В Бразилии проходит первый крупный международный саммит эпохи Болсонару. Президент Бразилии, который известен своими постоянными антикоммунистическими речами, сейчас, когда у него в гостях находится президент КНР Си Цзиньпин, сменил их на заверения «расширить и диверсифицировать двусторонние отношения» с Пекином. Кроме того, на саммите БРИКС (организация по первым буквам названий крупнейших «развивающихся рынков» Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки) собрались президент России Владимир Путин, президент Индии Нарендра Моди и президент ЮАР Сирил Рамафоса. Визит Болсонару на Тайвань во время прошлой избирательной кампании и его обвинения в том, что «Китай покупает Бразилию», которые когда-то так разозлили Пекин, уже давно забылись. Несмотря на то, что члены БРИКС собираются в Бразилиа, чтобы обсудить, прежде всего, экономические вопросы, они не могут не затронуть кризис в Боливии и Венесуэле.

Пока ультраправый Болсонару встречал Си Цзиньпина, рано утром в среду посольство Венесуэлы в Бразилиа, которое до этого находилось под контролем верных Николасу Мадуро людей, было захвачено представителями Хуана Гуайдо. Это еще одно напоминание о том, что поддержка той или иной стороны конфликта угрожает добрым отношениям между членами БРИКС, ведь Болсонару поддерживает Хуана Гуайдо и переворот в Боливии, а Россия и Китай являются сторонниками Николаса Мадуро и Эво Моралеса. Бразильское правительство поспешило признать оппозиционного сенатора Жанин Аньес исполняющим обязанности президента вместо Эво Моралеса.

В такой обстановке начался саммит БРИКС. Первым делом на нем было установлено, что отношения Бразилии и Китая выходят на новый этап. Обе стороны осознают, что нуждаются друг в друге, потому что, как объясняет аналитик Оливер Стюнкель (Oliver Stuenkel) из Фонда Жетулиу Варгаса, «Китай не является самодостаточным с точки зрения продовольственного и энергетического обеспечения и продолжает зависеть от сырья Бразилии и в целом Латинской Америки».

Оливер Стюнкель добавляет, что для Китая, который смотрит далеко в будущее, позиция Болсонару не так существенна. Во всяком случае, Болсонару заявил Си Цзиньпину, что «к Китаю нужно относиться с любовью, уважением и вниманием, потому что иначе в выигрыше не окажется никто». Си Цзиньпин, со своей стороны, тоже выступает за отношения, «основанные на взаимном уважении». «С Бразилии должно начаться сотрудничество Пекина с Латинской Америкой, которая вместе с Китаем образует пару крупнейших развивающихся рынков в мире». Ранее Болсонару поблагодарил Си Цзиньпина за то, что в споре о пожарах в Амазонии в августе этого года он отстаивал право Бразилии распоряжаться своими тропическими лесами. Примирение сторон началось после визита Болсонару в Пекин.

Цели данного саммита были вполне скромными, и, в отличие от предыдущих лет, за ним не последует съезда глав латиноамериканских правительств. По словам Оливера Стюнкеля, главная причина разногласий — Венесуэла. «Болсонару хотел пригласить Хуана Гуайдо, но другие [члены БРИКС] предложили ему пригласить любых президентов латиноамериканских стран, кроме представителей Венесуэлы. Бразилия отказалась», — говорит он. Это, наряду с приостановкой форума «Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества» (АТЭС) из-за протестов в Чили, лишило смысла поездку в Латинскую Америку президентов Китая, Индии, России и ЮАР.

БРИКС — это группа стран с разной скоростью развития

Пути геополитического и экономического развития зачастую тесно переплетены между собой, но иногда — только иногда — они расходятся. Недавний экономический рост членов БРИКС — это хрестоматийный пример исключения, которое подтверждает правило. В начале века страны БРИКС пережили золотое десятилетие процветания, когда они потеснили Запад в промышленном секторе мировой экономики. Переломным моментом стал 2007 год, когда на долю развивающихся стран пришлось 50% мирового ВВП и они сравнялись с развитыми странами. Однако на данный момент им далеко до перехода в категорию развитых стран.

Одно из крупнейших рейтинговых агентств, «Standard & Poor's», даже ставит под сомнение актуальность самого акронима «БРИКС», впервые предложенного на заре 2000-х годов аналитиком Джимом О'Нилом (Jim O'Neill), бывшим президентом «Голдман Сакс» («Goldman Sachs»). «В долгосрочной перспективе пути пяти членов БРИКС расходятся, и это ослабляет их силу как единой экономической группы», — подчеркнули специалисты из агентства «Standard & Poors».

Два года назад членам БРИКС, главного мирового союза развивающихся стран, удалось избежать нависшей над ними угрозы, когда повсеместное повышение ключевых ставок в богатых странах могло ударить по их вечно неустойчивым валютам и увеличить их долг в долларах. Однако затем протекционистские порывы Дональда Трампа, приведшие американскую экономику к глубочайшей за последние 27 лет рецессии (так в тексте — на самом деле экономическая статистика США в «трамповские годы» постоянно улучшалась — прим. ред.), особенно дорого обошлись Китаю. Индия, со своей стороны, которая всегда считалась одной из самых перспективных с точки зрения экономического развития стран, едва сумела остаться на плаву. Однако и Китай, и Индия, хотя и медленно, но развиваются на зависть остальным. Несмотря на постепенное замедление темпов роста, прирост ВВП обеих стран к концу 2019 года составит около 6%.

В России, Бразилии и ЮАР, которые лишь частично сумели воспользоваться сырьевым бумом, дела обстоят иначе. Они пережили и суровый спад производства, и политическую нестабильность (в этом отношении Москва была исключением), и только сейчас они пытаются снова двигаться в гору, хотя и гораздо медленнее, чем планировалось изначально. Нефть по цене около 60 долларов за баррель — плохая новость для России, одного из крупнейших производителей нефти в мире. На прошлой неделе Бразилия провела провальный аукцион по продаже нефтяных месторождений, который должен был вознести страну на нефтяной Олимп. На деле аукционом заинтересовалась только государственная компания «Петробрас» («Petroleo Brasiliero SA», Petrobras) и пара китайских фирм. Теперь Бразилия наблюдает за тем, как обещания Болсонару о быстром экономическом росте страны становятся все более призрачными к концу его первого года пребывания в должности. Как недавно отмечало агентство «Блумберг» («Bloomberg»), возможно, Джим О'Нил ошибся, и вместо Бразилии и ЮАР в группу скорее надо было включить Индонезию и Вьетнам, которые по своему экономическому росту являются прекрасными кандидатами в БРИКС.

Если же смотреть объективно, то все не так плохо. Несмотря на все трудности, десять лет спустя после большого экономического рывка на долю входящих в БРИКС стран приходится около трети мирового ВВП. Это стало возможным из-за снижения темпов роста более развитых экономик, за несколькими достойными исключениями: США, Австралии, Восточной Европы и, в последние годы, Испании. А также из-за того, что, несмотря на экономический застой неазиатских членов блока, БРИКС продолжает влиять на мировую политику и распространять свою концепцию, которая, тем не менее, стремительно устаревает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.