В ночь на 3 января США ликвидировали генерала иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани, которого в Вашингтоне считают причастным к организации нападения на американское посольство в Багдаде 31 декабря 2019 года.

Тегеран пообещал жестоко отомстить за смерть Сулеймани и 8 января выпустил по американским авиабазам в Ираке от 15 до 35 ракет. В тот же день произошла другая трагедия: после вылета из международного аэропорта Тегерана иранские военные сбили украинский самолет авиакомпании МАУ.

Апостроф: Ожидали ли Штаты, что Иран начнет обстреливать американские базы в Ираке?

Гарри Табах: Учитывая, что у нас есть военные базы в Ираке, Афганистане, Сирии, мы всегда ожидаем нападения или обстрелов. Вот, допустим, наши базы в Европе — тут мы не ожидаем нападения. Всегда военные базы охраняются по-разному: там, где боевые действия, охрана более тщательная. Однако стоит заметить, что удары иранцев специально были нанесены таким образом, чтобы не было жертв, а просто показать, что они могут нас бомбить, но без жертв.

— Была версия, что Иран ожидал ответных действий, агрессивную реакцию от США.

— Наш президент Дональд Трамп очень четко выражает свои мысли. Я не знаю, почему люди говорят, что он непредсказуем. Он предсказуем. Он говорит, что, если у нас будут человеческие жертвы, мы ответим.

И когда иранцы бомбили наши посольства, погиб один гражданский — американец, тогда Трамп сказал: «Тут потеря жизни, я вас сейчас разбомблю». И как раз так получилось, что Сулеймани (Касем Сулеймани — иранский военный деятель, генерал-лейтенант, — «Апостроф») оказался в чужой стране, в которой был персоной нон грата и не имел права там находиться. Для опытного террориста, генералом у меня язык не поворачивается его назвать, он сделал большую ошибку, что оказался там один. И тогда американцы приняли молниеносное решение: он один, не на своей территории, гражданские не пострадают, к тому же он не только Америкой и Израилем объявлен террористом, но и ООН, и вот у нас сейчас есть возможность «замочить его прямо в сортире», говоря словами Путина.

Трамп приказал, и этого террориста уничтожили. Это был ответ Ирану. Теперь Иран понял, кто такой президент Трамп. Что, когда надо, он примет жесткое решение. Трамп не человек войны, он не нарывается на войну, а наоборот, прекрасно понимает, что лучше выиграет, если экономически кого-то задушит, особенно с сегодняшней американской экономикой.

Поэтому они стали бомбить наши базы, кричать у себя в Иране, что вот мы дали пощечину американцам, но никто не погиб, никто не пострадал. Они прекрасно знают, что и где на наших базах находится, и точно могли попасть своими ракетами хотя бы в какую-то цель.

— То есть это была провокация?

— Это не провокация. Они же понимают, что нас намного больше и мы намного сильнее. Но картина быстро изменилась из-за сбитого самолета МАУ.

— Позиция России устами Лаврова: «Целенаправленные акции государства — члена ООН по устранению официальных лиц другого государства — члена ООН, к тому же на территории третьего суверенного государства без его ведома, грубо нарушают принципы международного права и заслуживают осуждения». Почему РФ на стороне убитого Сулеймани?

— Во-первых, Сулеймани — это хороший друг, можно сказать, боевой товарищ Владимира Владимировича (Путина, — «Апостроф»). Он был частым гостем в России. И именно Сулеймани уговорил Путина ввести войска в Сирию.

Господин Лавров, наверное, не совсем искренне это сказал. Потому что он понимает, что Сулеймани — не официальное лицо, он персона нон грата в этой стране. Это можно сравнить с тем, как российские войска появились в Крыму — без опознавательных знаков и не признавая себя частью какой-то армии, но вооруженные и в форме — они террористы. Они не военные — они террористы, их можно было расстрелять даже без суда и следствия. То же самое и с Сулеймани — он не представитель какого-то государства, даже вражеского. Он — террорист. И он совершал террористический акт в тот момент.

К тому же говорить представителю России «то, что произошло на территории другого суверенного государства»… ну, вы понимаете, для России смешно говорить такое. США не подписывали никакого международного или совместного договора с Ираном или с Ираком, что мы будем защищать их границы и гарантируем неприкосновенность их границ. У нас такого договора с ними нет. А у России с Украиной был. Поэтому тут уж господин Лавров совсем что-то не в себе.

— По вашим ощущениям, каковы шансы Трампа повторно стать президентом?

— Кто будет президентом России известно еще до выборов. В Америке ты не знаешь, кто будет президентом, пока не пройдут выборы. Я надеюсь, что Трамп выиграет опять. Его рейтинг вырос. И вот, когда он будет президентом второй раз, тогда все пристегнитесь ремнями безопасности. Потому что, я надеюсь, ситуация сильно изменится, когда он снова станет президентом — и в отношении к России, и в отношении к Украине.

— А как изменится отношение к Украине?

— Я думаю, будет лучше.

— Почему?

— Потому что в этот раз уже будет видно, что Украина не участвует в наших выборах на стороне одного из кандидатов. Я думаю, что Трамп знает важность Украины, иначе он бы не делал то, что делает, не дал бы летальное оружие так быстро. И, я думаю, он «задушит» Путина во время второго президентского срока.

— А не будет ли повторной ситуации с той манипуляцией с финансовой помощью Украине: мол, то даем, то не даем?

— Опять же, это прерогатива президента. Каждый может смотреть на это по-разному. Трамп сказал: «Или увольте вашего генпрокурора, или я вам не дам финпомощь». Ваш президент протестует. Тогда Трамп говорит: «По-моему, это была коррупционная схема. Расследуйте это». Вот что Трамп сказал. Потому что речь идет о гражданине Америки (вице-президенте США Джо Байдене, — «Апостроф»), а не только потому, что он вице-президент. И нужно расследовать, участвовал ли гражданин США в коррупционной схеме. То есть Трамп защищал американские интересы, а не только свои личные, пытаясь убрать Байдена как своего оппонента.

— Просто мы говорим о масштабах. Потому что известно, что коррупция есть везде.

— Есть везде. Но, много лет находясь на Украине, я понял, что у вас очень коррумпированное государство. Коррупция — это ваш самый большой враг. Даже не война, коррупция — это то, что уничтожает Украину.

Трамп — человек денег. Он смотрит, куда ушли деньги, как он может экономическими методами бороться с кем-то. И какой-то из его советников сказал, что на Украине, оказывается, огромная коррупция. США не идеальная страна — у нас ужасная бюрократия и тоже присутствует коррупция. Поэтому Трамп за этим тщательно следит, это его раздражает больше, чем любая война, чем любые оскорбления. Ему важно понимать назначение и полезность денег, которые выделяют США.

— То есть вы не рассматриваете вариант, что Трамп пытался давить на расследование против сына Джо Байдена в обмен на финпомощь Украине?

— Даже ваш президент сказал, что никакого давления не было. Я сто раз прочел транскрипт этого разговора, я не видел никакого давления.

Поэтому политики все равно проиграют. Убил Сулеймани — плохо, не убил — тоже плохо. Дал деньги — плохо, не дал денег — тоже плохо. Ищут любую причину, чтобы устранить Трампа.

— После того, как Иран нанес ракетные удары по американским базам, в СМИ и в соцсетях можно было увидеть много опасений, что мы на пороге Третьей мировой войны. Видите ли вы угрозу для этого?

— У Ирана нет возможности начать с нами войну, это нереально. Посмотрите, сколько у нас самолётов, сколько у нас вертолетов. Изолированные страны, такие как Иран, вообще ничего не могут сделать. Но с другой стороны, Первая мировая война началась из-за ничего. В принципе, вся Европа процветала и очень хорошо жила, но кто-то нарушил этот договор. Вторая мировая война готовилась долго. Поэтому ты никогда не знаешь, когда, как и из-за чего начнется война. С этим надо быть очень осторожными.

Конечно, главную роль здесь играет не Иран. Россия играет большую роль в этом — и защищает Иран от Сирии, и продвигает его ядерную программу в других странах, много чего делает для этой бандитской страны. Вот это два союзника — Иран и Россия. И ни у кого из них других союзников нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.