Завершен проект «Сила Сибири»: этот газопровод будет поставлять газ из Сибири в Китай. Заключенный на 30 лет контракт с Газпромом предусматривает поставки до 38 миллиардов кубометров газа в год.

На полученные миллиарды долларов Россия диверсифицирует своих клиентов и станет менее зависима от европейского спроса, пусть Старый свет и останется ее основным покупателем.

Русские, по данным газеты «Известия», рассчитывают удовлетворить по меньшей мере 10% спроса Китая или даже немногим более, учитывая, что Пекин избрал политику, основанную на диверсификации поставщиков, ни один из которых не должен превышать 12% объема внутреннего рынка во избежание проблем, связанных с зависимостью.

Помимо прочего, Китай очень рассчитывает на нефть из Туркменистана, ведь он сыграл ключевую роль в ее добыче и коммерциализации, отсюда ее более низкая стоимость. Этот огромный шаг в поддержку своей промышленности Поднебесная предприняла, чтобы в пользу нефти и газа отказаться от угля, который покрывает на данный момент 80% его потребности (создавая очевидные проблемы для окружающей среды).

Исторический проект

На открытии «Силы Сибири», приуроченном к семидесятилетию начала дипломатических отношений между двумя странами в режиме видеоконференции присутствовали Си Цзиньпин и Владимир Путин. Последний назвал запуск газопровода «историческим событием» для отношений между двумя державами.

На самом деле речь идет не только о банальном коммерческом договоре, выгодном обеим сторонам, но и об укреплении все более тесных и синергетических отношений между странами.

Показательно, что газопровод был пущен спустя три дня после открытия — опять же в Сибири — огромного моста, соединяющего российский Благовещенск с китайским Хэйхэ. Это сооружение находится в самом устье «Шелкового пути» и должно увеличить объем торгового обмена между двумя странами.

Россия-Китай: история с меняющимся направлением

В рамках этого сотрудничества две страны сходятся в глобальных геополитических линиях. Ошибочно было бы полагать, что это естественное развитие событий, логическое следствие десятилетних отношений, восходящих к советским временам, когда два коммунистических государства были союзниками.

На самом деле идеологическая общность не произвела на свет структурного альянса, учитывая глубокое взаимное недоверие между странами, в 1969 году даже вылившееся в кратковременный конфликт.

А в 1970-х годах Генри Киссинджеру (Henry Kissinger) при президенте Никсоне удалось согласовать ось с Пекином, фактически оторвав его от советской солидарности и даже превратив в конкурента Москвы.

Параллельный коллапс

Это подспудно продолжалось до 1989 года, когда кровопролитное подавление восстания на площади Тяньаньмэнь на долгие годы изолировало Пекин от остального мира. Массовое убийство произошло во время государственного визита в Китай Михаила Горбачева, который рассчитывал переосмыслить отношения с «Драконом» в рамках нового альянса.

Кроме того, массовое убийство на Тяньаньмэнь совпало по времени с падением Берлинской стены, и это, разумеется, не случайно. Падение стены влекло за собой конец Советского Союза, который на тот момент отличался от Китая лишь присутствием реформатора Горбачева.

Убийство произошло из-за безумной идеи оградить Китай от советской судьбы. В действительности Тяньаньмэнь ожидал тот же исход, что и Берлинскую стену. Второй коммунистический гигант несся во мрак вслед за первым.

Возвращение Китая в мир

Даже трудное примирение с китайским миром произошло под знаком Запада, ведь именно в Китай переместилось американское и западное производство в целом, что превратило его в фабрику мира.

Так глобализация непредвиденным и непредсказуемым образом воскресила коммунизм, который после поражения в других странах мира в китайском варианте встретил одобрение.

Но поначалу речь все равно шла о пути, намеченном Киссинджером: «Дракон» связан с Западом, а не с воскресшей иными способами Москвой.

Однако рост Пекина начал пугать хозяев локомотива, причем настолько, что его стали оценивать как экзистенциальную угрозу гегемонии США в мире.

Перевернутое уравнение

Вот откуда идут попытки Трампа пересмотреть уравнение в поисках нового партнерства с Москвой, чтобы эффективнее сдерживать Китай.

Но это Трампу не удалось: он постоянно натыкался на растущие антироссийские настроения неоконсервативного крыла. Это, а также представление тех же неоконсерваторов о глобальной и окончательной гегемонии Соединенных Штатов на планете, еще больше сблизило Россию с Китаем, создав стратегический оборонный альянс, представляющийся все более неразделимым, как следует из проектов, перечисленных выше.

Планы Трампа использовать Москву против Пекина уже безвозвратно ушли в прошлое.

В то же время произошедшее свидетельствует, что Россия решила двигаться в азиатском направлении. Прежде в своей истории она всегда пренебрегала им, ориентируясь исключительно на Европу.

Китай же дает ей еще один основополагающий элемент для развития.

Кроме того, это развитие происходит на российской территории, которой вряд ли коснется дестабилизирующее воздействие, с которым Китай сталкивается из-за попыток ограничить его рост.

Глобальная гегемония США терпит все больший крах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.