В последние недели заметно усилилось давление Европы и США на власти Грузии — это касается таких вопросов, как сохранение демократических институтов, освобождение правовой системы от политического давления, ну и, конечно, выборов, которые пройдут осенью 2020 года.

Представители оппозиции и антиправительственно настроенные граждане считают, что это начало — со временем нажим усилится и вынудит власти страны пойти на уступки — к примеру, заявление госдепартамента США воспринимается как сигнал в адрес «Грузинской мечты».

Однако в реальности, по крайней мере, на данном этапе все обстоит несколько иначе — мы конечно можем уверенно говорить об усилении давления, но… Усиление в сравнении с чем? Какова отправная точка?

Реальность состоит в том, что даже в условиях активизации международного сообщества в отношении правящей партии Грузии, это давление по-прежнему остается мягким, и ни к чему не обязывающим, а заявления и критика — настолько обтекаемые и общие, что по поводу них не стихают дебаты — есть ли вообще в этих заявлениях какая-либо критика в отношении власти?

Взять хотя бы предельно осторожную и практически ни о чем не говорящую формулировку госдепартамента США о том, что «прокуратура и суды должны быть свободны от политического влияния». Эту фразу можно толковать как угодно — и как конкретную критику в адрес «Грузинской мечты», и как общее пожелание из области «было бы хорошо».

Международное сообщество практически не реагирует на внутриполитические события в Грузии, более того, несколько месяцев подряд посольства западных стран, представительства международных организаций хранили полное и абсолютное молчание — лишь в последние недели наблюдается минимальное оживление — на том уровне, который «Грузинской мечте» ничем не угрожает, и она легко может его игнорировать.

Более того, критика настолько мягкая и сопровождается таким количеством похвал и комплиментов, что становится непонятно — это заявление критическое или хвалебное?

Почему международное сообщество не педалирует тему смены избирательной системы — всем же понятно, что правящая партия стремится к сохранению пропоционально-мажоритарной системы потому, что «мажоритарка» изначально дает преимущество правящей партии?

Однако Запад не может однозначно поставить требование о ее смене на полностью пропорциональную, как того требует оппозиция. Все дело в том, что оба варианта — вполне законны как с точки зрения местного так и международного законодательства.

Более того, в большинстве развитых стран мира, например в США, действует полностью мажоритарная система. Да, все понимают, что в условиях слабого политического спектра мажоритарии гарантируют победу власти, но ничего незаконного и антиконституционного в этом нет.

Согласитесь, западные посольства и международные организации не могут запретить «Грузинской мечте» иметь избирательную систему, которая действует в большинстве самих этих стран.

Да, будут заявления, типа «мы приветствуем переговоры», «стороны должны путем компромисса прийти к общему мнению», и прочие ни к чему не обязывающие банальности, но жесткой, радикальной постановки вопроса не будет. Повторю еще раз почему — мажоритарная система является такой же законной, легитимной, и принятой во всем мире, как и пропорциональная.

В этих условиях критика будет умеренная, без далеко идущих последствий — что бы при этом ни писали ведущие западные СМИ, и что бы ни говорили отдельные американские конгрессмены и депутаты Европарламента.

В этом свете перспективы оппозиции довольно туманные и не слишком оптимистичные — по сути, мы можем сказать, что у нее нет реальной, твердой поддержки со стороны Запада.

Мы знаем, что собой представляет наша нынешняя власть — ее не пугают общие заявления и призывы в духе «давайте жить дружно». Есть лишь две вещи, которые могут ее реально напугать — экономические санкции, личные ограничения вроде блокировки иностранных счетов и активов, а также отмена безвизового режима с Евросоюзом. На все остальные добрые пожелания им плевать.

Есть ли шансы, что международная позиция зайдет так далеко? Есть — в случае, если Бидзина [Иванишвили] начнет закручивать гайки по-настоящему — закрывать телекомпании, сажать активистов и лидеров оппозиции на реальные сроки, а не на 15 суток. Оценивая реальность, в 2020 году «Мечта» не пойдет на реальное ужесточение режима и ограничится теми полумерами, к которым она прибегает сейчас.

В конце концов, учтите — им нужно продержаться совсем недолго — выборы состоятся всего через 10 месяцев, и если в ближайшее время международное давление будет по-прежнему слабым и позволит правящей партии не менять избирательную систему, то через несколько месяцев уже будет поздно.

В этом свете перспективы оппозиции также выглядят не очень вдохновляюще — международное сообщество пассивно, а внутри страны заряд протеста не настолько силен, чтоб вывести на улицы десятки тысяч человек. Все к тому идет, что в конце концов в 2020 году выборы пройдут по смешанной системе…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.