Газопровод «Северный поток — 2» должен пройти по дну Балтийского моря из Усть-Луги в России до Грайфсвальда в Германии. Две его трубы пролягут в водах России, Финляндии, Швеции и Германии, пройдя расстояние в 1 200 км, чтобы обеспечить ежегодную поставку 55 миллиардов кубометров газа в Западную Европу. Как бы то ни было, для министров и дипломатов масштабы проекта так же велики, как и число окружающих его противоречий.

Хотя до 30 декабря будущее проекта казалось неопределенным, сейчас его реализация выглядит практически неизбежной после выданного Данией разрешения Nord Stream 2 AG (занимающийся проектом консорциум во главе с Газпромом) на прокладку 147 км труб в своих территориальных водах к югу от острова Борнхольм. У Дании ушло два с половиной года на принятие решения, которое противники проекта называют спорным и политизированным. Газопровод прокладывают с поразительной скоростью в 3 км в день, и он должен быть завершен уже через несколько недель.

Как бы то ни было, российский вице-премьер Дмитрий Козак недавно признал, что отставания от графика растут, и что трубопровод будет введен в эксплуатацию только в середине будущего года. Почему? «Северный поток — 2» оказался в самом центре борьбы вокруг реализации новой европейской директивы по газу, которая была принята в апреле 2019 года. Этот документ меняет действовавшие с 2009 года правила внутреннего газового рынка.

Сложные правила транспортировки газа

Главное изменение касается расширения сферы применения правил транспортировки газа между странами-членами, на поставки в или из третьих стран, которые не входят в Евросоюз или Европейскую ассоциацию свободной торговли. При этом новый регламент касается не всех газопроводов между ЕС и третьими странами: он не затрагивает те из них, которые были «завершены» до 23 мая 2019 года.

Кроме того, он не касается проектов, которые получают поддержку Европейской комиссии. В частности, это относится к трубопроводам, которые формируют идущий из Азербайджана в Италию (через Турцию и юг Балкан) южноевропейский газовый коридор, и проект Baltic Pipe, нацеленный на поставки норвежского газа в Польшу через Данию. «Северный поток — 2» в свою очередь (несмотря на поддержку Германии) не сможет войти в эксплуатацию до договоренности государств-членов по условиям применения новой директивы.

В теории, «Газпром» больше не сможет владеть газопроводом и использовать его для транспортировки газа в Европу. Тем не менее это не означает, что «Северный поток — 2» не увидит свет. «Газпром» сможет адаптировать его под требования европейского права, например, создать формально независимого оператора или доверить управление частью трубопровода другой компании.

Роль американского Сената

В таком случае остальная часть газопровода не будет охвачена директивой, поскольку эксплуатирующее его предприятие будет считаться независимым от поставщика. Тем временем Nord Stream 2 AG подала жалобу на ЕС в международный арбитраж, посчитав, что новая европейская директива нарушает положения Европейской энергетической хартии. В свою очередь, противодействие «Северному потоку — 2» в ЕС продолжает расти.

В ноябре Польское управление защите конкуренции и потребителей приняло против дочерней компании французской Engie беспрецедентный штраф в 40 миллионов евро за упорный отказ предоставить документы, касающиеся ее участия в проекте. Управление также продолжает следствие в отношении других инвесторов «Северного потока — 2»: немецких Wintershall и Uniper, англо-голландской Shell и австрийской OMV.

Хотя штрафы польского ведомства вряд ли произведут впечатление на партнеров «Газпрома», все может быть совершенно иначе с экономическими санкциями, которые недавно были утверждены Сенатом США через новый бюджет Пентагона. Кроме того, перед «Газпромом» все еще стоит проблемный украинский вопрос. Нынешнее соглашение по условиям транзита российского газа через Украину истекает 31 декабря.

Энергетическая безопасность Европы

Без продления договоренности Россия не сможет поставить западноевропейским клиентам оговоренные по контрактам объемы газа, которые раньше шли через Украину. В связи с невозможностью наверстать отставание от графика, Москва предложила Киеву продлить текущее соглашение или подписать новое. При условии, что тот откажется от судебных тяжб между «Газпромом» и «Нафтогазом» и исполнения принятых в пользу последнего решений международного суда на несколько миллиардов долларов. Украинцы отклонили предложение, посчитав его неприемлемым.

Как бы то ни было, прекращение транзита российского газа не в интересах Украины, поскольку она лишится тем самым немалых финансовых поступлений. Что еще хуже, прекращение российских поставок может парализовать страну, которая проводит реформы собственного газового сектора в соответствии с европейским законодательством. Именно в такой обстановке продолжаются трехсторонние переговоры России, Украины и ЕС, чей результат определит множество геополитических параметров энергобезопасности Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.