В то время как большинство сирийцев находятся в поиске альтернативных источников энергии, таких, как, например, солнечная электроэнергия, заинтересованные стороны конфликта в Сирии пытаются прибрать к рукам нефтегазовые месторождения. Среди них Вашингтон и Москва, которые продолжают негласно утверждать, что «сирийская нефть не для сирийцев». К слову, международная конкуренция в нефтяной промышленности началась в 30-х годах прошлого века, когда крупные европейские и американские нефтяные компании устремились в арабский регион для поиска и разведки нефтяных месторождений. Нельзя не упомянуть о том, что борьба за нефть сыграла ключевую роль в разжигании сепаратистских настроений на северо-востоке Сирии, как утверждала сирийская пресса в то время.

Сирийский политолог и экономист, пожелавший остаться неизвестным, рассказал «Аш-Шарк Аль-Аусат», что с 1980 по 2010 годы нефтяной сектор в Сирии полностью контролировался кланом Асадов. Вся информация о запасах нефти и реальном количестве месторождений, кроме нескольких крупных, была засекречена. Таким образом, даже ОПЕК не знала о реальном объеме добычи нефти в Сирии. В 2011 году в Сирии начались антиправительственные выступления против режима Башара Асада, которые были направлены на то, чтобы отобрать у него нефтяные месторождения и выявить их реальное количество.

В 2012 году начались вооруженные столкновения между силами Асада и различными оппозиционными группировками. Сирийский режим потерял контроль над нефтяными месторождениями, который взяли в свои руки сначала группировки Свободной сирийской армии, а затем Джебхат ан-Нусра (запрещена в РФ — прим. ред.) после того, как большинство иностранных компаний покинули Сирию. Вышеупомянутые группировки добывали сирийскую нефть вплоть до прихода ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) в 2013 году, которое захватило нефтяные месторождения на востоке страны. К 2014 году «Исламское государство» взяло под свой контроль большинство нефтяных месторождений в Сирии, включая крупнейшее месторождение Аль-Омар в Дейр-эз-Зоре.

В 2015 году Министерство обороны США оценивало доходы ИГИЛ от продажи сирийской нефти в 40 миллионов долларов в месяц. Но два года спустя «Исламское государство» было изгнано из большинства районов на востоке Сирии, а поддерживаемые Вашингтоном курдские «Сирийские демократические силы» установили контроль над нефтяными месторождениями в стране. К сожалению, сирийские нефтяные месторождения получили серьезные повреждения в результате воздушных атак США против боевиков «Исламского государства», которые, в свою очередь, разрушили большую часть нефтяной инфраструктуры, прежде чем покинуть подконтрольные им районы.

Стоит отметить, что в районах нефтяных месторождений на северо-востоке Сирии, которые находятся под контролем «Сирийских демократических сил», сосредоточено около 70% сирийской нефти. Крупнейшими нефтегазовыми месторождениями в Сирии считаются: Аль-Омар, где до 2011 года добыча нефти составляла 80 000 баррелей в сутки, Ат-Танак в Дейр-эз-Зоре, где добывалось 40 тысяч баррелей нефти в сутки, Ар-Румейлан, ас-Сувайдия, а также 1322 нефтяных и 25 газовых скважин, расположенных в районах Эш-Шаддади, Аль-Джибса и Аль-Гуль на юге провинции Эль-Хасака. К слову, добыча нефти в двух крупнейших нефтегазовых регионах до 2011 года составляла примерно 200 тысяч баррелей в сутки, то есть около 50% от добычи всей нефти в Сирии.

Другие нефтегазовые месторождения находятся в Эль-Маркада и Тишрин-Кабибия на западе провинции Эль-Хасака, а также в провинции Эр-Ракка, где добывается около 50 тысяч баррелей в сутки. Отдельно следует упомянуть насосную станцию Т-2 на востоке провинции Дейр-эз-Зор вблизи иракской границы, часть которой перешла в руки сирийского режима после того, как он вернул контроль над нефтегазовым месторождением Аш-Шаир в провинции Хомс в 2017 году.

К слову, Аш-Шаир считается стратегически важным газовым месторождением, так как добыча газа составляет 3 млн кубометров в сутки. Кроме того, силы сирийского режима и 5-го Штурмового корпуса, созданного при поддержке России, контролируют нефтегазовые месторождения в районе Пальмиры. Среди них: Аль-Гуль, Аль-Арак, Хиян, Джахар, Аль-Махр, Абу-Рибах и другие нефтегазовые поля, где добыча составляет 9 тысяч баррелей в сутки.

Продажа сирийской нефти

Борьба за сирийскую нефть представляет серьезную проблему для сирийцев, поскольку нефть — основной источник дохода страны. Согласно данным сайта British Petroleum, добыча нефти в Сирии в 2008 году составляла 406 тысяч баррелей в сутки. В 2009 году она снизилась до 401 тысячи баррелей в сутки, а затем до 385 тысяч баррелей в 2010 году и 353 тысячи баррелей в 2011 году. В 2012 году добыча нефти достигла отметки в 171 тысяча баррелей в сутки. В 2013 году добыча нефти в Сирии составляла 59 тысяч баррелей в сутки, а в 2014 году всего 33 тысячи баррелей. К 2015 году объем добычи сирийской нефти снизился до 27 тысяч баррелей. В 2016-2017 годах добыча нефти в Сирии упала до 25 тысяч баррелей, а в 2018 году составила всего 24 тысячи баррелей в сутки.

По мнению сирийского экономиста, запасы нефти в Сирии (около 2,5 млрд баррелей) довольно незначительны по сравнению с запасами других стран региона. Например, доказанные запасы нефти в Саудовской Аравии составляют 268 млрд баррелей, что более чем в 100 раз превышает показатели Сирии. Кроме того, сирийская нефть считается нефтью «низкого» качества, так как залежи располагаются на глубине 1500-3000 метров. Таким образом, затраты на добычу сирийской нефти составляют 20-25 долларов за баррель, в то время как затраты на добычу в других странах региона в среднем составляют 5 долларов за баррель. Следует напомнить, что «Сирийские демократические силы», а до них «Исламское государство» были вынуждены продавать нефть сирийскому режиму, который перерабатывал ее на заводах в Хомсе и Баниясе. Это было выгодно с финансовой точки зрения, учитывая высокие затраты на транспортировку и переработку нефти в других странах. Согласно данным британского сайта Oil Price, «Сирийские демократические силы» продавали баррель нефти за 30 долларов и получали прибыль в размере 10 миллионов долларов в месяц.

Сирийский режим получал нефть от «Сирийских демократических сил» через посредников и компании, созданные для этой цели во время войны. Посредники покупали нефть у ИГИЛ и доставляли ее в районы, находящиеся под контролем режима Асада, согласно заключенному соглашению между сирийским режимом и «Сирийскими демократическими силами» в 2018 году. Наиболее известным посредником является сирийский бизнесмен Хусам аль-Катирджи, который стал членом Народного совета Сирии, а затем создал специальную милицию для транспортировки нефти в районы, находящиеся под контролем сирийского режима. В 2018 году он создал нефтяную компанию «Арвада» с общим капиталом в размере 1 миллиардов сирийских лир.

А теперь вернемся к вышеупомянутому соглашению, которое предусматривает, что «Сирийские демократические силы» будут передавать Дамаску 100 баррелей нефти, добываемой на месторождениях Аль-Омар и Ат-Танак, в обмен на 75 баррелей топлива. Нефть будет транспортироваться с месторождений Аль-Омар и Ат-Танак к месторождению Ат-Таим на юге Дейр-эз-Зора, которое находится в руках сирийского режима, и оттуда на нефтеперерабатывающий завод в Хомсе. Таким же образом будет происходить транспортировка газа с месторождений Аль-Омар, Ат-Танак и Аль-Джафра. Сначала он будет поступать на газоперерабатывающий завод Коноко в Дейр-эз-Зоре, а затем на месторождение Ат-Таим, и, наконец, на тепловую электростанцию «Джандар» в провинции Хомс. В соответствии с соглашением, сирийский режим забирает 65% нефтяных доходов, а «Сирийские демократические силы» получают 35%.

Конкуренция России и США

9 октября 2019 года вооруженные силы Турции начали операцию «Источник мира», целью которой было изменение расклада сил на северо-востоке Сирии, а уже через две недели турецкая военная операция завершилась выводом курдских группировок из зоны безопасности вдоль турецко-сирийской границы. Сирийский режим совместно с российским союзником готовился заполнить вакуум, оставшийся после ухода «Сирийских демократических сил», и восстановить контроль над нефтяными полями. Российские чиновники неоднократно подчеркивали необходимость восстановления контроля сирийского режима над всеми нефтяными месторождениями в стране, но президент США Дональд Трамп удивил всех своим заявлением о том, что он собирается заключить сделку с американской компанией ExxonMobil, чтобы «правильно распределить нефтяные богатства в Сирии». По словам американского лидера, обеспечение безопасности нефтяных месторождений служит задаче лишить ИГИЛ доходов от этой нефтяной инфраструктуры. Таким образом, курды извлекут из этого выгоду вместе с США.

Новое заявление Дональда Трампа шокировало общественность, так как ранее он сообщил о намерении вывести американские войска из северо-востока Сирии в свете турецкой операции. Таким образом, в конце ноября 170 армейских грузовиков, а также 17 бронемашин с американскими солдатами прибыли из Северного Ирака на американские военные базы, расположенные возле нефтегазовых месторождений в провинциях Дейр-эз-Зор и Эль-Хасака. Надо особо отметить, что действия США были призваны укрепить позиции курдов и предотвратить установление контроля со стороны России и Ирана над сирийскими нефтяными месторождениями. Кроме того, американцы ужесточили экономические санкции в отношении Ирана и Сирии, лишив их возможности использовать восточные регионы Сирии для обхода санкций и обеспечения безопасности маршрутов транспортировки нефти и газа.

С 2017 года Иран пытается установить контроль над контрольно-пропускным пунктом Аль-Букемаль — Аль-Каим, чтобы обезопасить транспортное сообщение между Ираном, Сирией и Ираком. Кроме того, иранские власти стремятся заполучить больше инвестиционных контрактов в области энергетики в Сирии, но сегодня Тегеран сталкивается с присутствием американцев в районах к востоку от Евфрата, а также с конкуренцией в лице своего российского союзника, который до сих пор держит в руках самые важные нефтяные контракты.

Нельзя не упомянуть Россию, которая совместно с Турцией проводит регулярное военное патрулирование в некоторых нефтяных районах страны. На сегодняшний день Россия и США — самые влиятельные игроки в Сирии, а их отношения определяют будущее любого политического решения в стране. Напомним, что Россия вмешалась в сирийский конфликт, выступив на стороне правительственных войск президента Башара Асада в 2015 году, чтобы прибрать к рукам основные нефтегазовые контракты. В то время как США пытаются укрепиться на сирийских нефтяных месторождениях с помощью своих союзников, Россия получает контракты на разведку сирийского природного газа в Средиземном море, где находится самая большая российская военно-морская база на Ближнем Востоке (Тартус). Российская компания «Союз-Нафта Газ» первой подписала контракт на разведку нефти и природного газа с сирийским режимом в 2013 году. Согласно контракту, разведывательные работы будут проходить на площади 2190 квадратных километров в течение 25 лет. Ее примеру последовала компания «Стройтрансгаз», которая в 2017 году заключила контракт с режимом Асада на разведку природного газа и нефти в Тартусе, Баниясе, Каре, а также контракт на восстановление добычи фосфатов на крупнейших в стране месторождениях неподалеку от Пальмиры. Другие российские компании «Зарубежнефть», «Зарубежгеология», «СТГ Инжиниринг» и «Технопромэкспорт» также заключили контракты на разведку и восстановление нефтегазовых месторождений и обслуживание поврежденных нефтеперерабатывающих заводов в Сирии. В 2017 году Министерство нефти Сирии оценило запасы морских месторождений газа в 250 миллиардов кубометров.

Если эти цифры верны, то в руках Москвы находится большая часть сирийского пирога. Россия — это главная заинтересованная сторона в достижении политического решения, которое положит конец сирийскому конфликту и позволит ей активно заниматься политическими и экономическими вопросами в Сирии. С другой стороны, американцы все еще находятся в игре, а их доля сирийского пирога позволяет разыгрывать необходимые карты против Ирана и России. Они создают новую конфликтную ситуацию на востоке Сирии, которая приобретает все большее значение не только из-за концентрации нефтяных месторождений в этом регионе, но и из-за транспортного узла, связывающего Турцию, арабский регион, богатый нефтью Иракский Курдистан и Иран с Западом. К слову, вышеупомянутый транспортный узел считается одним из основных маршрутов транспортировки нефти и газа из Сирии в Европу. Сложившаяся ситуация возвращает нас к первой трети двадцатого века и утверждению, что «сирийская нефть не для сирийцев», только на сегодняшний день оно трансформировалось в «сирийская земля не для сирийцев».

Во власти «Баас»

Согласно данным сирийского министерства нефти, разведка и добыча этого топлива началась в стране в 1933 году. Именно в тот период иракская компания IPC обнаружила нефтяные месторождения в иракском Киркуке, который связан с провинцией Дейр-эз-Зор в восточной Сирии. Однако заключение контрактов по добыче сирийской нефти регулировалось французским мандатом, в то время как национальное правительство, сформированное под мандатом, изо всех сил пыталось подписать с французами договор, который бы признал сирийский суверенитет.

Французы ушли из Сирии лишь в 1946 году. Первая коммерческая переброска нефти была отложена до 1956 года, а геологоразведочная деятельность по-прежнему ограничивалась западными компаниями, пока власти не создали Главное управление по нефтяным вопросам в 1958 году для работ в области бурения и добычи, в дополнение к другим задачам, касающимся переработки, транспортировки и покупки нефтепродуктов.

После того, как партия «Баас» захватила власть в Сирии в результате переворота 8 марта 1963 года, годом позже был издан Законодательный декрет №132, запретивший выдачу лицензий на разведку и инвестирование иностранным компаниям. Таким образом, единственным игроком в этом секторе стало государство. Что касается полноценной добычи нефти, то она началась в мае 1968 года, когда первый баррель нефти прибыл в порт Тартус, проделав путь от нефтеперерабатывающего завода в Хомсе и насосной станции в Тель-Адасе на северо-востоке Сирии.

В 1974 году была основана Сирийская нефтяная компания, а также несколько других организаций, специализирующихся на переработке и транспортировке топлива и связанных с министерством нефти и минеральных ресурсов. С момента своего основания компания участвовала и даже контролировала процесс составления геологической карты страны в рамках договора о сотрудничестве с Советским Союзом.

Сирийская нефтяная компания взяла на себя все работы, связанные с добычей нефти и газа, и на ее долю приходилось более 50 процентов национального дохода. В 1980 году была создана Al Furat Oil Company для разведки и инвестиций в нефтяные месторождения в Сирии, и ее акции были распределены следующим образом — 65% принадлежали сирийскому государству, а оставшиеся 35% достались группе иностранных компаний во главе с голландской Shell, которые представлял Мухаммед Махлуф, брат жены покойного президента Хафеза Асада и дядя президента Башара Асада. В том же году зять Махлуфа, сотрудник Сирийской нефтяной компании Гассан Муханна и бизнесмен Низар аль-Асад основали компанию LEAD. Она получила нефтяные контракты в пользу Petro-Canada и ее эксклюзивного представителя в Сирии Рами Махлуфа, сына Мухаммеда Махлуфа.

В тот период был разорван контракт с французской компанией Total, которая начала свою работу в Сирии в начале 90-х годов прошлого века, что привело к тупиковой ситуации в сирийско-французских политических отношениях. Разрядка напряженности произошла лишь в 2007 году. Компания Total продолжала работать в Сирии в области разведки и добычи нефти до 2011 года наряду с другими западными компаниями, в том числе голландской Shell.

Что касается американских компаний, то их присутствие начало сокращаться в 1980-х годах, когда интерес компании Marathon к сирийским нефти и газу угас, и она предпочла инвестиции в Африке. Все это происходило на фоне административных препятствий, которые сирийское правительство создавало в отношении оплаты расходов компаний на разведку и добычу нефти и распределения доходов по мере увеличения добычи нефти в стране. Согласно данным Economist Intelligence Unit, добыча нефти в Сирии увеличилась в период с 1995 по 2004 годы и достигла 600 тысяч баррелей в сутки. По некоторым данным, этот объём был продан на черном рынке по ценам ниже мировых в обмен на наличную оплату в иностранных валютах. Иными словами, есть причины сомневаться, полностью ли доходы от продажи нефти поступал в государственный бюджет, а поднимать этот вопрос в стране было строго запрещено.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.