Военное Киберкомандование разрабатывает тактику информационной войны, чтобы применить ее против высокопоставленных российских руководителей и олигархов в том случае, если Москва в 2020 году попытается вмешаться в американские выборы посредством взлома систем для голосования и разжигания разногласий в обществе. Об этом рассказали бывшие и действующие официальные лица.

Одна из мер, которую разрабатывает Киберкомандование, направлена против высшего руководства и элиты страны, хотя лично президента Путина она вряд ли затронет, поскольку это будет слишком провокационно. Бывшие и действующие чиновники поделились информацией на эту тему на условии соблюдения анонимности, поскольку это очень деликатный вопрос. Суть таких мер заключается в том, чтобы показать, что в случае вмешательства могут быть раскрыты секретные личные данные таких руководителей. Больше ничего конкретного эти официальные лица не рассказали.

«Когда русские вставляют программные закладки в энергосеть, они наглядно демонстрируют свою способность нанести нам значительный ущерб в случае обострения ситуации, — сказал профессор права из Техасского университета в Остине Бобби Чесни (Bobby Chesney). — А мы в ответ можем подумать над персонализированной версией таких действий, которые будут напоминать индивидуальные экономические санкции. Это подаст убедительный сигнал руководству, что оно окажется под ударом, если начнет предпринимать определенные враждебные действия».

Киберкомандование и руководство Пентагона дать комментарии на эту тему отказались.

Военные уже давно проводят психологические операции. Например, в ходе войны в Персидском заливе они сбросили сотни тысяч листовок в Ираке, убеждая иракских солдат сдаваться войскам коалиции под руководством США. Однако интернет, социальные сети и смартфоны существенно расширили возможности и масштабы применения такой тактики.

Это происходит в момент, когда многочисленные ведомства из администрации Трампа пытаются защитить и обезопасить США от попыток иностранных государств сорвать выборы 2020 года, хотя президент Трамп усомнился и попытался принизить выводы собственного разведывательного сообщества о российском вмешательстве в 2016 году. В 2017 году Трамп заявил российским руководителям, что его не волнует вмешательство Москвы в американские выборы.

В прошлом месяце разведывательное сообщество подготовило секретную дополненную справку, назвав ее «Оценкой национальной разведки». В ней утверждается, что главная цель России на выборах 2020 года прежняя — сеять разногласия. «Она постоянно пытается углубить линии раскола в нашем обществе», — сказал один высокопоставленный американский представитель.

В прошлом году конгресс и администрация Трампа сняли ограничения для военных в вопросе проведения киберопераций с целью срыва действий зарубежных противников. Это стало результатом усилий ряда военачальников, таких как генерал Пол Накасоне (Paul Nakasone), который возглавляет Киберкомандование и Агентство национальной безопасности, являющиеся мощным государственными подразделениями по ведению электронной разведки и наблюдения. Именно они подключили наступательные киберсредства к проведению военных операций.

Это командование уже 10 лет занимается операциями влияния, что является отражением эволюции мышления в военном деле. «Это действительно очень важно, потому что в прошлом нам не очень-то удавалось интегрировать традиционную информационную войну и кибероперации, — сказал Чесни. — Но как показала Россия, эти два элемента практически уже неразделимы».

У других военных организаций, таких как Объединенное командование специальных операций, тоже есть средства ведения кибер- и информационной войны, однако Киберкомандование первым стало использовать этот арсенал для противодействия вмешательству в выборы.

«Через 332 дня наша страна будет избирать президента, — сказал Накасоне, выступая в этом месяце на военном форуме. — Мы не можем расслабляться. Мы не должны смотреть на это как на нечто эпизодическое. Защита нашей страны, защита наших выборов — это наша повседневная обязанность и на сегодня, и на все обозримое будущее».

Рассматриваемые варианты действий основаны на той операции, которую Киберкомандование провело прошлой осенью в преддверии промежуточных выборов. С октября 2018 года оно при помощи электронной почты, всплывающих уведомлений и текстовых сообщений нацелилось на российских «интернет-троллей», которые распространяли дезинформацию в американских социальных сетях. Эти тролли работали на «Агентство интернет-исследований», являющееся частной компанией под руководством близкого к Путину российского олигарха. Киберкомандование также рассылало сообщения хакерам, работающим на российскую военную разведку, показывая тем самым, что их личности ему известны, и оно может сделать эту информацию достоянием гласности. Свои сообщения командование не подписывало, однако американцы знали, что русские безошибочно определят отправителя.

Но тролли упорствовали, и Киберкомандование в день выборов отключило их серверы от сети, о чем ранее сообщала «Вашингтон пост». Изоляция продлилась как минимум два дня. Американцы также рассылали сообщения, чтобы вызвать неразбериху и разногласия среди сотрудников «Агентства интернет-исследований», в том числе, среди системных администраторов. Некоторые сотрудники настолько переполошились, что начали внутреннее расследование с целью поиска «кротов», сливающих кадровую информацию.

В качестве новой тактики рассматриваются действия против руководителей спецслужб, военачальников, а возможно, и некоторых олигархов. Направляемые им послания будут сопровождаться ограниченными кибероперациями, цель которых — продемонстрировать, что американцы могут взломать ту или иную систему либо аккаунт, и нанести ущерб. Об этом рассказали люди, посвященные в детали. В таких посланиях будут предупреждения о том, что если вмешательство в выборы не будет прекращено, этих людей ждут серьезные последствия.

Новые планы не предусматривают оказание влияния на российское общество в целом, поскольку американское руководство считает, что эффект от таких действий будет ограниченным — ведь Путин контролирует всю страну, в том числе, средства массовой информации.

Кое-кто считает, что новые планы могут оказаться результативными и изменят расчеты ключевых руководителей, которые принимают решения, но при этом не приведут к чрезмерной эскалации, так как они не направлены на разжигание народного восстания, чего очень боится Путин.

Другой вариант предусматривает распространение дезинформации в целях использования соперничества и вражды, существующей в российской власти и в рядах влиятельной элиты. В 2016 году сотрудники Совета национальной безопасности из администрации Обамы разработали серию киберопераций против России сродни тем, которые сегодня планирует Киберкомандование. Но как сказал один бывший руководитель, «никто не испытывал желания их осуществлять».

«Разница между 2016 годом и сегодняшним днем — как небо и земля», — сказал другой бывший руководитель, отметивший, что несколько лет назад Киберкомандование мыслило намного сдержаннее и традиционнее.

Все операции будут предварительно анализировать другие ведомства, в том числе, Госдепартамент и ЦРУ. Они также должны быть утверждены министром обороны. Их будут согласовывать с другими действиями США, такими как санкции и обвинительные заключения.

Одних киберопераций обычно недостаточно для того, чтобы изменить поведение противника. «Они могут подать полезный сигнал типа „Мы следим за вами, будьте внимательны и не заходите слишком далеко"»«, — сказал Майкл Карпентер (Michael Carpenter), руководивший оборонной политикой в администрации Обамы. Но в целом, продолжил он, такие операции более эффективны, когда их используют в сочетании с другими средствами воздействия, такими как санкции, особенно если эти санкции поддержат союзники.

Киберкомандование получило мощный стимул для активизации своей работы в августе 2018 года, когда конгресс дал разъяснения о том, что действия в киберпространстве, которые не могут быть приравнены к применению силы и попадают в так называемую серую зону, можно проводить как «традиционные военные акции», отличные от тайных операций. Это важное изменение, и оно означает, что скрытные операции, такие как отключение серверов прошлой осенью, невозможно будет затормозить спорами о том, являются они или нет оперативно-диверсионной деятельностью.

Оперативность Киберкомандования удалось повысить и за счет того, что Трамп спустя месяц подписал президентский меморандум по национальной безопасности, которым изменен процесс утверждения и запрета киберопераций. Теперь последнее слово будет за министром обороны, даже если другие ведомства станут возражать.

В Министерстве обороны нет единого управления, которое руководит кибероперациями, радиоэлектронной борьбой и психологическими операциями. Поэтому в декабре конгресс учредил, а сенат утвердил должность главного советника по информационным операциям, который будет координировать стратегию и политику в этой области внутри Пентагона и с другими ведомствами.

Некоторые бывшие представители американского руководства с опаской смотрят на то, как Киберкомандование берет на себя проведение информационных операций. «Мне не очень нравится то, что такими операциями будет заниматься Министерство обороны, — сказал Ричард Стенгел (Richard Stengel), который в администрации Обамы занимал пост заместителя госсекретаря по вопросам публичной дипломатии. — Я скептически отношусь даже к идее проведения таких операций Госдепартаментом. Я просто считаю, что у нас в этом деле нет серьезных навыков и умений».

Между тем, корпус морской пехоты учредил должность заместителя командующего по информации с целью расширения возможностей по ведению информационной войны. Киберкомандование сухопутных войск создало единое управление по кибероперациям, РЭБ и информационным операциям. В ВВС тоже создано киберподразделение, которое будет выполнять эти задачи.

Командование также обсуждает вопрос о проведении операций по разоблачению злонамеренных действий противника. Соединенные Штаты уже экспериментировали с такими разоблачениями. В 2014 году они опубликовали спутниковые снимки и прочую секретную информацию, указывающую на то, что Москва обучила и оснастила пророссийских повстанцев на Украине, сбивших самолет Малазийских авиалиний, на борту которого находилось 298 человек. Командование подчеркивает, что такие операции надо расширять, просвещая широкую аудиторию о действиях противника.

«По сути дела, это война стратегических идей и интерпретаций, — сказал эксперт по внешней политике и автор книги „Новые правила войны" (The New Rules of War) Шон Макфейт (Sean McFate). — И мы должны войти в эту область».

Свой материал для статьи предоставили Шейн Харрис (Shane Harris) и Пол Сонн (Paul Sonne).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.