О русофобии, сербофобии и их адских целях

«Шпионские» штучки

В последние две недели выдуманный шпионский скандал, в котором, как утверждается, замешаны российские спецслужбы, дал повод разгуляться русофобии в самом худшем ее виде. Дело до конца не расследовано, то есть нет даже намеков на то, о чем в нем идет речь: о коммерческой или какой-то другой сделке. Тем не менее в Россию немедленно полетели стрелы. Дежурные «русоненавистники» поспешили очернить ее всеми возможными способами (даже теми, которые с точки зрения здравого смысла кажутся невозможными).

Это Россия якобы виновата в том, что мы находимся в плачевном экономическом и любом другом положении, а совсем не Запад, который совершил военную агрессию против нас и своими губительными санкциями почти устроил нам экономический геноцид. Сербия не стала членом Европейского Союза не потому, что тамошние центры власти не хотят нас в нем видеть, а из-за какой-то подрывной деятельности Москвы. Также она несет ответственность и за дефицит демократии в нашей стране. В общем, нет конца и края тем глупостям, которыми нас бомбардировали и бомбардируют. Я не вижу смысла их перечислять, ведь уже и так понятно, о чем идет речь.

Вековая дружба

Большая часть граждан Сербии это осознает и чрезвычайно дружественно настроена по отношению к большой славянской и православной державе. Сербы знают, что без поддержки России Косово уже давно вошло бы в ООН, а наша кампания, цель которой — увеличить число стран, отозвавших свое признание этого псевдогосударства, была бы беспредметной. Люди также понимают огромную роль Москвы в борьбе Республики Сербской за сохранение собственной государственности в дейтонском формате. Им ясно, что без Кремля на плечи сербского народа ООН уже давно возложила бы бремя вины за геноцид из-за лжи о случившемся в Сребренице.

Все это контрастирует с тем, как сегодня (а не только в прошлом) действуют ведущие государства Европейского Союза и США, которые являются главными поборниками албанского сепаратизма и централизации Боснии и Герцеговины. Их действия только добавляют России и ее президенту Путину популярности в глазах нашего народа. А если к этому прибавить и все то наследие, которое нас связывает, то неудивительно, что опросы общественного мнения показывают: русских мы считаем самым близким нам народом, а Россию — важнейшим союзником и другом.

Симпатии общественности

Недавние опросы среди граждан Сербии о нашей военно-политической ориентации подтверждают, что нейтральность для них больше не на первом месте. Тем не менее большинство предпочитает ее членству в НАТО. Когда речь идет об альянсе, сербы всецело поддерживают идею нашего военно-политического неприсоединения. Однако если рассматривается несколько вариантов, то нейтральность больше не занимает в опросах лидирующих позиций.

Сегодня многие граждане Сербии полагают, что наиболее выгодным для нашей страны было бы военно-политическое сближение с Россией и Китаем, а не подлинный нейтралитет. Конечно, речь не идет о вступлении, например, в ОДКБ, так как никто или почти никто на общественно-политической арене за это и не выступает. Однако подобные мнения многое говорят о геополитических симпатиях нашего народа (которые легко могут вылиться в политические решения при необходимости и определенной политической смелости).

О другого рода выборе свидетельствуют несколько менее показательные исследования так называемой этнической дистанции. Подобные исследования говорят о том, что среди всех иностранцев русские для сербов наиболее предпочтительны в качестве супругов, друзей, коллег по работе. Более того, сербы хотели бы, чтобы как можно больше русских проживало в Сербии и чтобы они проявляли себя в общественной жизни. Таким образом, русские пользуются среди сербов большой популярностью, и в этом традиционном мнении их еще больше упрочивает повышение роли Российской Федерации в мире, а также ее отношение к нашей стране.

Пример Черногории

Несмотря на все это, мы нередко сталкиваемся с русофобскими выпадами в средствах массовой (дез)информации. За ними стоят разные натовские и другие западные лобби и медиа-пропагандисты. Но речь не только об этом. У нас самих, пусть и немного, есть глубинная русофобия. Однако в обоих случаях она связана с сербофобией. Русофобия — это только ее изнанка.

Сторонники НАТО, которые сегодня критикуют Россию, потому что она, по их выражению, «удаляет нас от Запада и толкает в изоляцию», как правило, также являются апологетами режима Мило Джукановича. Те же люди нахваливают сомнительную власть в Подгорице, поддерживают ее во внутренних черногорских политических спорах, а также отстаивают официальную Черногорию перед сербской общественностью. Кто же они такие? Возможно, это сербские патриоты?

В Черногории установился откровенно антисербский режим. Свою политику он строит на геноциде, искореняющем идентичность сербского народа в этой стране, и на уничтожении сербского наследия в Черногории. А у нее, бесспорно, есть сербские корни. Но нынешняя черногорская власть хочет отсечь их и реализовать свой национальный проект, основанный по модели Хорватии на контр-идентичности. В Сербии этого не понимают только те, кто политически слеп или желает зла своему народу.

Подавление национального

Тем не менее Подгорицу поддерживает часть наших общественных деятелей, которые утверждают, что являются сербами и что их волнуют наши национальные интересы. Но это как если бы во время Второй мировой войны кто-то с пониманием относился в Анте Павеличу и при этом убеждал окружающих, что радеет за сербский народ. Джуканович со своей кликой делает с сербским народом (только другими методами) то же, что когда-то делали усташи. Их цель — истребить сербов на конкретной территории.

Сегодня это желание объединяет официальную Подгорицу с определенными кругами в Сараево, Загребе и Приштине. И все они, или по крайней мере некоторые из них, пользуются поддержкой тех же пропагандистов, которые в Сербии поносят Россию. Убедиться в этом нетрудно. Поищите в изданиях, кто усерднее всего плюет в Россию, а потом проанализируйте, что (и в каких СМИ) эти люди говорят и пишут о Джукановиче и его режиме или о каком-нибудь другом центре антисербской власти в регионе.

Ясно, что они являются сербофобами в равной мере, как и русофобами, и руководствуются если не другими, то по крайней мере профессиональными соображениями. Отбросим то, что они занимаются позорным делом: они топчут национальные интересы своего народа и его государства. Сейчас не это главное. Оставим в стороне нравственные вопросы и прагматично вернемся к тому, что находится в центре нашего внимания. Выше изложенное — это только часть всего, что можно рассказать о русофобии, которая на самом деле является другим лицом сербофобии.

Антисербская индоктринация

Они (я имею в виду русофобию и сербофобию) характерны также для небольшой части, условно говоря, простых граждан. То есть не только для тех, кто связан с нашими региональными и другими врагами, но и для небольшой части завоеванной ими публики, которая им искренне аплодирует (тогда как остальные обеспокоенно и даже шокированно смотрят на них и слушают). Дело в том, что после установления режима Тито мы, сербы, постоянно подвергались антинациональной промывке мозгов, к которой после 1948 года присовокупилось (в разные периоды разной интенсивности, но всегда присутствующее) системное разжигание русофобии.

После развала Югославии всем этим воспользовался для ведения гибридной войны против Сербии пропагандистский аппарат НАТО, а также подобные механизмы, которыми располагали наши враги по соседству. Так была создана так называемая анти-Сербия, о которой я уже не раз рассказывал и которая (по крайней мере после решений Козырева и ему подобных российских деятелей, которые на протяжении определенного времени формировали государственную политику ельцинской России) снова начала активно насаждать русофобию.

Мы испытываем терпение России

Итак, я вкратце описал, как обстоят дела с русофобией в Сербии. Я повторю, что она является всего лишь изнанкой сербофобии, которую в нас систематически взращивают (и не только за рубежом, как раньше) на протяжении уже целого века (сначала вне югославских государственных институтов, а с 1944 года и через них). Злого джина выпустили из бутылки, и больше он в нее не вернется. Жаль, но ситуация именно такая. Мы с этим вынуждены жить. И мы можем с этим жить. Но проблема возникает тогда, когда возрожденное сербское государство и его власть неадекватно оценивают ситуацию. Когда сербофобия и русофобия тлеют где-то поблизости, то, как бы нам это ни было неприятно, мы еще можем справиться с этой проблемой. Но что делать, когда сербофобия и русофобия появляются в медиа- и других институтах, связанных с государственным руководством? Когда они почти символизируют современный официальный Белград? И нетрудно установить, что некоторым из тех, кто усерднее всех плюет в Россию, дают слово, например, на некоторых телеканалах близких к нашим правящим структурам, хотя они утверждают, что дружественно настроены к Москве. Почему? Было бы неправильно обвинять в этом напрямую официальный Белград, но определенно есть смысл поговорить о его — непонятном с национальной точки зрения — заигрывании с разными пропагандистами, связанными с режимом Мило Джукановича и другими антисербскими кругами. Бизнес-, медиа- и любые другие сопряженные интересы власть предержащих не могут перевесить весь тот вред, который наносят эти связи и та свобода, которую получают упомянутые антирусские (и антисербские) субъекты. Нет такого личного политического расчета, которым можно было бы оправдать национальный и государственный ущерб, который наносится хотя бы косвенно!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.