Этот звонок по международной линии был сделан в сентябре 2018 года после нескольких месяцев возрастания напряженности между Соединенными Штатами и Венесуэлой, ключевым стратегическим игроком в Южной Америке. На одном конце этой телефонной линии находился президент-социалист Венесуэлы, пария среди лидеров, возглавляющий страну с разрушающейся экономикой, политик, которого администрация президента Трампа пыталась изолировать. С другого конца этой линии находился личный адвокат американского президента Рудольф Джулиани, а также бывший в то время член Палаты представителей Пит Сешнс (Pete Sessions), республиканец от штата Техас.

Оба они принимали участие в закулисных дипломатических усилиях, которые частично были мотивированы личными интересами и которые были направлены на поиск варианта смещения с должности президента Николаса Мадуро, а также на то, чтобы вновь открыть Венесуэлу для бизнеса. Об этом рассказали нам люди, знакомые с указанной инициативой. Сешнс выступал в качестве эмиссара в этих тайных переговорах, и весной того года он встретился с Мадуро в Каракасе. Телефонный разговор, к которому присоединился Джулиани, предшествовал этому визиту, сообщил в интервью газете The Washington Post официальный представитель Сешнса Мэтт Маковиак (Matt Mackowiak).

Этот телефонный разговор с участием президента Венесуэлы и личного адвоката Трампа, разговор, о котором раньше ничего не сообщалось, представляет собой еще один пример того, как Джулиани использует выполняемую им частную роль для вмешательства во внешнюю политику, и это вызывает беспокойство у сотрудников администрации, не понимающих до конца, чьи интересы он представляет.

Джулиани провел в этом году такого же рода кампанию на Украине, где он оказывал давление на официальных лиц и принуждал их объявить о проведении расследования в интересах Трампа — именно эти действия и привели к процедуре импичмента президента в этом месяце. Расследование в рамках импичмента позволило пролить свет на консультационную работу, проводимую Джулиани по всему миру, хотя он бесплатно представляет интересы Трампа. Его внештатная деятельность вызвала озабоченность среди сотрудников Белого дома, поскольку, по их мнению, его посредничество вносило путаницу в официальную американскую политику, а временами ее подрывала. Об этом говорят люди, испытывающие подобное беспокойство и согласившиеся, как и другие упоминаемые в этой статье источники, рассказать о внутренних дискуссиях. Тем временем федеральные прокуроры внимательно изучают действия бывшего мэра Нью-Йорка в рамках расследования о возможном нарушении правил иностранного лоббирования.

Сведения о разговоре Джулиани с Мадуро, в конечном итоге, дошли до сотрудников Белого дома, которые, по словам одного бывшего высокопоставленного члена администрации, не понимали, с какой целью он был к ним подключен. Желание Джулиани поговорить с Мадуро в конце 2018 года полностью противоречило официальной политике Белого дома, который во время работы советника по национальной безопасности Джона Болтона усиливал санкции и занимал все более жесткую позицию в отношении руководства Венесуэлы. Примерно в то время, когда состоялся этот телефонный разговор, Джулиани встретился с Болтоном для обсуждения неофициальных планов по смещению Мадуро со своего поста. Болтон выступил резко против предложенного плана, о чем сообщили два знакомых с этой историей человека. Джулиани не ответил на многочисленные просьбы о комментарии. Адвокат Болтона тоже отказался от комментария. Белый дом не ответил на просьбу о комментарии.

В январе 2019 года Соединенные Штаты официально признали президентом Хуана Гуайдо, соперника Мадуро, и этот политический шаг был поддержан Болтоном. Позднее в том же году Джулиани выбрал себе клиента в этом регионе — им стал местный магнат, в отношении которого министерство юстиции проводит расследование по поводу возможного участия в отмывании денег. Пока не ясно, почему Джулиани стал участником тайных переговоров с президентом Венесуэлы. Кроме того, неясным остается и масштаб его роли. Однако история закулисных переговоров с Мадуро представляет собой еще один пример того, как личный адвокат президента, преследующий частные интересы, пытается оказывать влияние на внешнюю политику Соединенных Штатов. В этой истории были задействованы также некоторые фигуры, принимавшие участие и в украинском деле — включая Сешнса, конгрессмена 11 созывов, который добивался отставки американского посла на Украине примерно в то время, когда он встретился в 2018 году с Львом Парнасом (Lev Parnas), партнером Джулиани.

Сешнс, потерявший свое место в конгрессе в ноябре и теперь пытающийся избраться от другого избирательного округа в штате Техас, сообщил через своего официального представителя о том, что он знает Джулиани в течение 30 лет, но никогда не работал вместе с ним над какими-либо проектами в частном секторе.

Тайная миссия

Когда Трамп пришел к власти, он обещал занять жесткую позицию в отношении Мадуро, который стал президентом Венесуэлы после смерти в 2013 году Уго Чавеса и который стал проводить все более репрессивную политику, невзирая на то, что его страна погружалась в экономический кризис. Такой подход получил поддержку у республиканцев в штате Флорида, где находится большое и политически активное сообщество выходцев из Венесуэлы и с Кубы. Сенатор Марк Рубио (республиканец от штата Флорида) обвинил тогдашнего президента Барака Обаму в неспособности призвать к ответу Мадуро и в наивном проведении переговоров, которые не привели к его отставке.

Личный интерес Трампа в отношении Венесуэлы стал очевидным в феврале 2017 года во время визита в Белый дом Лилиан Тинтори (Lilian Tintori), супруги известного венесуэльского политического заключенного. Она была также как чемпионкой по кайт-серфингу и участником реалити-шоу под названием «Выживший» (Survivor). Трамп быстро сделал Венесуэлу значимым вопросом, удивив многих сторонников защитников прав человека, которые обратили внимание на то, что он не проявил такого же интереса к нарушениям в этой области в таких странах как Северная Корея и Россия.

В том же году администрация Трампа назвала вице-президента Венесуэлы наркобароном и заморозила его активы на территории Соединенных Штатов. Кроме того, власти США ввели санкции против венесуэльских компаний и запретили правительственным чиновникам и членам их семей въезд в Соединенные Штаты. «Этот коррумпированный режим разрушил процветающее государство своей несостоятельной идеологией, которая породила бедность и страдание везде, где она применялась, — заявил Трамп в своем выступлении на Генеральной ассамблее ООН в сентябре 2017 года. — Еще хуже то, что Мадуро проигнорировал мнение своего собственного народа, похитил власть у избранных им представителей для сохранения своего катастрофического правления».

Тем временем ситуация в Венесуэле ухудшилась, там часто стал возникать дефицит основных товаров, в том числа продуктов питания и лекарств; инфляция увеличивалась быстрыми темпами и стали возникать гражданские беспорядки. Однако Мадуро продолжал держаться за власть. В феврале 2018 года Мадуро объявил о том, что президентские выборы будут проведены весной. Однако большинство оппозиционных кандидатов были отстранены от участия в выборах, и в результате возникли опасения по поводу того, что эти выборы будут фиктивными и направленными на укрепление власти действующего президента.

Руководители американский компаний, имевшие свои интересы в Венесуэле, в том числе Гарри Сарджент III (Harry Sargeant III), генеральный директор расположенной в штате Флорида глобальной энергетической и судоходной компании, активно работавший в этой стране, начали предлагать провести переговоры, целью которых должно быть отстранение Мадуро от власти. В своем заявлении Сарджент отметил, что он «поддерживает идею тайных переговоров, основанную на моем 30-летнем непосредственном опыте работы в Венесуэле, а также на моих наблюдениях за политической динамикой, происходящей в Каракасе в то время».

«Я тогда считал и считаю сейчас, что одна только враждебная санкционная политика может иметь глубоко негативный эффект, — добавил он. — Во-первых, она усугубит гуманитарный кризис в Венесуэле. Во-вторых, я считаю, она может подорвать ключевые интересы американского бизнеса и усилить позиции таких противников Америки как русские и китайцы». Именно на таком фоне, по словам Маковиака, Сешнс принял приглашение от Мадуро относительно того, чтобы, не привлекая особого внимания, посетить Каракас и обсудить возможность улучшения отношений между Соединенными Штатами и Венесуэлой.

Сешнс, бывший председатель национального республиканского комитета в конгрессе и возглавлявший в то время комитет по регламенту палаты представителей, уже в течение длительного времени проявлял интерес к Венесуэле, и частично это было связано с тем, что многие из избирательных округов в его Техасе имели там интересы в области энергетики. Об этом сообщил его официальный представитель. «Он был рад помочь в организации этой неофициальной миссии, которая координировалась на самом высоком уровне в госдепартаменте», — сказал Маковиак. Кроме того, по его мнению, Сешнс встречался с высокопоставленными представителями администрации как перед, так и после своей поездки. Госдепартамент не ответил на просьбу о комментарии.

Однако люди, знакомые с ролью госдепартамента, сообщили о том, что его сотрудники не были инициаторами этой поездки, не организовывали ее и не участвовали во встрече Сешнса с Мадуро. А некоторые американские официальные лица также опровергли сообщения о том, что эта поездка была осуществлена при поддержке правительства. По их мнению, Белый дом в тот момент хотел занять более жесткую позицию в отношении Мадуро и не был заинтересован в уступках. Сотрудники аппарата совета безопасности, в частности, выступали против такого рода договоренности с Мадуро, сторонником которой был Сешнс. «Не было ни интереса в отношении подобного рода переговоров, ни желания их проводить, — сказал один бывший сотрудник аппарата Белого дома. — Обычно мы не приветствуем такого рода усилия. Они не соответствовали нашим политическим целям. Мы считали их помехой и отвлечением сил».

Официальный представитель Сешнса опроверг подобное мнение и назвал такого рода попытки «борьбой за укрепление своих позиций» среди вашингтонских бюрократов. «Возможно, были какие-то разногласия между госдепартаментом и советом национальной безопасности по поводу того, каким образом лучше всего добиться мира в Венесуэле, — сказал Маковиак. — Однако член палаты представителей был доволен тем, что в тесном контакте с госдепартаментом он принимает участие в усилиях, направленных на то, чтобы Венесуэла получили демократически избранного президента».

Список уступок

На территории избирательного участка Сешнса располагается штаб-квартира ExxonMobil, а также других нефтяных компаний, которые раньше активно работали в Венесуэле и которые были вынуждены сократить свою активность из-за политической нестабильности в стране. Однако Сешнс в 2018 году в интервью газете Dallas Morning News сказал, что нефтяные интересы не играли роли, когда он принимал решение об участии в этой миссии. По его словам, он больше года работал с различными игроками, включая представителей венесуэльской оппозиции, над тем, чтобы найти решение этого вопроса. Сешнс в этом интервью подчеркнул, что он работал для того, чтобы «возник диалог между теми сторонами, которые пытаются добиться прогресса». По словам Маковиака, Сешнс из собственных средств оплатил эту двухдневную поездку.

По мнению двух людей, знавших об этом визите, Сешнса принимал Рауль Белисарио (Raúl Gorrín Belisario), владелец крупнейшей телевизионной сети в Венесуэле, к которому с подозрением относились некоторые чиновники администрации Соединенных Штатов, а через несколько месяцев ему во Флориде было предъявлено обвинение в обмывании денег и взяточничестве. Как утверждают эти люди, Сешнс остановился не на территории американских учреждений, а поселился в шикарном и обнесенном высокой стеной доме Белисариов стиле модерн, расположенном в фешенебельном районе венесуэльской столицы. По словам Маковиака, эта поездка Сешнса, включая места его проживания, была согласована с официальными сотрудниками госдепартамента.

Сешнс покинул Каракас со списком уступок, с которыми был согласен Мадуро, — отказ от власти и обязательство разрешить проведение свободных и честных выборов в обмен на терпимое отношение со стороны Соединенных Штатов. Такова точка зрения Маковиака. Однако некоторые американские официальные лица выражают обеспокоенность по поводу того, что та сделка, которую поддерживал Сешнс, была направлена на легитимацию предстоящих выборов за счет включения в списки для голосования, по крайней мере, некоторых оппозиционных кандидатов, и это могло, скорее, помочь Мадуро остаться у власти, а не лишиться ее. Так думает один человек, знакомый с содержанием проведенных в Каракасе бесед. Эти люди были также обеспокоены тем, что подобного рода тайные контакты могли направить неоднозначное сообщение правительству Мадуро.

Встреча в сигарном баре

Спустя примерно пять недель после своего возвращения из Каракаса Сешнс встретился в своем офисе на Капитолийском холме с Парнасом, который, по словам Маковиака, хотел обсудить предложения по поводу продажи сжиженного природного газа на Украине. В обвинительном заключении, предъявленном этой осенью Парнасу и его партнеру по бизнесу Игорю Фруману (Igor Fruman), говорилось о нелегальном финансировании избирательной кампании в Соединенных Штатах. По словам федеральных прокуроров, Парнас, действуя якобы по указанию «одного или нескольких членов руководства Украины», пытался добиться поддержки со стороны Сешнса в смещении с должности американского посла в Киеве Мари Йованович.

9 мая, именно в тот день, когда Парнас опубликовал фотографии в Facebook о своей встрече с Сешнсом, этот конгрессмен направил письмо госсекретарю Майку Помпео с требованием отозвать Йованович. По словам Маковиака, Сешнс не действовал в соответствии с требованием Парнаса, однако он написал это письмо, зная об озабоченности некоторых членов конгресса, посетивших ранее Украину. Тем временем, Мадуро в Венесуэле одержал в мае победу на выборах и был переизбран, получив около 68% голосов избирателей. Международное сообщество, в основном, не согласилось с итогами проведенных выборов из-за обвинений в подтасовке результатов, а также из-за того, что в выборах не смогли принять участие ключевые оппозиционные партии, и в результате начались гражданские волнения как раз в тот момент, когда Мадуро готовился вступить во второй срок своего правления.

В августе американские прокуроры обвинили Белисарио, принимавшего у себя дома Сешнса во время визита этого конгрессмена в Венесуэлу, в отмывании одного миллиарда долларов, а также в даче взяток. По мнению прокуроров, Белисарио скрывается от правосудия. Ни Белисарио, ни его работающий в Майями адвокат, не ответили на просьбу о комментарии. Примерно в то же время Джулиани, который за несколько месяцев до этого присоединился к юридической команде Трампа, начал переговоры с людьми, принимавшими участие в тайных переговорах с Мадуро. В августе Джулиани встретился в Нью-Йорке с Парнасом и двумя американским бизнесменами, вложившими свои средства в Венесуэлу, для обсуждения возможных действий. Об этом сообщили люди, знакомые с содержанием состоявшейся встречи.

Эта встреча состоялась в любимом месте Джулиани — в сигарном баре Grand Havana Room, расположенном на Манхэттене в нескольких кварталах от Башни Трампа. По словам одного из участников той встречи, покуривая сигары и попивая виски, Джулиани согласился изучить вопрос о том, есть ли способ провести переговоры с Мадуро и достичь дипломатического решения политического хаоса и экономического коллапса в стране.

Телефонный звонок

Примерно через месяц состоялась бесед по телефону между Мадуро и Сешнсом. В тот момент в помещении вместе с президентом Венесуэлы находилась первая леди страны, которая является близким советником своего мужа, а также вице-президент Венесуэлы и министр информации. Об этом рассказал человек, знакомый с содержанием состоявшейся телефонной беседы. По словам Маковиака, Джулиани был представлен в самом начале разговора, однако, судя по всему, он, в основном, молчал, а говорили Мадуро и Сешнс. В течение почти часовой беседы они обсудили те уступки, которые были согласованы с Мадуро несколькими месяцами ранее во время визита Сешнса. Об этом рассказали люди, знакомые с содержанием состоявшейся беседы. Министерство коммуникаций Венесуэлы не ответило на нашу просьбу о комментарии.

Позднее до Белого дома дошли слухи о том, что Джулиани и Сешнс участвовали в телефонном разговоре с Мадуро, и это вызвало замешательство, сказал один из бывших высокопоставленных сотрудников президентской администрации. «Мы не знали, почему Руди был в тот момент вовлечен в это дело», — сказал этот человек. Вскоре после этого телефонного разговора Джулиани сообщил некоторым своим сотрудникам о своей идее, суть которой состояла в том, чтобы каким-то образом вывести Мадуро на Болтона, советника президента по национальной безопасности. Однако, по словам Джулиани, встреча прошла не очень хорошо. Об этом сообщили люди, знакомые с оценкой ситуации Джулиани. Чарльз Купер (Charles Cooper), адвокат Болтона, отказался от комментария.

Раздражение Болтона по поводу внештатной внешнеполитической деятельности Джулиани стало очевидным в ходе расследования по делу об импичменте. Фиона Хилл, бывшая сотрудница аппарата Совета национальной безопасности, рассказала о том, что Болтон рекомендовал ей не взаимодействовать с личным адвокатом президента и назвал его «ручной гранатой, от которой все взлетит на воздух». В январе этого года ситуация в Венесуэле стала еще более критической, а Мадуро в этот момент готовился к официальной процедуре инаугурации на второй срок. Руководители законодательной власти, являющиеся противниками Мадуро, заявили о том, что состоявшиеся выборы были незаконными и провозгласили члена парламента Гуайдо новым президентом страны. Он быстро был признан Соединенными Штатами, а также десятком других государств.

Некоторые крупные бизнесмены Венесуэлы, накопившие огромные состояния при Мадуро, но попавшие под жесткие санкции со стороны Соединенных Штатов, перешли на другую сторону и стали помогать Гуайдо. Среди них был и Белисарио, сыгравший ключевую роль в провальной попытке убедить Верховный суд страны признать президентом Гуайдо, а не Мадуро. Как сообщила газета The Washington Post, это было сделано для того, чтобы добиться благосклонности со стороны американцев.

Летом этого года Алехандро Лопес (Alejandro Betancourt López), еще один состоятельный венесуэльский бизнесмен, работающий в энергетической области, нанял Джулиани в качестве своего адвоката для того, чтобы избежать предъявления в штате Флорида обвинения об отмывании денег на сумму 1,2 миллиарда долларов. Восьми персонам, включая двоюродного брата Лопеса, уже были предъявлены обвинения по этому делу, суть которого заключается в том, что высокопоставленные сотрудники венесуэльской государственной нефтяной компании, крупные бизнесмены и банкиры вступили в сговор и намеревались похитить деньги у этой компании, а затем отмыть их с помощью приобретения недвижимости в Майями и других инвестиционных схем. Два человека, знакомых с этим делом, заявили о том, что в судебном иске Лопес назван одним из участников сговора, которому не было предъявлено обвинение.

Джон Сейл (Jon Sale), адвокат из Майями, представляющий интересы Лопеса, заявил, что его клиент отрицает свое участие в каких-либо противоправных действиях. Он отказался прокомментировать отношения Лопеса с Джулиани. В начале августа Джулиани остановился в шикарном имении Лопеса в пригороде Мадрида, и это было как раз в тот момент, когда Джулиани по указанию Трампа встречался с одним из главных советников президента Украины. Об этом ранее уже сообщила газета Washington Post. Затем Джулиани встретился с представителями министерства юстиции и настоятельно призвал их к тому, чтобы ни не выдвигали обвинений в адрес Лопеса. Об этом тоже сообщила газета The Washington Post. Вот что ответил Джулиани в эс-эм-эс на вопрос о своей работе с Лопесом: «Это профессиональная привилегия адвоката (attorney client privilege), и поэтому я буду противодействовать любой злонамеренной лжи и вашим попыткам как-то раздуть это дело».

Новость о том, что Джулиани представляет в администрации интересы крупного бизнесмена в энергетической области и одновременно является личным адвокатом президента, встревожила американских официальных лиц с опытом работы в Венесуэле. Вот что сказал один из бывших высокопоставленных сотрудников президентской администрации: «Нужно задать такой вопрос — «Зачем он делаете это?»

Элис Крайтс (Alice Crites) и Кэрол Морелло (Carol Morello) приняли участие в работе над этой статьей.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.