Кажется, прекрасная идея — начать борьбу с коррупцией в России с нескольких показательных разоблачений и арестов видных, но не самых высокопоставленных коррупционеров. Тогда можно похвастаться, сколько денег вы вернули в государственный бюджет. Но не все так идеально, и вполне может случиться, что подобная кампания обернется против вас самих.

В России уже произошло сразу несколько скандалов, вызванных арестами сотрудников силовых структур или чиновников, которым предъявлено обвинение в коррупции. И речь идет не о какой-то паре миллионов. Первым в череде громких скандалов последнего времени стал арест полковника антикоррупционного отдела полиции Дмитрия Захарченко. В сентябре 2016 года в его квартире, предназначенной специально для «хранения денег», обнаружили девять миллиардов рублей в разной валюте.

Чуть больше удалось «накопить» полковникам ФСБ (спецслужба), которые занимались банковским сектором, во главе с Кириллом Черкалиным. У них хранились 12,5 миллиардов рублей, а еще как минимум такую же сумму им удалось вывести через подставные компании и лиц, включая членов их семей. Но это не уникальный случай. Потягаться с ними по объему денег могут представители региональных «гражданских» властей: Александр Шестун, глава Серпуховского района Московской области, с его 12 миллиардами рублей или Александр Постригань, глава Клинского района той же области, с девятью миллиардами.

Их деятельность, а в особенности «полковническая линия», очень похожа на то, что легло в основу так называемого дела Магнитского. В 2007 году целую компанию Hermitage Capital под предлогом уклонения от налогов взяли под контроль силовые структуры. В 2009 году юрист Сергей Магнитский, который расследовал схему махинаторской конфискации, был арестован, а затем умер в заключении. Мало того, Магнитского посмертно осудили за налоговые махинации. Но история с полковником Черкалиным и Захарченко наводит на мысль, что Магнитский скорее был не налоговым махинатором, а жертвой подобной схемы.

Учитывая должности разоблаченных коррупционеров, поражает, прежде всего, то, что они не относятся к высшим эшелонам российской политики или силовых структур. И обыватель может легко прийти к выводу, что если так и в таких масштабах воруют на «среднем» уровне, то на самом высоком — суммы во много-много раз больше. Кстати, это лишний раз заставляет задуматься над информацией о том, что Путин является богатейшим человеком в мире. Особенно неприятно в подобных утверждениях, что им, казалось бы, не требуется подтверждение. Кстати, после освобождения с условным сроком о разделении российского общества на ворующих и обворованных заявила и новая звезда российской оппозиции Егор Жуков, студент московской Высшей школы экономики.

Такие истории помогают активистам, связанным с Фондом борьбы с коррупцией Алексея Навального. Основываясь, в том числе, на них, он рассказывает о том, как в коррупционные схемы вовлечены самые высокопоставленные российские политики. Правда, чаще всего его разоблачения касаются не президента Путина, а премьера Дмитрия Медведева. Именно он стал «героем», пожалуй, наиболее известного фильма «Он вам не Димон».

Сейчас в центре внимания оказалась супруга российского премьера Светлана, которая, по словам Навального, летает по своим делам на частном самолете стоимостью 50 миллионов долларов. Еще недавно он принадлежал оффшорной компании, находящейся в собственности российского государственного банка ВТБ, а теперь зарегистрирован на такую же компанию в Белизе (эта страна не раскрывает подлинных владельцев). Месячной зарплаты российского премьера хватило бы на час полета такого самолета, а его жена, судя по налоговой декларации, вообще ничего не зарабатывает. Также Навальный и его соратники рассказали кое-что о таких людях, как глава Национальной гвардии Виктор Золотов и глава Роснефти Игорь Сечин.

О том, насколько неприятны обвинения со стороны Навального, свидетельствует уже тот факт, что государственные руководители просто не в состоянии на них убедительно ответить. Одни реагируют сомнительным образом, в том числе, например, Алишер Усманов с его лексиконом уличного воришки или Виктор Золотов, который в форме, похожей на карикатуру представителя южноамериканской хунты, вызвал Навального на поединок. Другие, например генеральный прокурор Юрий Чайка, традиционно объясняют обвинения в свой адрес заказом из-за рубежа. А вот Дмитрий Медведев выбрал иную стратегию — игнорирование.

Кстати, не упоминать имя Алексея Навального и не привлекать к нему внимание — это основа кремлевской политики в отношении этого оппозиционера. Типичный пример — выступления Владимира Путина, который порой весьма неуклюже избегает имени Навального. В суд обратилось минимальное количество разоблаченных. Усманов выиграл свой суд, но сомнения насчет него остались.

Было бы не совсем правильно утверждать, что коррупционные скандалы, точнее обвинения в финансовых махинациях и превышении полномочий, обошли стороной высшие эшелоны российской политики. За коррупцию осудили, например, министра экономического развития Алексея Улюкаева, бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, а также заместителя министра финансов Сергея Сторчака. Но во всех трех случаях мы наблюдали скорее не образцовую борьбу с коррупцией, а результат столкновений между отдельными кликами в российской власти. Улюкаев насолил всемогущему Сечину, а Сердюкову отомстила армейская клика.

Интересно, что (особенно в случае первых двух) многие ожидали вмешательства Владимира Путина, но он не стал лезть в борьбу между кланами. И только Сторчака освободили после заступничества Алексея Кудрина, то есть министра финансов. Что касается недавних эпизодов, то Александр Шестун получил известность тем, что разоблачал махинации генерального прокурора Юрия Чайки и других представителей силовых структур.

Таким образом, демонстративная готовность бороться с коррупцией — обоюдоострое оружие. Помимо борьбы с коррупцией, она может просто указывать на то, насколько коррупция распространена и где она процветает. Осужденных не считают невиновными, а видят в них скорее козлов отпущения или жертву внутренней борьбы. При этом главные коррупционеры по-прежнему остаются в тени.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.