Пентагон после иранских ракетных ударов по двум американским базам в Ираке был еще занят первыми оценками, когда верховный главнокомандующий Трамп ночью написал в Твиттере «Все хорошо» и анонсировал свое выступление в среду. Даже пылкий пользователь Твиттера Трамп вряд ли дал бы таким образом отбой тревоги, если бы в этот момент был повод для беспокойства или скорби по павшим американцам.

То есть если подтвердится, что иранское возмездие прошло для США относительно безболезненно, то у Трампа появится удобная возможность в плане внутренней политики. Ему просто нужно выступить с мало-мальски патриотическим заявлением, вновь оправдать убийство «террориста» Касема Сулеймани, назвав его мерой для предотвращения опасности, и заверить в том, что он не стремится к войне с Ираном и эскалации. Еще во вторник Трамп взял назад свои слова о том, что в ответ на иранские удары последуют удары по иранским культурным объектам, что стало бы военным преступлением. «Если так предписывает закон, тогда я следую закону», — кратко отметил Трамп.

Сторонники и рупоры Трампа в политике и СМИ будут в очередной раз представлять демократов, СМИ и иностранных союзников с их громкими предостережениями о новой войне в Персидском заливе как истеричную банду, которая потеряла из виду интересы Америки и желает президенту США только плохого. Во вторник ведущий кандидат в президенты от демократов Джо Байден решился на «обращение к народу», которое Трамп задолжал американцам. В нем он обвинил президента в «опасной некомпетентности» именно на примере его иранской политики.

Почему Зариф назвал возмездие завершенным?

Никто не знает об этом лучше, чем Джавад Зариф. Ни один представитель иранского руководства не владеет игрой с американскими СМИ и американской внутренней политикой лучше, чем министр иностранных дел. Несмотря на это, Зариф сделал одолжение Трампу, сообщив в Твиттере, что «соразмерные меры самообороны» после убийства Сулеймани теперь «завершены». Хотя несколько часов спустя Корпус стражей исламской революции заявил об обратном: их «жестокая месть» только «началась». Однако, не приуменьшая значение старта предположительно двадцати иранских ракет по иракским (!) базам, все же можно констатировать, что, по крайней мере, часть иранского руководства заинтересована в деэскалации.

Почему? Вероятно, Иран поначалу хотел только выпустить пар быстрой демонстрацией своей военной решимости, чтобы затем спокойно подготовиться к следующему удару. Трамп и его люди, разумеется, будут распространять другую версию: что американцы успешно вселили Ирану страх дальнейшей эскалации. Это сводится к воссозданию «теории безумца» в международной политике, использованной Ричардом Никсоном. Поскольку в Вашингтоне есть президент, от которого можно ожидать всего, риск для врагов Америки растет и они проявляют сдержанность.

Тегеран близок к цели как никогда

В прямой конфронтации Иран был бы слабее американцев. Но зато у него больше стратегического терпения, чем у США при Трампе, а также у большей части других демократий. Иранцы будут настойчиво разжигать антиамериканский настрой в Ираке и использовать в своих целях то, что Трамп хотя и любит большие жесты, но продолжает оставаться незаинтересованным в военных конфликтах на дальних рубежах. Цель изгнать американцев из соседнего Ирака для Тегерана сейчас близка как никогда. Вынудить Трампа  значительно усилить военное присутствие в регионе противоречит этой цели.

Это здравомыслящие политики и комментаторы и в будущем будут излагать американцам. Но президент может рассчитывать на то, что многие соотечественники вначале воспримут другой посыл: Трамп снова всем показал — иранцам, демократам и «глубинному государству».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.