Не следует считать Игоря Коломойского украинским «серым кардиналом», но он прав в том, что недостаток западной поддержки угрожает неблагоприятными последствиями.

Когда Игорь Коломойский говорит, что Украине следует отвернуться от Запада и повернуться к России, миру стоит прислушаться к его словам, даже если украинский миллиардер не обладает тем влиянием в Киеве, которое многие ему приписывают. Несмотря на вроде бы непоправимый ущерб, который Россия наносит своим отношениям с Украиной, аннексировав часть ее территории и поддерживая сепаратистскую войну в восточной части страны, вполне возможно, что Украина может в итоге вернуться к своей старой стратегии, направленной на то, чтобы заставить Россию и Запад бороться за симпатии Киева.

Коломойский, телеканал которого транслировал комедийные шоу Владимира Зеленского до тех пор, пока актер и продюсер не стал в этом году президентом Украины, дал New York Times интервью, вызвавшее громкий скандал. По его словам, так как Запад не торопится принять Украину в Европейский Союз и Организацию Североатлантического договора, Украина должна примириться с Россией и принять российские деньги вместо кредитов Международного валютного фонда. В данный момент, заявил он, США просто используют Украину, чтобы «воевать с Россией до последнего украинца». Но Россия «все равно сильнее», поэтому пора восстанавливать отношения.

Коломойский был одним из организаторов решительного разрыва Украины с Россией в 2014 году. Он финансировал добровольческие батальоны, которые отразили первый натиск поддерживаемых Россией сепаратистов на Восточной Украине, что помогло остановить распространение сецессии в период, когда хронически недофинансированная украинская армия была слишком слаба для эффективных действий. В процессе всего этого он потерял свой финансовый бизнес в России и получил губернаторство в Днепропетровской области на Украине. Впрочем, президент Петр Порошенко вскоре лишил его губернаторского поста в процессе борьбы с, как он это называл, личной армией Коломойского. На таком фоне может показаться, что олигарх резко изменил свою политическую позицию, однако Коломойский, что бы он ни говорил и ни делал, всегда в первую очередь преследует собственные деловые интересы.

Сейчас он заинтересован в том, чтобы получить компенсацию за прошедшую в 2016 году национализацию Приватбанка, крупнейшего кредитного учреждения на Украине, совладельцем которого он был. Правительство Порошенко обвиняло Коломойского в расхищении банковских средств. Сейчас олигарх ведет с огосударствленным Приватбанком запутанную тяжбу. Недавно он и его партнер были вынуждены покрыть украинские судебные издержки в лондонском суде, заплатив 10 миллионов фунтов (12,8 миллиона долларов). Многие подозревают миллиардера в попытках использовать давние отношения с Зеленским, чтобы завершить дело в свою пользу. Пока президенту удается оставаться над схваткой, но при этом он не последовал призывам представителей США, Европы и Международного валютного фонда и не дистанцировался явным образом от Коломойского.

В Вашингтоне и европейских столицах олигарха не слишком любят, и в связи с этим в своем интервью он прибегнул в завуалированной угрозе: если представители Запада продолжат с ним бороться и поддерживать национализацию Приватбанка, он добьется от Зеленского резкого разворота в сторону России.

Может ли он это сделать, другой вопрос.

Перед выборами Зеленский обещал восстановить мир на Восточной Украине. Он предпринял некоторые шаги в этом направлении, обменявшись заключенными с Россией и приняв ключевое требование России в отношении последовательности мероприятий, которые должны предшествовать возвращению сепаратистских территорий под украинский контроль. Однако даже этот прогресс столкнулся с сопротивлением украинских интеллектуалов, которые видят в нем капитуляцию, и с сопротивлением тех самых добровольцев, которых в свое время финансировал Коломойский. Ветераны боевых действий, сохранившие принесенное с войны оружие, заняли территории, с которых Украина и сепаратисты договорились отвести войска в качестве прелюдии к «нормандскому формату» мирных переговоров при посредничестве Германии и Франции. Зеленский был вынужден прибыть на место и попытаться убедить их уйти.

Сейчас отвод войск, по-видимому, завершен, территории очищены от мин и для переговоров нет никаких препятствий. Однако Зеленский теперь понимает, что компромиссы с Россией чреваты внутренними волнениями, возможно, даже вооруженными выступлениями. Если он поступит так, как говорит Коломойский, против него практически наверняка поднимутся Киев и изрядная часть Центральной и Западной Украины. Платить такую цену за ранее оказанную Коломойским поддержку было бы неразумно, а сейчас очевидных рычагов влияния на президента у миллиардера нет.

Либеральная оппозиционная партия «Голос» недавно предложила выйти из Минских соглашений 2015 года, в рамках которых в настоящее время идет мирный процесс, отложить вопрос о прекращении конфликта на востоке страны до лучших времен и сконцентрироваться пока на внутренних проблемах. Вероятно, у Зеленского есть искушение попробовать воплотить в жизнь некий вариант этого плана — только без формального выхода из Минских соглашений, который вызвал бы недовольство у европейских союзников Украины. У Зеленского на повестке дня стоит обширная программа реформ. В среду украинский парламент, в котором его партия обладает большинством голосов, сделал первый шаг к созданию рынка земли. Ни одно из предшествующих украинских правительств не сумело его создать.

Однако вызывающие заявления Коломойского нельзя просто так сбрасывать со счетов.

Зеленский, безусловно, в настоящий момент получает мало западной поддержки, помимо программ технической и военной помощи, которые, честно говоря, хотя и полезны, но не жизненно важны. МВФ значительно ограничивает свою поддержку, отчасти опасаясь, что Зеленский будет недостаточно старательно добиваться от Коломойского компенсации убытков Приватбанка. Президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) в последнее время говорит о налаживании отношений с российским лидером Владимиром Путиным. Вдобавок ни Франция, ни Германия, скорее всего, не станут однозначно поддерживать на мирных переговорах Украину, потому что обе страны стремятся избавиться от этой проблемы. В США, в свою очередь, благодаря «Украинагейту» и ситуации с импичментом Украина сейчас выглядит страной одновременно и опасной для взаимодействия, и не имеющей значения.

По мнению Коломойского, сейчас, спустя пять лет после разрыва с Россией, Украина не выглядит приоритетным проектом для Запада — но по-прежнему остается приоритетом для Путина. Зеленский не может себе позволить отдать свою страну российскому президенту, да и не собирается этого делать. Но он может втихомолку в большей степени открыть ее для российской торговли и российских инвестиций, и он может постепенно вернуться к той политике балансирования, которую с момента обретения Украиной независимости проводили все украинские президенты, кроме Порошенко. В некотором смысле в эту же игру пытается играть президент соседней Белоруссии Александр Лукашенко, оборачивающийся к Западу при любых разногласиях с Путиным, и к Путину — каждый раз, когда чувствует, что может что-то от него получить.

Этот циничный политический курс совсем не похож на «цивилизационный выбор», который украинские политики, как утверждалось, сделали при Порошенко. Но на Западе должны понимать: это естественный альтернативный вариант для украинцев, если они чувствуют, что ими пренебрегают. Если Зеленский начнет заигрывать с Путиным, дело совсем не обязательно будет в пагубном влиянии Коломойского. Настоящей причиной может оказаться неготовность Запада оценить реформаторский пыл президента и поддержать его попытки добиться от России максимально выгодных условий мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.