Стартом новому обострению послужил провал голосования об изменении избирательного законодательства. И хотя власть преподносит этот момент как демарш отдельных депутатов, из-за которых не хватило голосов, в Грузии это никого не может ввести в заблуждение, ведь до сих пор у лидера партии «Грузинская мечта» и фактического лидера страны Бидзины Иванишвили не было никаких проблем с поддержкой парламентом любой инициативы.

Дело в том, что изменение избирательного законодательства было гарантировано властью и являлось уступкой в адрес оппозиции. Это была часть договоренностей, которые урегулировали предыдущие масштабные протесты в Тбилиси. Невыполнение этого обещания оппозиция восприняла как сигнал о том, что власть любой ценой стремится одержать победу на выборах 2020 года. Поэтому она и пошла в контрнаступление.

Заблокированный парламент

Палатки перед парламентом Грузии, замки на всех дверях и полное блокирование работы законодательного органа. Так сейчас выглядит центр Тбилиси. Сейчас оппозиция, объявив бессрочный протест, пообещала допустить депутатов в стены парламента только с одной целью — для голосования о прекращении полномочий действующего правительства и назначения технического, которое должно проработать до момента внеочередных выборов.

В настоящее время власть старается уклониться от силового противостояния (в частности, на некоторое время, отказавшись от парламентских заседаний), а лишь подчеркивает незаконность таких действий. «В случае штурма или продолжения блокирования административного органа полиция будет реагировать в соответствии с мандатом, предоставленным законом», — отмечается в заявлении грузинского МВД.

Впрочем, несмотря на все эти действия полностью избежать силовых противостояний не удается.

В частности, в воскресенье под офисом правящей партии «Грузинская мечта» произошли столкновения между полицией и активистами, которые пытались на асфальте перед входом в партийный офис сделать надпись «Уходи».

На протесты в Грузии уже отреагировали ЕС и США. В совместном заявлении посольств было признано, что действия властей вызвали «глубокое разочарование», усилив недоверие в обществе.

Хозяева своего слова

14 ноября парламент Грузии отклонил проект изменения избирательного законодательства, предусматривающий, что парламентские выборы осенью 2020 года будут проходить не по смешанной системе, как сейчас, а по пропорциональной с нулевым избирательным барьером.

Партия «Грузинская мечта», у которой в нынешнем составе парламенте имеется конституционное большинство, в первую очередь благодаря победе во всех (!!) мажоритарных округах, «вдруг» оказалась не готова проголосовать ни за этот проект, ни за его отправку на повторное чтение.

Против этой инициативы выступили депутаты-мажоритарщики.

Важным моментом является то, что планы об изменении избирательной системы не только активно анонсировались властью (в том числе — президентом Грузии с трибуны ООН), и поддерживались Западом, но и были ключевым элементом стабилизации ситуации во время предыдущего обострения политического кризиса.

Стоит напомнить: массовые протесты в Грузии происходили в июне. Их спровоцировало проведение в пленарном зале грузинского парламента заседания малоизвестной организации — Межпарламентской ассамблеи православия. Более того, это заседание вел российский депутат-коммунист Сергей Гаврилов, находившийся в кресле спикера грузинского парламента, и который прославился поддержкой фактической оккупации Россией двух грузинских регионов — Абхазии и Южной Осетии.

Массовые протесты против этого привели к столкновениям с полицией, которых не было в стране с момента проигрыша Михаила Саакашвили, и это дополнительно усилило градус напряжения. Вскоре правящая партия признала вину. В отставку ушел спикер, а депутат, который направлял приглашение для проведения православной ассамблеи, был вынужден сложить мандат. Впрочем, для окончательного умиротворения протестующих, власть была вынуждена согласиться также на выполнение дополнительного политического требования — отмены «мажоритарки» на парламентских выборах. Точнее, на ускорение ее отмены. Ранее планировалось, что выборы 2024 года пройдут по пропорциональной системе, но, по требованию протестующих, власть согласилась провести выборы по партийным спискам уже в 2020 году.

Этот шаг для оппозиции был чрезвычайно принципиальным. Достаточно вспомнить, что на выборах 2016 года правящая партия «Грузинская мечта» получила менее 50%, однако выиграла во всех мажоритарных округах, получив благодаря этому конституционное большинство. Отмену «мажоритарки» и оппозиция, и западные партнеры называют обязательной предпосылкой того, что выборы 2020 года станут действительно конкурентными.

Впрочем, наряду с уступками власть по некоторым вопросам продемонстрировала несговорчивость. В частности, отказавшись освободить из-под ареста лишившихся неприкосновенности оппозиционных депутатов, которых парламент обвинил в организации противостояния с полицией. А еще — когда отказалась отправлять в отставку главу МВД Георгия Гахарию, которого оппозиция считает непосредственно виновным в организации действий полиции против оппозиции.

Поэтому, отказ власти от выполнения своих обещаний так возмутил граждан Грузии. И именно поэтому протесты против действий проправительственного большинства едва ли не впервые объединили все оппозиционные силы. Против действий большинства к акциям протеста присоединился весь спектр оппозиции — от Единого национального движения Саакашвили до пророссийской Бурджанадзе. Даже «Альянс патриотов» — ультраправая сила, неформально лояльная правящей партии, — была вынуждена примкнуть к протестам, правда — они митинговали в другом месте.

Вызов для власти

Ключевое отличие нынешних протестов от июньских «имени российского коммуниста Гаврилова» в том, что тогда возмущение улицы было спонтанным и не имело лидеров. Сейчас парламент блокируют под руководством политиков. Чтобы не распыляться на большое количество стихийных протестов, оппозиция объявила, что бросает все силы на митинг 17 ноября. Но все равно он оказался не таким массовым, чем летние выступления. По данным полиции, в акциях протеста приняли участие около 5,5 тысяч человек. Но даже если эта цифра занижена, количество протестующих не выглядит настолько впечатляющим, чтобы говорить о рисках скорой смены власти.

Впрочем, оппозиция не собирается сдаваться. Именно поэтому она взяла в блокаду законодательный орган. В оппозиции пообещали, что депутатов пустят на рабочие места только ради голосования о вотуме недоверия правительству и назначения технического кабинета министров, а вместе с тем — и о досрочных выборах, изменив перед этим избирательное законодательство.

Оппозиция выдвинула также дополнительные требования — изменение избирательного законодательства, обновление состава Центризбиркома и закрытие дел против «организаторов» июньских протестов. Ближайшие дни могут оказаться решающими. Если полиция предпримет силовое разблокирование парламента, это может привести к распространению протестных настроений. И тогда разговоры о новой революции могут оказаться правдоподобными.

Однако правящая команда может играть на затягивание конфликта, уклоняясь от резких движений и надеясь, что со временем энтузиазм протестующих спадет. Сначала власть выбрала второй, безопасный вариант. В понедельник в парламенте объявили нерабочим днем, призвав депутатов пока не выходить на работу, чтобы не провоцировать углубление конфликта.

Обновлено

В понедельник все же начался разгон протестующих из-под здания парламента. Сообщается, что во время столкновений полиция задержала 18 человек, есть пострадавшие. Стоит отметить, что в случае непредвиденных обстоятельств у законодательного органа есть опция — временно перенести свою работу в Кутаиси, где есть еще одно здание парламента, построенное во времена Саакашвили.
Протесты пока ограничиваются столицей и не дошли до регионов, оппозиции не хватает сил для блокирования других органов власти в Тбилиси, поэтому от этой идеи, митингующие отказались, хотя и рассматривали ее. Принципиальный момент: вероятность выполнения властями требований митингующих является крайне низкой.

События последних месяцев показывают, что грузинская партия власти не настроена на компромисс с оппозицией. Например, экс-министр внутренних дел Георгий Гахария, отставку которого так добивалась оппозиция, в сентябре был назначен премьер-министром. Оппозиция убеждена, что это сделано ради «подготовки жесткого сценария» на выборах 2020 года. Да и отказ голосовать за изменения в избирательный кодекс тоже выглядит вполне спланированным шагом власти. До выборов еще около года, а поддерживать протесты в течение такого времени просто невозможно.

Шанс для оппозиции

На что может надеяться оппозиция, чтобы расширить протесты? Сейчас США и ЕС достаточно осторожно комментируют ситуацию. Хотя их общая оценка однозначна: отказ от шага, который преподносился грузинскими властями и воспринимался Западом как важный шаг по демократизации страны, вызывает «глубокое разочарование».

И если грузинская власть не сделает выводов из этой критики, со временем ЕС и Штаты начнут говорить жестче. А это может дополнительно ударить по ее рейтингам. Жесткие действия властей также могут мобилизовать протесты и вывести их на новый уровень. А главное — нынешний уровень поддержки правительства остается крайне низким.

От «Грузинской мечты» в первую очередь ожидали существенных социальных выплат и резкого улучшения экономики. Порой даже ждали невозможного — и, что вполне логично, этого не произошло. За семь лет пребывания у власти «Грузинская мечта» не обеспечила обещанного роста уровня жизни в стране. А «конфликт имени Гаврилова» не только ударил по партии власти, но и доказал, что политика заигрывания с Путиным не дает результатов.

До сих пор от больших протестов власть спасал высокий антирейтинг оппозиции. Но вскоре антирейтинг действующей власти может превысить «достижение предшественников». Не исключено, что это произойдет именно во время нынешнего кризиса. Ведь иногда грузинские власти делают все, чтобы оттолкнуть от себя даже своих сторонников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.