В политике руководства Партии справедливости и развития Турции на протяжении 17 лет доминирует следующий подход: не признавать ни одной допущенной ошибки, утверждать, что каждый ее шаг, каждое решение является правильным, подчеркивать, что каждое действие, связанное с внешней политикой, и каждая встреча важнее предыдущих.

Так, каждые новые переговоры с Путиным и Трампом становятся почему-то все важнее и переломнее. В этих условиях мы видим, что ожидания от такого рода контактов становятся все выше и впоследствии создается атмосфера, будто «мы получили все, что хотели, и одержали победу». Но в конечном счете мы имеем полный ноль.

После встречи с Трампом 13 ноября Эрдоган и сопровождавшие его лица говорили, что в ходе переговоров турецкая сторона получила желаемое, ей удалось убедить американцев в том, что Рабочая партия Курдистана (РПК) / Отряды народной самообороны (YPG) является террористической организацией. Также Турция ясно дала понять США, что не откажется от С-400.

Однако еще на пресс-конференции в Вашингтоне, стоя рядом с Эрдоганом и отвечая на вопрос о главаре YPG, Трамп отметил: «Мы общаемся, у нас хорошие отношения». Это говорит о том, что на самом деле американская сторона не изменила своего мнения о YPG и по-прежнему контактирует с руководством организации на самом высоком уровне.

Объявление о создании комиссии для анализа проблемы С-400 — F-35, несмотря на риторику Анкары: «мы не откажемся от С-400», тоже выступает как сигнал о том, что Турция может пойти на попятную.

А самым конкретным результатом стало то, что по инициативе сенатора Грэма (Graham) было заблокировано голосование Сената по резолюции о так называемом геноциде армян после ее принятия в Палате представителей. Кроме того, было отложено и голосование по законопроекту о санкциях.

Накануне Грэм отметил: «Единственная причина, по которой я это сделал, было то, что Эрдоган все еще находился в США. Для принятия резолюции в Сенате было неподходящее время. Я пытался спасти отношения, если это возможно».

«В следующий раз я не буду возражать», — добавил Грэм. То есть это временная позиция, которая актуальна только на данный момент. Дамоклов меч продолжит висеть.

Блокирование санкций тоже временно. Все будет зависеть от событий, связанных с операцией Турции «Источник мира», а также от позиции Турции в отношении С-400. Здесь висит второй дамоклов меч.

А угроза Трампа: «я уничтожу вашу экономику» — это огромный третий дамоклов меч, висящий вот уже почти полтора года над нашими головами.

Еще одно требование турецкой стороны состояло в том, чтобы США прекратили свои отношения с YPG. Однако с того самого дня произошло множество событий, которые словно нарочито должны были показать Турции, что США по-прежнему высоко ценят «Демократические силы Сирии» (SDG) / YPG, не разрывают партнерских отношений с ними и будут продолжать оказывать им поддержку, связанную с обучением и вооружением.

США настойчиво говорят, что SDG / YPG — лучший партнер коалиции, и объявляют о намерении начать с командирами YPG операции против ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Турция по-прежнему является членом этой коалиции. Если SDG / YPG — партнер коалиции, то, следовательно, это и ваш партнер. Но разве кто-нибудь из официальных лиц Турции скажет: «Я не в этой коалиции»?

Вице-президент США Майкл Пенс 23 ноября посетил американскую базу на западе Ирака. Трамп тоже в прошлом году был здесь. Тогда они оба позвонили премьер-министру Ирака Абдул-Махди и заявили: «Если хочешь поговорить, приезжай на американскую базу». Абдул-Махди сказал, что столица Ирака — Багдад, и не приехал. Оттуда Пенс отправился в Эрбиль и встретился с Барзани.

Пенс сказал: «Я не думаю, что среди руководства курдского региона есть сомнение в том, что президент Трамп неизменно привержен нашим союзникам в Ираке и SDG», — пообещал гарантии Барзани и YPG, подтвердив наличие партнерских отношений.

Мы не ошибемся, если скажем, что этим визитом США дали понять, что они официально признают представителей регионов, которые преподносят как курдские регионы (Барзани и YPG) в обход центральных правительств в Ираке и Сирии, и тем самым заложили основы для объединения двух регионов Большого Курдистана.

На фоне вышесказанного в Анкаре произошло интересное событие. Было объявлено, что вчера и сегодня, 25 и 26 ноября, проводятся испытания системы противовоздушной обороны с полетами боевых самолетов. Испытывается, скорее всего, система С-400.

Объявление об испытаниях С-400 именно сейчас, очевидно, продиктовано не столько военными нуждами, сколько попыткой дать США политический сигнал. Напомним, что речь идет о комплексах, которые американские сенаторы призывали раздавить трактором, а на прошлой неделе американский чиновник заявил: «Уничтожьте или продайте, но обязательно избавьтесь от С-400».

В то время как все институты США, включая Трампа, практически объединились в вопросе С-400 — F-35, Турция едва ли сможет нарушить это единство и заставить американскую сторону принять свои требования и взгляды.

И кризис развивается так, что с началом этих испытаний напряженность вокруг С-400 неуклонно нарастает, и вероятность повернуть вспять становится все ниже. Если в конечном счете администрация Эрдогана не пойдет на попятную и полностью активирует С-400, которые были превращены в символ защиты суверенитета Турции, это, по ее мнению, будет победой.

Но, как видно, покупка С-400 может стать ничем иным, как пирровой победой.

И чтобы понять это, достаточно в очередной раз сравнить преимущества от покупки одного-двух комплектов С-400, которые не удовлетворят в полной мере потребности Турции, и потерь из-за невозможности получить F-35, а также санкций по причине покупки российских ЗРК.

Откажитесь от своей навязчивой идеи: «Все, что мы делаем, мы делаем правильно». Прошедшие 17 лет показывают, что это не так. Оцените ситуацию заново — на основе интересов государства и народа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.