Газ вместо танков

Был конец июня 2016 года. В Варшаве шла подготовка к саммиту НАТО, который впервые проходил в Польше. Место выбрали не случайно: именно там планировалось объявить о намерении Альянса разместить силы в Центральной Европе. Москва безосновательно утверждала, что такой шаг противоречит Основополагающему акту Россия — НАТО. При этом она умалчивала, что сама нарушила гарантировавший территориальную целостность Украины Будапештский меморандум, в результате чего такие страны, как Польша, начали беспокоиться за свою безопасность.

Россияне решили в последние дни перед саммитом оказать на Варшаву давление, использовав с этой целью энергоресурсы. Они следовали доктрине Фалина-Квицинского, в рамках которой вместо военных операций, предусматривавшихся доктриной Брежнева, предполагалось использовать рычаги в виде нефти и газа.

На рубеже июня и июля 2016 года объем поступающего в Польшу газа внезапно снизился, в некоторые моменты Польский нефтегазовый концерн (PGNiG) недополучал 20% от заказанного им сырья. Однако уже с декабря 2015 года в Свиноуйсьце начал поступать сжиженный газ, а это в дальнейшей перспективе снизит воздействие на нашу страну подобных операций.

Подавить сопротивление

Снижение давления в трубопроводах — это не единственный прием, которым пользуется Газпром. Годом позже он применил в отношении Польши более изощренный метод давления. Была вторая половина июня. На этот раз мы готовились к визиту президента США Дональда Трампа. В ходе встречи планировалось обсуждать, в частности, сотрудничество двух стран в сфере энергетики, а прежде всего — подписание долгосрочного договора на поставку американского СПГ. Это был очередной шаг на пути к обретению нашей страной энергетической независимости. В дальнейшем он позволил сделать 15 ноября 2019 года заявление о намерении отказаться от Ямальского контракта, по которому мы закупаем газ в России.

Такое положение дел чрезвычайно не устраивало Москву, поэтому она решила подать сигнал всем другим покупателям российского газа и склонить их отказаться от проектов по диверсификации источников поставок и обретению независимости от России.

В нашу страну за три недели до приезда Трампа начал поступать газ повышенной влажности: содержание водяных паров в нем превышало норму, что делало невозможным его использование в Польше: у нас, в отличие от Германии, куда ведет Ямальский газопровод, не было оборудования для его осушки. «Российские партнеры в ходе строительства этого газопровода не позволили нам им обзавестись», — объясняет глава Польского нефтегазового концерна Петр Возьняк (Piotr Woźniak). В итоге оператор польской газотранспортной системы «Газ-Систем» был вынужден использовать резервы из хранилища в Могильно. К счастью, серьезных последствий удалось избежать.

Прививка от Газпрома

Уже тогда, в 2017 году, было принято решение о создании установки по осушке газа на трассе Ямальского газопровода. Цель проекта состояла в том, чтобы обезопасить себя от подобных провокаций в будущем. Диверсификация источников поставок (СПГ-терминал, дополнительные газопроводы, соединяющие нас с соседними странами) позволяет избежать последствий снижения давления, но проблема газа повышенной влажности может в любой момент стать актуальной. Вплоть до октября 2022 года, когда планируется запустить Балтийский газопровод, поставки газа из России будут иметь ключевое значение для польской энергетической безопасности, так что повышение влажности газа останется угрозой.

Петр Возьняк не скрывает, что именно это склонило его компанию к действиям. По его словам, Польша в связи с решением отказаться от продления Ямальского контракта может столкнуться с реакцией России. Строительство установки для осушки газа — это верный шаг, хотя предпринять его решились слишком поздно. Оно еще не завершено, так что мы до сих пор можем пострадать от попадания в газопровод некондиционного сырья. Когда эта инвестиция будет завершена, у Газпрома останется только один инструмент давления: он сможет частично или полностью перекрыть поставки. Однако в случае Ямальского газопровода вероятность такого развития событий минимальна.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.