, ловят фрисби лучше, чем люди».

«Так в чем секрет успеха этих собак? Ответ, как и во многих других вопросах комплексного принятия решений, прост, — сказал он. — Он заключается в том, чтобы не усложнять. Исследования показали, что собака при ловле фрисби придерживается простого правила: она бежит со скоростью, при которой угол взгляда на фрисби остается примерно одинаковым».

Холдейн объяснил: чтобы совладать с финансовым кризисом, необходимо придерживаться такого же подхода. Не усложняйте, не душите рынки слишком большим количеством комплексов мер, поймите, что иногда «меньше может быть больше».

То же и с импичментом. Демократам следует не усложнять. Цель на этом суде — не убедить Сенат. Это просто невозможно сделать с республиканцами, которых президент запугал с помощью шумовой машины во главе с Fox News.

Максимум, чего можно добиться, а это на самом деле много — это донести до колеблющихся избирателей — не определившихся, женщин из пригорода и умеренных республиканцев, проголосовавших на промежуточных выборах 2018 года в Палату представителей за демократов — насколько этот президент готов ставить себя выше закона. А кроме того, и то, что еще четыре года его президентства, когда его больше не будет «сдерживать» потребность в переизбрании, станут катастрофическими для единства нашей страны, тех институтов и норм, которые сохраняются с 1776 года.

Я убежден, что американцев, которые переживают за единство страны и ее институты, которые этот президент разрывает на части, больше, чем это себе представляет Трамп. Это ключевая причина, по которой его рейтинги одобрения существенно не меняются, в то время как наши фондовые рынки стремительно растут. Я также считаю, что команда Трампа переоценила то, насколько легко будет скрыть наиболее важные показания и свидетелей сейчас, когда начался процесс импичмента, и многие американцы впервые начинают следить за этой темой.

И раз они уже следят, то вариации этого простого вопроса — «Почему невиновный человек и присяжные, заинтересованные в правде, не хотят получить всех доказательств и выслушать всех свидетелей? Разве вы бы не хотели, если бы были невиновным?» — обретут еще большую силу.

Сенаторы-республиканцы имели возможность избегать этого вопроса месяцами, пока дело рассматривалось в Палате представителей, но дальше так продолжаться не могло. И вы уже можете увидеть, как им [республиканцам] стало некомфортно от этого — так, что сенатор Марта Максалли (Martha Elizabeth McSally) буквально сбежала и набросилась на репортера CNN, когда тот спросил ее, должен ли Сенат рассмотреть новые доказательства в рамках судебного процесса по импичменту. У Максалли была причина убегать.

В понедельник вечером CNN опубликовала исследование, в ходе которого выяснилось, что 69% американцев хотят, чтобы Сенат выслушал новых свидетелей, в то время как 29% этого не хотят.

Демократам до сих пор необходимо выставить убедительного кандидата против Трампа. И промежуточные выборы показали, что коалиция из колеблющихся, умеренных республиканцев и женщин из пригорода больше не поддерживают Трампа.

В 2016 году им не нравилась Хиллари Клинтон и они были готовы дать шанс Трампу, говоря себе: «Да что плохого может случиться — в любом случае у нас есть конституция, которая нас защищает. Потом они увидели, сколько действительно плохого может произойти, и что конституция, оказавшаяся в руках Трампа, не может их защитить. Демократы, которые в 2018 году вели кампанию в колеблющихся регионах, также не усложняли, сосредоточившись на попытках Трампа уничтожить Obamacare (реформа здравоохранения в США — прим. ред.).

Этот судебный процесс по делу об импичменте — еще одна возможность показать колеблющимся избирателям, сколько же действительно плохого может произойти, если постоянно не задавать вопрос, почему бы невиновному президенту так неистово препятствовать тому, чтобы показания дали люди вроде его бывшего советника по национальной безопасности Джона Болтона, а также нынешнего руководителя его аппарата Мика Малвейни (Michael «Mick» Mulvaney) и госсекретаря Майка Помпео.

Все это выглядит как банановая республика. Как конец распределения полномочий. Как «я выше всякого закона».

Повторюсь, это может и не изменить выводы суда. И все это поразит некоторых простых, добросовестных американцев, показав им, как все это неправильно, и дав им еще одну причину — для себя, своих друзей и их семей — отвернуться от Трампа на президентских выборах. Многие эксперты считают, что если на следующих выборах речь пойдет о Трампе, а не о демократе, то тот сможет совершить реальный подъем вверх. И чтобы этого не произошло, вы увидите, как шумовая машина превратится в ядерную, будут вырваны все предохранители, а воздух и интернет заполниться дезинформацией.

Поэтому продолжайте прорываться сквозь все это, задавая простой вопрос: «Почему невиновный человек и присяжные, заинтересованные в правде, не хотят получить всех доказательств и выслушать всех свидетелей? Разве вы бы не хотели, если бы были невиновным?» Повторяйте и повторяйте. Не надо усложнять. Просто ловите фрисби.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.