—  20 лет назад произошла сенсация: в канун Нового года тогдашний президент Борис Ельцин неожиданно объявил, что уходит в отставку.

—  Своего приемника Владимира Путина Ельцин выбрал по трем причинам: он предоставил Ельцину и «его семье» иммунитет, энергично действовал в чеченском конфликте и был приверженцем рыночной экономики.

Владимир Путин появился ниоткуда, но, выйдя на политическую авансцену, стал действовать очень быстро. На тот момент, когда российский президент Борис Ельцин в канун нового 1999 года неожиданно для всех ушел в отставку, а Путин взял на себя обязанности Ельцина, этот 47-летний мужчина пробыл в большой политике совсем недолгое время.

Но назначение Путина премьер-министром, а заодно и самым желанным для Ельцина кандидатом на пост президента, наметилось в кулуарах еще за пять месяцев до того. Ведь из всех возможных кандидатов только Путин обладал всеми тремя качествами, которые Ельцин хотел видеть в своем преемнике.

Двум из этих трех условий не отвечал, например, Сергей Степашин — предшественник Путина на посту премьер-министра. Ельцин и его так называемая кремлевская «семья», состоящая из тайных советчиков его энергичной дочери Татьяны Дьяченко и олигарха Бориса Березовского, назначили лояльного аппаратчика Степашина на должность в мае 1999 года, считая, что тот воплотит их желания в жизнь. Но неожиданно выяснилось, что Степашин имеет свои собственные представления о жизни, он объявил коррупции и олигархам войну, что настолько обеспокоило «семью», что та заменила его Владимиром Путиным, до того времени практически неизвестным шефом тайной службы внутренней безопасности ФСБ. Неслучайно, первое, что сделал Путин на посту президента, это декретом предоставил Ельцину иммунитет от судебного преследования.

Еще одной причиной для отставки Степашина стало то, что он подумывал о предоставлении Северного Кавказу независимости от России, когда война в Чечне в августе 1999 года вспыхнула вновь. Путин же выступал в этом конфликте за жесткость, которую проявлял и Ельцин в первой чеченской войне с 1994 по 1996 год. В самом начале 2000 года новый президент полетел в мятежную республику, чтобы вручить медали солдатам в удерживаемом российскими войсками городе Гудермесе. Церемонию награждения можно было рассматривать как начало предвыборной кампании Путина перед президентскими выборами в марте 2000 года. Патриотический тон, взятый Путиным, нашел отклик в народе: «Тут речь идет не только о восстановлении чести и достоинства России, — сказал новый лидер государства, — но и о предотвращении распада Российской Федерации».

Третье условие, которое ставил Ельцин своему преемнику, состояло в том, чтобы тот не подвергал сомнению необходимость преобразования советской плановой экономики в свободную рыночную. Путин придерживался этой позиции, хотя было много причин для критики ельцинской неолиберальной экономической политики в девяностые годы. «Шоковая терапия», в результате которой советская экономика по совету американского экономиста Джеффри Сакса была в кратчайшее время переведена на рыночные рельсы путем либерализации цен, прекращения субвенций предприятиям и продажу государственных предприятий, ускорила коллапс старой экономической системы и имела фатальные последствия для многих граждан. Бедность и безработица стали уделом большого количества людей во второй половине девяностых, драматически снизилась средняя продолжительность жизни, а когда в мае 1998 года горняки перекрыли Транссибирскую магистраль, потому что им в очередной раз не выплатили зарплату, возникла опасность, что народные волнения охватят страну.

Кризис рубля как поворотный момент

В то же самое время небольшая группа олигархов, таких как Роман Абрамович, Алексей Мордашов и Михаил Ходорковский, сосредоточила в своих руках огромные богатства в результате того, что государственные предприятия в ходе коррупционной приватизации были куплены ими по ценам значительно ниже их действительной стоимости.

И хотя ситуация и без того была сложной, в августе 1998 разразился еще и финансовый кризис, в результате которого Россия оказалась государством-банкротом, рубль потерял две трети своей стоимости, бедность людей усугубилась, задержки выплаты зарплат участились.

В этой кризисной ситуации Дума настояла на том, чтобы преемником смещенного из-за финансового кризиса премьер-министра Сергея Кириенко был назван не Виктор Черномырдин, которому отдавал предпочтение Ельцин, а министр внутренних дел Евгений Примаков.

Вступив в должность, бывший шеф КГБ (на самом деле Путин руководил службой внешней разведки, одним из отделов КГБ — прим. переводчика) стал проводить экономическую политику, регламентированную государством, чем заметно отличался от Ельцина. Он следил за своевременной выплатой заработной платы и пенсий и заявил, что ограничит продажу государственных предприятий. В начале 1999 года он даже заговорил о возможности ревизии уже проведенных приватизаций, если будет доказано, что олигархи неправомерно на них обогатились. Эти меры и риторические выпады Примакова против олигархов вызвали у многострадального народа такое одобрение, что Ельцин стал опасаться за свое новаторское дело — трансформацию советской командной экономики в рыночную — в случае, если Примаков примет участие в президентских выборах 2000 года и победит.

В должности премьер-министра Примаков пробыл всего лишь несколько месяцев, Ельцин убрал его в мае 1999 года при первой же возможности. Но впоследствии и Путин, став президентом, частично ориентировался на экономическую политику своего предшественника на посту премьер-министра. Популярность Примакова была явным доказательством того, что время для изменения экономической политики назрело. После экономической катастрофы, вызванной кризисом рубля в 1998 году, стало ясно, что сохранять коррупционную, дикую и в значительной степени нерегулируемую рыночную экономику ельцинской эпохи просто нельзя. Определенная доля государственного надзора и влияния показалась новому руководству государства необходимой, особенно в таких стратегически важных отраслях, как нефтяная и газовая промышленности.

И Путин стал действовать: ранее частные нефтяные концерны, такие как «Юкос» и «Башнефть», перешли в течение первых 16 лет его президентства во владение государственного нефтяного концерна «Роснефть». В обоих случаях была использована юстиция, и прежние владельцы компаний — Михаил Ходорковский и Владимир Евтушенков — были подвергнуты уголовному преследованию.

Кремль стал энергично действовать и против олигархов Бориса Березовского и Владимира Гусинского, которые при Борисе Ельцине еще вмешивались в политику. Против них также Путин также завел уголовные дела и выдавил из страны. Кроме того, он заявил, что полностью искоренит постсоветскую плутократию.

Но это обещание населению в действительности так и не было выполнено. Напротив: если в 1997 году только четверо русских попали в список миллиардеров «Форбса», то в 2004 году в первый президентский срок Путина их было уже 36. По самым последним данным теперь их 96. И если государство в некоторых отраслях обеспечило себе более важную роль, то в других сферах экономики оно стало уходить, подвергая приватизации государственные предприятия, в том числе даже занимающиеся жилищным строительством, а также учебные заведения.

Фактически это означает, что путинская экономическая политика в ранние годы его президентства была идеологически двойственной и находилась между прогосударственной и антиолигархической ориентацией а-ля Примаков и прозападной и рыночной базовой позицией Ельцина.

Прошлые успехи поддерживают популярность Путина до сих пор

Путем консолидации государственных институтов, но прежде всего благодаря резко возросшим ценам на нефть, Путин в первые годы своего президентства смог значительно повысить жизненный уровень многих россиян. До конца его второго президентского срока ВВП страны рос на семь процентов в год. Высокие доходы от экспорта сырья помогли сбалансировать госбюджет и создать значительные валютные резервы. Все это успехи, которые и сегодня поддерживают по-прежнему высокую популярность Путина.

Но этим позитивным процессам до сих пор противостоят многочисленные нерешенные структурные и институциональные проблемы. Инвестиции связаны подчас с большим риском, потому что права собственности не всегда обеспечены. Конкурентов иногда убирают с рынка грубыми методами. Часто это происходит с привлечением коррупционных связей с местными политиками. Например, в фирму приходят из контрольных органов и под каким-то предлогом закрывают её. Русские лаконично называют подобную практику словом «сожрать». В России Владимира Путина нередко господствует право сильного.

В подобных условиях не приходится удивляться, что стране пока не удалось освободиться от нефтяной и газовой зависимости и создать какой-либо промышленный сектор, который был бы конкурентоспособным на мировом рынке. Во время мирового финансового кризиса 2008 года и после введения санкций из-за украинского кризиса 2014 года россияне это явственно ощутили на себе. Экономика сползла в рецессию и с тех пор так и не смогла встать на ноги. Если Путин хочет достичь своей цели и превратить страну в одну из пяти самых больших экономик мира, ему нужны значительно более высокие показатели роста, чем нынешние один или два процента в год.

Ему осталось еще четыре года, а затем его в общей сложности четвертое президентство закончится. Но возможно Путин найдет себе преемника, который продолжит его дело так же, как он это сделал для Ельцина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.