Хотя в центре внимания в азиатском регионе, как правило, оказываются союзы с участием американских партнеров — будь то «Четвёрка» (Четырехсторонняя система безопасности: США, Япония, Австралия и Индия, — прим. ред. ИноСМИ) или трехсторонняя модель отношений: США — Япония — Южная Корея, — есть и другие механизмы. Особо следует отметить договоренности, достигнутые за последние несколько лет Китаем и Россией.

Один из примеров — отношения Китай — Россия — Иран. Как и многие другие договоренности, это сочетание существующих связей между тремя странами и недавнего сближения из-за различных явлений и событий, включая крепнущее противостояние Соединенным Штатам, усилившееся за время президентства Дональда Трампа. И газетные заголовки пророчат, что к ним могут примкнуть и другие страны, — например, Пакистан.

В последние недели этому соглашению уделяется все больше внимания, а в конце этого месяца три страны планируют провести в Индийском океане первые совместные морские учения. По сообщению полуофициального иранского информационного агентства «Фарс», командующий военно-морскими силами Ирана контр-адмирал Хоссейн Ханзади заявил, что Иран примет участие в трехсторонних учениях «Пояс морской безопасности», которые начнутся 27 декабря. Ханзади сообщил, что это часть более широкого сотрудничества между ВМС Ирана и Китая, вплоть до производства эсминцев и подводных лодок.

Однако подробности об этой договоренности весьма скудны. На прошлой неделе Ханзади заявил официальному агентству Ирана, что военно-морские учения пройдут в северной части Индийского океана, не назвав при этом точных дат. Кроме того, сообщается, что Тегеран и Пекин рассматривают некий «долгосрочный план военного сотрудничества». Подтверждая участие России, министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал: «Мы, Китайская Народная Республика и Иран готовим военно-морские учения для борьбы с террористами и пиратами в этой части Индийского океана». Комментируя предстоящие трехсторонние учения, Лавров заявил 2 октября, что учения будут посвящены борьбе с пиратством и терроризмом.

Вне зависимости от официальных заявлений и их скрытой подоплеки, геополитические основы трехсторонней группы совершенно очевидны: все трое имеют весьма враждебные отношения с США и проявляют все бóльшую готовность к совместным действиям в области безопасности ради демонстрации собственных возможностей. Ранее в интервью иранскому информационному агентству «Мехр» контр-адмирал Ханзади намекнул, что совместные учения между несколькими странами, будь то на суше, на море или в воздухе, можно считать залогом «значительного расширения сотрудничества».

Но стратегическое значение следует понимать и в более широком смысле. Это регион, где наблюдается рост военной активности. В ноябре США провели военно-морскую операцию в Бахрейне, чтобы защитить судоходство в водах Персидского залива, где в последнее время усилилась напряженность. Кроме того, Вашингтон планирует создать и возглавить Международную коалицию по морской безопасности в Персидском заливе при участии Австралии, Бахрейна, Саудовской Аравии и Великобритании. Ожидаются и другие участники. В ноябре министр обороны Франции Флоранс Парли (Florence Parly) пообещала, что наблюдением за ситуацией на море займется европейская миссия, которая разместится на французской базе ВМФ в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби.

Действия России, Китая и Ирана на собственных условиях привлекают внимание. У России есть своя инициатива — концепция коллективной безопасности в Персидском заливе, — которую поддержал Китай. Иран между тем готовит «Ормузскую мирную инициативу», она же «Коалиция надежды», а секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани подчеркнул, что иностранные государства в иранской инициативе участвовать не будут, в отличие от региональных. Доселе демонстрация военно-морской мощи Ирана сводилась к использованию быстроходных катеров для преследования иностранных судов. И хотя занимался этим преимущественно Корпус стражей Исламской революции (КСИР), а не собственно ВМФ, иранский флот набирает силу благодаря новым беспилотным летательным аппаратам и другим технологиям.

С этой точки зрения у Китая, Ирана и России есть стимул использовать трехсторонние военно-морские учения для демонстрации растущего единства. Так, Иран прямо заявил, что трехсторонние учения ВМФ должны дать сигнал, что страны-участницы «достигли в своих отношениях значимой стратегической точки касательно общих и частных интересов», — где под частными подразумевается «уважение к национальным интересам друг друга». Китай по части официальных заявлений более осторожен, — отчасти потому, что китайские аналитики в области безопасности говорят, что Пекин не хочет «втягиваться в ближневосточные конфликты».

На фоне обострившихся морских столкновений между различными коалициями держав трехсторонние военно-морские учения Китай — Иран — Россия будут восприняты с некоторой озабоченностью. Как уже отмечалось ранее, они происходят в районе, где усиливаются военные действия. Помимо этого, у Индии возникают опасения из-за новых партнеров, — в частности, Пакистана, чье возможное приглашение вызвало в прессе бурные обсуждения после слов контр-адмирала Ханзади о том, что участие Исламабада приветствуется.

Сближение Китая, Ирана и России — важное стратегическое событие, и участие таких стран, как Пакистан, лишь увеличивает ставки. Какое бы развитие ни получила ситуация, можно ожидать пристального внимания к трехсторонним и четырехсторонним конфигурациям, выходящим за рамки традиционных альянсов с участием союзников и партнеров США.

Раджесвари Пиллаи Раджагопалан — заслуженный научный сотрудник и глава Инициативы по ядерной и космической политике при Исследовательско-наблюдательном фонде, одном из ведущих аналитических центров Индии.

Ранее была помощником директора Секретариата Совета национальной безопасности и научным сотрудником Института оборонных исследований и анализа в Нью-Дели

Автор четырех книг и множества публикаций в журналах и в газетах по всему миру. Выступала с лекциями в индийских военных и политических институтах и была приглашенным специалистом на различных региональных и международных форумах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.