В то время как американские политики злоупотребляют украинской темой во внутриполитической борьбе, западная поддержка Украины уменьшается, и попыток подтолкнуть ее к ЕС становится все меньше. Это опасно, потому что Путин времени не теряет.

Пока неясно, что импичмент Трампа в преддверии президентских выборов будет значить для США, и этот вопрос горячо обсуждается. А вот что эта ситуация значит для Украины, мало кто и задумывается.

В последние шесть лет страна страдает в военном отношении из-за атак России. А сейчас она, к сожалению, еще и стала мишенью в преддверии американских президентских выборов 2020 года. Это может иметь последствия как для самой Украины, так и для безопасности Европы.

Раньше Украина в Вашингтоне пользовалась широкой политической поддержкой как республиканцев, так и демократов. Например, когда в 2017 году Сенат голосовал за усиление санкций в отношении России, лишь двое из 100 сенаторов высказались против. Я лично во время переговоров с конгрессменами и сенаторами видел, что очень многие решительно поддерживают Украину. Даже когда поддержка Белого дома ослабла, например, в том, что касается санкций против России, Украина могла смело рассчитывать на поддержку Конгресса.

Администрация Трампа предприняла ряд позитивных мер, чтобы помочь Украине. Она укрепила способность Украины обороняться, предоставив ей, например, противотанковые ракеты. На этот шаг не решилась администрация Обамы. США ужесточили санкции против России, а Украине помогли добиться большей независимости от российской энергии. Справедливо и то, что США выступили против «Северного потока — 2» — проекта, из-за которого Украина может потерять 2 миллиарда евро ежегодного дохода.

Недавние события подорвали широкую политическую поддержку Украины со стороны американцев. Кроме того, эта ситуация испортила международную репутацию США. Многие развивающиеся демократии смотрят на американское демократическое государство как на идеал или, говоря словами Рейгана, «сияющий город на холме». Пока такие страны идут своим путем к полноценной либеральной демократии, США должны помогать им не сбиться с курса. Особенно это касается Украины, где США до сих пор пользовались большим моральным авторитетом. Но подход «ты мне — я тебе» подает совершенно неправильный сигнал о полномочиях на посту, полученном в результате демократических выборов. С моей точки зрения, это еще один признак того, что, к сожалению, полезная роль США как мирового полицейского уменьшается.

Военная помощь Украине — это способ западных демократий содействовать защите наших общих идеалов свободы. Ее ни в коем случае нельзя использовать как средство в предвыборной борьбе.

Будем надеяться, что эта ситуация не скажется на конкретной американской военной помощи Украине. Но поскольку сейчас страна замешана в государственный судебный процесс, которым оперируют оба лагеря, она больше не может рассчитывать на широкую политическую поддержку, помогавшую ей оставаться на правильном пути реформ все время после революции на Майдане в 2014 году.

В то же время все более проблематичной для Киева становится и европейская политика. После революции 2014 года ЕС и Украина сотрудничали в отношении реформ. Эта работа достигла кульминации, когда были подписаны соглашения о свободной торговле и либерализации визового режима. Сейчас есть значительный риск, что сотрудничеству станет мешать бюрократическая инерция. Ангела Меркель объявила, что покинет пост канцлера после следующих выборов. Президент Макрон скептически относится к идее дальнейшего расширения ЕС, Великобритания озабочена Брекситом, а Италия сближается с Путиным. Таким образом, ни одна из крупных европейских стран не занимается продвижением отношений с Украиной. Это гасит импульс, который мог бы привести к еще большему сближению между ЕС и Украиной. Подобно тому, как в Брюсселе устали от Украины, в Киеве тоже постепенно начинают уставать от ЕС.

Все это происходит на фоне попыток нового президента Украины Зеленского выполнить свое главное предвыборное обещание: обеспечить мир в Донбассе.

Недавно по инициативе Франции и Германии Зеленский впервые встретился с Путиным. Хотя шансы на существенный прогресс были невелики, какие-то успехи все-таки были достигнуты, и это может улучшить нынешнюю ужасающую гуманитарную ситуацию для жителей Восточной Украины.

Нам всем следует приложить усилия, чтобы покончить с этим конфликтом. Донбасс находится всего в двух часах полета от Копенгагена, и сейчас там проходит фронт борьбы между свободой и автократией.

После окончания холодной войны западный альянс все время пытался наладить сотрудничество с Россией, но Путин явно видит в нашей свободе угрозой своему режиму. Именно поэтому, по его мнению, Украина должна оставаться ослабленной буферной зоной между Россией и Европой.

Чтобы добиться этого, Путин пытается парализовать Украину с помощью разнообразных мер от кибератак, дезинформации и заказных убийств до военной агрессии. Украина — подопытный кролик для Путина, на ней он испытывает все эти тактики, которые потом применяет и в отношении других демократических стран. Эта общая российская стратегия проявилась и в использовании нервно-паралитического яда прямо на улице в Англии, кибератаке на Данию, вмешательстве в выборы в США и Франции, а также в войне в Донбассе.

Из-за этого конфликта украинская граница открыта для России, а Украина отрезана от потенциальных возможностей, связанных с НАТО и ЕС. Но именно за это борются мужественные молодые украинские мужчины и женщины — за европейское и трансатлантическое будущее.

В 2017 году я побывал на линии фронта на Украине. Там я встретил закаленных в боях солдат, которые скоро встретят свое шестое Рождество на войне. Каждую неделю оттуда поступают сообщения о новых раненых. Когда мы там были с визитом, нашему старому советском вертолету пришлось лететь очень низко и быстро: сообщили, что в районе применяются российские переносные ракетные комплексы. Пилоту за полный рабочий день заплатили 37 крон (около 350 рублей — прим. перев.).

Когда мы приземлились, я дал пилоту бутылку виски. Однако он сказал, что лучшим подарком будет, если я передам президенту, что народ сражается на фронте за европейскую Украину, Украину, освобожденную от гнета коррупции. По всей стране рядовые украинцы борются за такое будущее.

Когда я наблюдают за историей с импичментом в Вашингтоне, мои мысли обращаются к энергичным украинцам. Грустно видеть, что в американских дебатах Украину представляют как несостоявшееся государство. Это не так. Когда я ездил туда, я ощущал оптимизм и жизненную силу, которой часто так не хватает нашим давно устоявшимся европейским демократиям. Я видел толерантное общество, которое сейчас возглавляет президент-еврей, видел креативный технический сектор, в котором изобрели WhatsApp, и многое другое (на самом деле компания WhatsApp появилась в США, но одним из основателей был живущий и работающий в Кремниевой долине предприниматель украинского происхождения — прим. ред.). Я везде встречал живой предпринимательский дух.

Покинув НАТО, я решил продолжать работать с Украиной — сначала в роли советника бывшего президента Порошенко, а затем как член правления Ялтинской европейской стратегии. Вместе с другими европейскими лидерами и украинским филантропом Виктором Пинчуком я пытаюсь способствовать установлению на Украине европейского порядка. Я делаю это потому, что считаю очень важным для украинцев, а также для наших собственных геополитических интересов и безопасности удержать Украину на пути реформ и сближения с ЕС и НАТО.

У Украины есть свои проблемы, но последние успехи страны свидетельствуют, что она стремится к свободе. Я надеюсь, что политическая лихорадка в Вашингтоне утихнет. Молодые украинцы, солдаты, которые борются за свободу, и все слои населения Украины заслуживают того, чтобы их страну продолжали считать проектом свободы, а не шахматной фигурой на внутриполитической доске США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.