Владимир Путин до конца своих дней останется настоящим лидером страны, подобно китайскому другу Си Цзиньпину. В своем послании Федеральному собранию 15 января 2020 года президент России к всеобщему удивлению объявил о существенных изменениях в Конституцию, которые в скором времени будут вынесены на референдум.

Полномочия Думы будут расширены, а власть президента — ограничена. Теперь уже депутаты будут назначать министров, в том числе премьера. На Совет Федерации тоже ляжет большая ответственность. Положения российской конституции будут стоять выше международного права. Гражданин не сможет претендовать на пост президента, если не прожил предыдущие 25 лет в стране или обладал паспортом другого государства (в том числе и видом на жительство).

После этих заявлений Дмитрий Медведев подал в отставку с поста премьера и был сразу же назначен зампредом Совета безопасности России (его председателем является сам Владимир Путин). На должность премьера президент сразу же предложил невыразительного, но эффективного директора налоговой службы.

В краткосрочной перспективе эти перемены должны обеспечить Путину удобный режим работы после 2024 года, когда подойдет к концу его президентский срок. На нем больше не будет лежать ответственность за социально-экономическое положение страны со 147 миллионами населения на площади в 17 миллионов квадратных километров. На посту председателя Совета безопасности он сможет заниматься только тем, что ему по душе: обороной и международными отношениями. Как и его друг Си Цзиньпин, он до конца своих дней останется настоящим лидером страны.

Если смотреть глубже, эти перемены несут на себе отпечаток новой идеологии Путина, который хочет занять в современной российской истории то же место, что и Екатерина Великая, Александр I, Александр II и Сталин, цари, которые оставили после кончины более сильную Россию, чем та, что досталась им в наследство.

Разочарованный в Западе националист и консерватор

Путина как политика определяют три главных момента: национализм, консерватизм, разочарование в Западе. Национализм вот уже 20 лет подталкивает его к тому, чтобы вернуть России влияние в мире, которого лишили ее Горбачев и Ельцин. Он, без сомнения, является самым уважаемым иностранным лидером на Ближнем Востоке. Когда он организовал саммит Россия-Африка, в Сочи бросились более 40 глав африканских государств. Иногда он решается напрямую пойти против Америки (например, на Украине и в Сирии) при том, что его предшественник подчинил российскую политику вашингтонским лидерам.

Консерватизм отставного офицера КГБ объясняет отказ Путина от внутренних и внешних авантюр. По своему характеру, он всегда предпочитал эволюцию революции. Во внутренней политике, он не устроил расстрел олигархов, а ограничился их подчинением. Во внешней политике, он аннексировал Крым и проник в Донбасс, но не стал захватывать Одессу летом 2014 года, хотя именно к этому его подталкивали радикальные теоретики «Новороссии».

Единственной дальней военной экспедицией стала Сирия с сентября 2015 года. Его целью было помешать джихадистам захватить Дамаск, и он добился успеха. В Средней Азии он демонстрирует солидарность с бывшими советскими республиками, которые ведут борьбу с исламизмом. На Тихоокеанском фронте он заключил стратегический альянс с Китаем.

По своей сути Путин — не антизападный лидер. Он восхищается Петром Великим, который учился в Амстердаме и утвердил в стране западные нравы. Он хорошо знаком с немецкой культурой. В феврале 2000 года он обратился к прибывшему в Москву министру иностранных дел Франции Юберу Ведрину с просьбой помочь во внедрении европейского права в России.

Тем не менее президент России глубоко разочаровался в Западе. Он винит Америку в нарушении данных в 1990 году обещаний не расширять НАТО до российских границ. В психологическом плане Путин — консерватор, который не доверяет революционным идеям, приносимым россиянами с Запада. У него нет ни капли восхищения перед большевизмом 1917 года: ему не по душе его атеизм и неэффективность в экономике. Он также ненавидит ультралиберальную и монетаристскую идеологию «гарвардских мальчиков» 1991 года, которые так плохо приватизировали российскую экономику.

Сегодня он отвергает два типа идущих с Запада идей, которые радикально меняют гражданское и международное право: гендерную теорию и право на вмешательство. Он больше не восхищается Европой, поскольку считает ее упадочной в нравственном плане, антихристианской, подорванной исламистской иммиграцией и подчиненной Америке в дипломатической сфере. Он уважает лишь сильные и уверенные в себе нации, такие как США Трампа, Китай Си Цзиньпина, Индию Моди, Израиль Нетаньяху…

При этом его экономика останется слабой и лишенной инвесторов, пока он не построит в стране правовое государство…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.