Киев — В четверг вечером я застрял в поезде на просторах Украины и коротал время, рассылая по WhatsApp сообщения по своим каналам. Я спрашивал, следят ли собеседники за ходом импичмента и что думают по этому поводу. Почти сразу же откликнулся человек, которого я меньше всего ждал.  Это был Константин Килимник, и он с ходу разразился непечатной тирадой насчет импичмента. Он заявил, что бывшая сотрудница совета национальной безопасности, упомянувшая его в своих показаниях в прошлом месяце, говорит, чего не знает, а спецпрокурор Роберт Мюллер заблуждается на его счет. 

Если вы один из тех немногих, кто прочел доклад Мюллера от корки до корки, вы, возможно, запомнили фамилию Килимник. Он — мутный и мимолетный деловой партнер и ассистент Пола Манафорта (Paul Manafort) на Украине. По мнению ФБР, он как-то связан с российской военной разведкой. Кроме того, партнер Манафорта Рик Гейтс (Rick Gates) в показаниях команде Мюллера назвал его распространителем теории заговора «Краудстрайк» (неподтвержденные сведения, будто калифорнийской компанией Crowdstrike владеет некий украинский олигарх, — прим. перев.).

В июне 2018 года присяжные Мюллера признали Килимника виновным по обвинению в сговоре с целью препятствования правосудию. Спустя некоторое время Килимник — предположительно, обладатель двойного украинско-российского гражданства — улизнул в Москву, оказавшись вне пределов досягаемости американских властей. (В ответ на вопрос, где он сейчас находится, Килимник сообщил, что это «никого не касается»). 

Слышать столь гневную отповедь от непредсказуемого политтехнолога Килимника, который во время нашей первой встречи в феврале 2017 года заявил, что, «будь он русским шпионом», он бы находился в России, непривычно. Общения с прессой он всячески избегает. Последний раз мы разговаривали аж в феврале этого года. До этого Килимник дважды злился на меня за статьи, которые навлекли на него гнев американских и украинских партнеров. 

Но опять же, если судить по тому, что я усвоил из наших немногих личных встреч, десятков звонков и сотен сообщений за последние два с половиной года, Килимник обожает участвовать в острых политических дискуссиях — и втайне упивается, когда обсуждают его.

Твит: «Константин Килимник, ключевая фигура в расследовании Мюллера, скрывается уже несколько месяцев и предъявленные обвинения не прокомментировал. Но в ответ на вопросы, которые я прислал 11 февраля, он заявил, что расследование «уходит все дальше и дальше от реальности».

​Сообщение пришло с тихим зуммером, но в жестких выражениях Килимник не стеснялся. 

«Никому дела нет до этого цирка, кроме разве что пары тысяч человек внутри Вашингтонской кольцевой дороги и еще пары тысяч трампоненавистников со всего мира, — заявил Килимник. — Украинцам точно наплевать». 

Телевизионные рейтинги, однако, свидетельствуют об обратном. В первый же день трансляции прений по импичменту на шести крупнейших новостных каналов (ABC, CBS, Fox, CNN, NBC и MSNBC) собрали у экранов 13 миллионов зрителей. Это примерно столько же, сколько июльские показания Мюллера, сообщает CNN. Что же до реакции украинцев, то Килимник и впрямь недалек от истины — отчасти потому, что в политическую борьбу в Вашингтоне Киев бы предпочел не встревать. Но многие украинцы все же пристально следят — взять, хотя бы, администрацию президента Зеленского. 

Я ответил Килимнику, что Украине кажется, будто ее засосало вашингтонское болото и теперь ей приходится наблюдать за американскими разборками. 

«Украине с этого нехорошо», — ответил Килимник. «Разногласия усилятся, и сосредоточиться на действительно важных вещах будет еще сложнее», — продолжил он, упомянув войну с Россией, которую пытается остановить новый украинский лидер, Владимир Зеленский.

Что ж, не поспоришь.

«Явный победитель здесь Путин», — добавил он, имея в виду президента России, который и разжег войну, унесшую более 13 тысяч жизней. 

Поскольку США увязли по шею в слушаниях по импичменту и, по подсчетам The New York Times, лишились по меньшей мере девяти чиновников по украинским вопросам, позиции Зеленского перед новым раундом мирных переговоров, намеченных на пятницу, пошатнулись. 

«Вашингтону вообще насрать на Украину, — заявил Килимник. — Она — лишь инструмент внутриполитической борьбы. Фаллоимитатор, которым пытаются друг друга отыметь демократы с республиканцами».

Еще какое-то время мы обсуждали украинские беды. Затем вернулись к теме импичмента, потому что на обсуждениях снова всплыло его имя.

14 октября Фиона Хилл (Fiona Hill), бывшая сотрудница совета национальной безопасности и специалист по России, Украине и Европе, заявила о своей озабоченности по поводу тайной кампании, которую развернули на Украине адвокат Трампа Руди Джулиани (Rudy Giuliani) и двое его соратников. Позднее им были предъявлены несвязанные с этим обвинения в нарушении законов о финансировании избирательной кампании. Стенограмма ее показаний была опубликована на прошлой неделе.

В частности, Хилл спросили, знала ли она, что Украина упустила Килимника, свидетеля Мюллера, позволив ему «ускользнуть через границу в Россию». «Да, об этом мне было известно», — ответила она.

В ответ на вопрос, что еще ей известно, Хилл объяснила, что по своей предыдущей должности в Школе государственного управления им. Кеннеди ей приходилось плотно общаться с Международным республиканским институтом в Москве. Так она и познакомилась с Килимником, который работал там в начале 2000-х годов. «И все мои сотрудники считали его русским шпионом», — добавила она.

Килимник сообщил мне, что виделся с Хилл «один раз минут на десять на каком-то мероприятии в 2005 году». Ее показания ему не понравились. «Я вообще не понимаю, о чем она. И кого она имеет в виду под „своими сотрудниками‟, — заявил Килимник. — А вообще пусть несет, что хочет. Хоть бы что у русских по два члена, чтобы пялить самих себя». Наверное, он таким образом хотел показать нелепость претензий Хилл, но уловить смысл его высказывания я отчаялся.

Для Мюллера, в чьем досье он упоминается в качестве одной из ключевых фигур, у него также нашлось немало «ласковых» слов. «На мой счет Мюллер наделал много ошибок. Я никогда не ездил в Мадрид встречаться с Манафортом. У меня никогда не было российского дипломатического паспорта. Ни единой страницы с опросами я от Манафорта не получил. И никаких связей с разведкой у меня отродясь не было, — сообщил он, опровергая выводы Мюллера. — Это чистая правда. Остальное — либо ложь, либо дезинформация».Насчет данных опроса, полученных, по словам Мюллера, от Манафорта, Килимник сказал: «Мы обсуждали цифры от RealClearPolitics. Но внутренние данные — вроде перекрестных ссылок или аналитики — никогда».

«Если бы со мной связались из ФБР, я бы ровно так и показал», — добавил он.Напоследок я еще раз попытался выяснить, откуда он пишет, и спросил, следит ли он, что передает российское телевидение. «Там такая же пропаганда, как и в американской прессе. Масса вранья, ошибочных трактовок и маловажных деталей, — ответил Килимник. — Не видят общей картины и гонят волну дезинформации. Только вредят своим странам».

С этими словами он отключился. 

«Счастливо доехать!».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.