Лидеры двух разных группировок суданских бойцов, действующих на территории Ливии, рассказали нашему изданию, что их ряды за последние несколько месяцев пополнили сотни новобранцев. Обе группировки воевали на стороне Ливийской национальной армии (ЛНА), возглавляемой генералом Халифой Хафтаром, против признанного международным сообществом правительства в Триполи.

«Многие молодые люди [приезжают сюда]… у нас даже нет возможности размещения такого количества людей», — рассказывает один из командиров, чья база находится на юге Ливии.

По словам командующих, на данный момент в Ливии сражаются около трех тысяч ополченцев из Судана, что значительно больше, чем указывалось в большинстве предыдущих оценок.

Ранее в этом месяце ООН заявляла, что вмешательство бойцов из Судана в Ливию является прямой угрозой безопасности для разрываемой войной страны. Группа экспертов ООН заявила в 376-страничном докладе перед Cоветом безопасности, что присутствие суданцев стало более ощутимо в 2019 году и может привести к нестабильности в будущем.

В Ливии беспорядки происходят с тех пор, как в 2011 году был свергнут Муаммар Каддафи (позже убитый). В последовавшем хаосе страна раскололась: слабая, получающая поддержку со стороны ООН администрация в Триполи контролирует запад страны, а соперничающее с ней правительство, выступающее единым фронтом с ЛНА Хафтара, контролирует восток; обе стороны получали поддержку со стороны ряда ополчений и иностранных правительств.

Хафтар в апреле начал внезапное военное наступление, направленное на захват Триполи, но оно было приостановлено, и обе стороны бросились в окопы и обстреливали друг друга вдоль южной границы города из все более тяжелого оружия.

Ранее в этом же месяце 76-летний Хафтар заявил, что его силы готовятся к «решающей битве», направленной на получение полного контроля над городом.

Если ЛНА и восточное правительство получают поддержку со стороны Франции, России, Иордании, Объединенных Арабских Эмиратов и других ключевых стран арабского мира, то правительство в Триполи поддерживают Италия, Турция и Катар.

«Иордания, Турция и Объединенные Арабские Эмираты регулярно, а иногда и открыто поставляют оружие, даже не стараясь при этом скрыть его происхождение», что нарушает эмбарго ООН на поставки оружия, говорится в недавнем докладе. Но «ни одна из сторон не имеет военного потенциала, чтобы действенно повлиять на исход конфликта в свою пользу».

В последние несколько месяцев ЛНА получила подкрепление в виде российских наемников.

Некоторые крупнейшие суданские образования, базирующиеся в Ливии, когда-то участвовали в боях в Дарфуре, беспокойном западном регионе Судана, в серии мятежей против ополченцев и войск, репрессивного режима в Хартуме.

Командиры суданских наемников заявили, что в составе новой волны новобранцев были многие, кто воевал против правления Омара аль-Башира, свергнутого в апреле, когда суданские военные отозвали свою поддержку после нескольких месяцев народных протестов.

Один из них рассказал, что многих завербовали в Дарфуре в последние несколько месяцев, а другие выехали оттуда в Ливию, чтобы примкнуть к воюющим.

Все командиры, с которыми мы поговорили, заявили, что надеются вернуться в Судан, чтобы бороться против нынешнего переходного правительства, созданного после падения Аль-Башира.

«Я знаю, что мы наемники и сражаемся не с честью и достоинством…. но это временно, мы вернемся домой, после того как покончим с нашей миссией здесь», — сказал один из них.

Другой командир заявил, что борьба в качестве наемников в Ливии — это единственный способ получить ресурсы, необходимые для борьбы с суданским государством в будущем.

По его словам, он не ожидал свержения Аль-Башира, но, хотя крах старого диктатора «изменил политическую обстановку», новое переходное правительство в Хартуме оказалось таким же, как предыдущий режим.

«Мы не верим, что Омара Аль-Башира уже нет. Сейчас мы в Ливии… но нас ждут еще новые сражения в Судане».

Другой высокопоставленный суданский наемник, базирующийся недалеко от Триполи, заявил нашему изданию, что у них «нет графика» для выхода из Ливии, но их пребывание здесь носит временный характер.

«Мы находимся там, чтобы обеспечивать надежную базу и получить оружие и другие военные средства, чтобы вернуться в Судан», — сказал он.

Эксперт по Ливии в Институте Клингендаль (Clingendael Institution) в Гааге Джалель Харшауи (Jalel Harchaoui) заявил, что очередной приток новобранцев может быть значительным дестабилизирующим фактором в долгосрочной перспективе.

«Более молодое поколение приезжает сюда заработать деньги. Это может длиться год, два года или более, но в конце концов конфликт сойдет на нет. В какой-то момент они начнут возвращаться домой [в Судан]», — говорит он.

Бойцы ливийской оппозиции едут на передовую
Звучат также утверждения о том, что по просьбе Хафтара в Ливию был направлен большой контингент суданских боевиков из состава военизированных сил быстрого реагирования (СБР).

В последнем докладе ООН говорится, что тысяча суданских военнослужащих из СБР, которых в начале этого года обвиняли в зверских массовых преступлениях в Дарфуре, были развернуты в Ливии 25 июля 2019 года военачальником Мохамедом Хамданом Дагало, ставшим высокопоставленным чиновником, также известным как Хемедти. Суданские наемники вовлечены и  в контрабанду и другую преступную деятельность.

Один из командиров рассказал, что помогал контрабандным путем вывозить мигрантов, рассчитывавших попасть в Европу через границу между Суданом и Ливией и пустыню противника.

«Понимаете, когда боевикам нечего делать, они должны работать, поэтому они иногда контрабандой провозят людей», — сказал он.

По словам Тима Итона (Tim Eaton), эксперта по Ливии из лондонского «Чатем-хаус» (Chatham House), известно, что наемники вымогают деньги у контрабандистов и мигрантов.

«Как правило, это подразумевает поднятие ‘ставки' либо за счет облегчения работы, либо за счет создания препятствий», — говорит Итон.

Один из суданских командиров заявил, что его войска сыграли решающую роль в «освобождении» нефтяных месторождений, захваченных силами Хафтара.

Это заявление подтверждается предыдущими докладами группы экспертов ООН, заявлявших, что суданские наемники помогли ЛНА обезопасить стратегический «нефтяной полумесяц» в стране.

«Без нашей помощи они не смогли бы его освободить, мы осуществили там около 50% военной работы», — рассказал он нашему изданию.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.