Это была одна из холодных и темных иерусалимских ночей. Кабинет премьер-министра был пуст. Там были только премьер-министр Биньямин Нетаньяху и глава Совета национальной безопасности (СНБ) Меир Бен-Шабат. На столе стоял кипящий котел. «Грибной суп?» — спросил глава СНБ, в надежде на что-нибудь горяченькое. «В некотором смысле», — ответил премьер-министр, размешивая горячую жидкость большой деревянной ложкой.

Из дыма от горшка начала вырисовываться фигура старика с длинной бородой. «Пророк Илия?» — удивленно спросил Бен-Шабат. «Ты так думаешь?» — ответил старик. «Перед тобой Александр Невский, великий князь киевский. Я умер уже почти 800 лет назад. Зачем вы меня потревожили?» «Простите, — вмешался Нетаньяху, — но вас ранее уже вызывал Путин. Несколько лет назад он вновь учредил награду — орден Александра Невского — и наградил им своего друга, председателя Государственной думы Федерального собрания Бориса Грызлова (председатель Государственной думы Российской Федерации IV и V созывов, 2003—2011 — прим. ред.). «Ладно, — ответил князь, — так чего вы хотите от меня?» Нетаньяху посмотрел на синюю папку, лежащую на столе, с надписью «Что можно преподнести Путину в качестве подарка, чтобы вернуть Нааму Иссахар сейчас или за неделю до выборов?»

В Совете национальной безопасности целыми днями работали над поиском возможных вариантов, но список был до боли коротким. Сирия? В данный момент не рассматривается. Иран? Тоже нет. Поговорить с Трампом, чтобы он снял санкции с России? Он умрет, но не позволит. Объявить Тель-Авив городом-побратимом одного из городов Крыма? Европейцы нам голову снесут. Остановить планы по прокладыванию маршрута для скоростного трамвая около Горненского православного монастыря в Эйн-Кереме? Важно, но недостаточно серьезно. Передать русским Сергиевское подворье? Уже отдали.

И вдруг, как вспышка молнии, появилась мысль – Александровское подворье!? Вот, хорошая идея! Подворье является частью христианского квартала в Старом городе. Церковь святого Александра Невского и подворье находятся в непосредственной близости к храму Гроба Господня. Удивительное место. Проблемное для Аллаха, но просто великолепное. Путин будет в восторге.

Мы могли бы продолжить шутить по этому поводу, но на прошлой неделе просочились данные о том, что для Путина сделка о возвращении домой Наамы Иссахар является платой за передачу русским Александровского подворья, однако все это может иметь другое объяснение. Эта ситуация могла бы напоминать средневековую сделку, когда за возращение похищенной принцессы или плененного короля дают замки, владения и церкви. Если покопаться в исторической памяти, сложно найти современный политический аналог такому обмену.

«Так и есть, — признает высокопоставленный представитель министерства иностранных дел. — Поэтому мы изначально не хотели заключать сделку формата. Наама в обмен на что-то“«. Здесь не могло быть quid pro quo (услуга за услугу – прим. ред.), потому что тогда мы бы уже занимались чем-то схожим с торговлей людьми. А нам в принципе не нравится идея, что кто-то будет торговать гражданами Израиля».

С высокопоставленным чиновником нельзя не согласиться. Недопустимо вступать на территорию, напоминающую торговлю людьми. Но как бы ни преподносилась эта история, по-другому ее воспринимать невозможно: именно так было изначально. В течение четырех лет Израиль держал в заключении российского хакера Алексея Буркова. Русские очень хотели вернуть его на родину как раз до того, как его экстрадируют в США и он выдаст все, что знает о темных связях российской разведки с международной киберпреступностью.

Когда русским стало ясно, что им не с кем и не с чем работать в переговорах с Израилем, они перешли к менее распространенным практикам. Наама Иссахар, молодая девушка, до этого не привлекавшаяся к ответственности, которую действительно задержали с несколькими граммами гашиша, стала для них возможностью на равных заговорить с Израилем. В конце концов, они уже кое-что знают о Гиладе Шалите (солдат Армии обороны Израиля, похищенный в июне 2006 года с территории Израиля террористическими организациями и удерживавшийся в качестве заложника движением ХАМАС — прим. редакции ИноСМИ) и об израильском менталитете. У них были веские основания полагать, что такой подход сработает и в этом случае. Но когда русские поняли, что их мафиозное мышление не работает, альтернативой стала угроза тюремного заключения на 7,5 лет. И вот тогда израильтянам пришлось попотеть.

«Итак, — сообщает чиновник, — идея заключалась в том, что не будет никакой сделки по формату „Наама в обмен на что-то“, а будет своего рода перезагрузка наших отношений с Россией по целому ряду вопросов, а вопрос Наамы – это всего лишь один из них. Не секрет, что после длительного периода теплых и доверительных отношений между нами и Кремлем, за последний год они ухудшились. Теплая атмосфера исчезла. Сначала сбитый российский разведывательный самолет и атаки из воздушного пространства Сирии, потом — экстрадиция Буркова в США. В России были недовольны тем, что Израиль постоянно что-то просит, но ничего не дает взамен, и отказывались понять, что правительство Израиля не могло вмешаться в процесс экстрадиции Буркова. Они просто были не в состоянии понять и поэтому злились.

«Кроме того, — добавляет источник, — существовал длинный список вопросов, очень важных для Кремля и лично для Путина, связанных с просьбой России урегулировать статус Русской православной церкви в Израиле и в Иерусалиме, в частности».

Политическое преступление

Именно здесь на сцене появляется Александровское подворье. Одно из самых красивых и в нынешних условиях играющих особую роль мест в христианском квартале Старого города. Подворье включает в себя домовую церковь и важные археологические памятники. Церковь, названная в честь Александра Невского, князя XIII века, была построена на земле, приобретенной царским правительством у Османской империи в 1857 году. Однако после раскола русской церкви в результате Октябрьской революции 1917 года, вопрос о владении подворьем РПЦ, объявившей о лояльности большевикам, или отделившейся РПЦЗ, стал очень сложным. После распада Советского Союза между двумя церквями произошло сближение, и в 2007 году был подписан акт о каноническом общении между Русской православной церковью за рубежом, находящейся в Нью-Йорке, и Русской православной церковью в Москве.

Но когда речь заходит о Иерусалиме, ничто не бывает простым. Внутри РПЦЗ тоже произошел раскол, в результате чего выделилось Православное палестинское общество на Святой Земле, находящееся в Германии. Причем претензии этой организации на имущество в Иерусалиме не ясны. Словом, хотя вопрос, казалось бы, решен, на деле все гораздо сложнее.

В настоящее время за комплекс борются две организации. Первое — это Православное палестинское общество на Святой Земле. Его возглавляет Николай Воронцов-Гофман, гражданин Германии. Ему противостоит Императорское православное палестинское общество под руководством бывшего премьер-министра России Сергея Степашина, приближенный Путина. Степашин занимается всем, что связано с российской собственностью в Израиле, в том числе Александровским подворьем.

«Суть в том, — говорит высокопоставленный источник, — что российские чиновники занимаются этим вопросом в течение последних десяти лет. И как только Православное палестинское общество в Германии предъявило свои права на Александровское подворье, российский патриарх подал заявку записать всю собственность на имя РПЦ. Казалось бы, простая процедура, но министерство юстиции годами затягивало процесс. В результате раздражение русских только росло, а их терпение иссякало.У важности этого вопроса для России есть свои причины. Связь между Кремлем и Русской православной церковью является краеугольным камнем путинского режима. Для политики Кремля на Ближнем Востоке (а также для Владимира Путина лично) важное значение имеют как растущее влияние церкви на внутриполитической арене России, так и путинское видение восстановления международного авторитета России. Стремление вернуться в эпоху имперского блеска подразумевает усиление российского присутствия в Иерусалиме.Чтобы добиться получения подворья, русские действовали последовательно и жестко. В свое время Путину удалось найти подход к премьер-министру Ариэлю Шарону, который пообещал Путину желанный комплекс в обмен на прекращение поставок в Сирию ракет «Яхонт». Премьеру Эхуду Ольмерту Путин пригрозил отменить свой государственный визит за 24 часа до его начала, если тот не подпишет необходимые документы. Теперь пришел черед Нетаньяху, и момент будет особенным — мы ведь знаем, какая особенная химия между этими двумя лидерами.Но дело Наамы Иссахар выявило темную сторону отношений: неважно, насколько хороши личные отношения между лидерами, попытка русских связать судьбу российского хакера с арестом Наамы Иссахар была политическим преступлением. Преступление, которое в итоге не оправдало себя, так как Бурков был экстрадирован в США. Опасения русских, что Бурков скоро заговорит, только усиливаются, ведь еще на прошлой неделе адвокат Буркова сообщил, что его клиент сознался в нескольких предъявляемых ему обвинениях. Из этого можно сделать вывод, что Бурков пошел на какую-то сделку с американцами и что скоро он начнет делиться своими ценным данным.

Медиа-фасад

Между тем и Путин, и Нетаньяху продолжают буквально из воздуха создавать себе политические очки, а ирония бьет все рекорды. Одним из них стало сообщение о том, что милосердный и всезнающий Путин встретиться с Яффой, матерью Наамы Иссахар. В среду за день до прибытия «босса» также был подписан ряд соглашений с Россией.Министр охраны окружающей среды Зеэв Элькин, который в последние месяцы возглавлял межведомственный комитет, координировавший решение всех вопросов, связанных с Россией, провел предварительную встречу с высокопоставленной российской делегацией, в которую вошел посол России в Израиле и ряд заместителей российских министров: замминистра иностранных дел, замминистра экономразвития, замминистра образования, замминистра труда и социальной защиты, заместитель руководителя Пенсионного фонда России и заместитель руководителя Федеральной таможенной службы. Также были подписаны два соглашения: соглашение об усыновлении, которое, как ожидается, вызовет большое внимание, и протокол о сотрудничестве между двумя министерствами иностранных дел. Соглашение об усыновлении, регулирующее вопросы, связанные с усыновлением детей, не будет касаться ЛГБТ-пар, поскольку российское законодательство не позволяет этого, а в Израиле этот шаг может вызвать возражения.После всей нынешней шумихи, особенно по вопросу и деталям возвращения Наамы, стоит прислушаться к тому, что обо всем этом говорит очень высокопоставленный и трезво рассуждающий разведчик: «Если вопрос с Александровским подворьем решится – пусть будет так. Эта проблема решалась в течение десятилетия, и представлять ее в качестве отступной Путину — это, прежде всего, прикрытие для СМИ. Это важный вопрос, но не он является сутью дела. Также и попытка заставить Израиль петь российскую песню о Второй мировой войне против Польши тоже важна, но и не в ней дело. Ситуация с Наамой Иссахар, при всем уважении, — это то, что представляют публике. Кажется, что суть в ней, но и это не так. У России и Израиля есть общие темы со стратегическим значением, которые принято не обсуждать. Это, в первую очередь, темы, связанные с Ираном».

Чтобы понять, в чем суть дела, нужно вернуться к мартовской встрече в Израиле, исторической встрече трех советников по национальной безопасности: американца Джона Болтона, российского Николая Патрушева и израильского Бен-Шабата. В ходе встречи были проведены очень серьезные переговоры, и стороны достигли определенного понимания относительно Сирии и иранцев. На ней были приняты очень серьезные решения. Русские, вероятно, присоединились к правильной стороне и пообещали помощь иранцам, возможно, посредничество. С тех пор продолжаются споры. Вопрос, конечно же, в цене. Американцы, видимо, обещали отменить некоторые санкции в отношении России — небольшую, но значительную часть. И есть те, кто знает, как подтолкнуть Трампа и конгресс в этом направлении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.