Во вторник, 12 ноября, бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил организовать встречу украинского президента Владимира Зеленского с главой РФ Владимиром Путиным на нейтральной территории, то есть в Казахстане. Назарбаев сообщил, что он уже обсудил этот вопрос с Зеленским и что тот согласился на предложение. В Кремле прокомментировали предложение бывшего президента Казахстана, отметив, что такая встреча должна быть подготовлена.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, говоря о подготовке встречи в нормандском формате, подчеркнул, что в Кремле приветствуют и позитивно оценивают разведение сил на линии соприкосновения ДНР/ЛНР и Киева. «Считаем, что это выполнение ранее взятых обязательств должно быть продолжено, что станет очень важным элементом в плане подготовки встречи в нормандском формате», — сказал Песков.

В понедельник, 11 ноября, президент России Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Меркель обсудили будущее Донбасса и сошлись во мнении, что контролируемому сепаратистами Донбассу Киев должен дать особый статус, который гарантировал бы закон Украины.

Означает ли это, что Украина вынуждена согласиться с тем, что она не контролирует части своей территории? Этот вопрос Польское радио адресовало Адаму Эберхардту, директору Центра восточных исследований.

Адам Эберхардт: Я думаю, что это немецко-российское согласие — кажущееся. Деталей, которые нужно согласовать, чтобы выйти на какую-то прямую после более чем пяти лет войны в Донбассе, очень много. Безусловно, известно, что в Западной Европе, в частности, в Германии, особенно во Франции, усиливается усталость и нетерпение по поводу не кончающегося военного конфликта в Донбассе. Это усложняет нормализацию отношений с Россией, уход от политики санкций, которые связаны с Минскими договорённостями и установлением мира в Донбассе. Конечно же, известно, что в Германии растет стремление к улучшению отношений с Россией, потому что к России там относятся — я считаю это ошибочным — как к одному из возможных партнеров и союзников в политике сдерживания гегемонии Китая. Поэтому Германия хотела бы, чтобы состоялась встреча в нормандском формате, которой не было уже более трех лет. Россия, по сути, тоже хотела бы, чтобы что-то изменилось, потому что Донбасс не оказался достаточным инструментом для дестабилизации Украины, не оказался инструментом в принятии Россией контроля над Днепром на Украине.

 — В данном случае россияне выступают в довольно интересной роли, а именно в роли медиатора. Однако, всем известно, что Россия является агрессором. Получается, что западный мир закрывает на это глаза?

 — Это также является элементом российской стратегии. Кремль на сегодняшний день пытается активизировать диалог, касающийся Донбасса, чтобы, во-первых, укрепить силы сепаратистов, контролируемых Москвой в Донецке и Луганске, и выдвинуть их как самостоятельных участников мирного процесса. Это уже было бы выгодно. Во-вторых, россияне, конечно же, используют политическую волю в Киеве. Новый президент Украины Зеленский пришел к власти, пообещав, что произойдут какие-то изменения, что он добьётся мира. Он оказался в небольшом тупике. Зеленский вынужден идти на уступки, на компромиссы, а Россия рассчитывает на то, что эти компромиссы будут далеко идущими, за которые она не должна будет расплачиваться; и что они не приведут к вынужденным действиям, равносильным уступкам со стороны Украины.

 — Первого октября в мировых СМИ появилась информация, что наступил перелом в российско-украинских переговорах. Что на самом деле произошло?

— Этот мнимый перелом является принятием всеми сторонами формулы Штайнмайера, то есть связи особого статуса, который Украина должна была бы дать Донбассу с проведением там честных выборов в органы местного самоуправления. Только проблема заключается в том, что провести честные выборы в органы местного самоуправления в Донбассе невозможно. Во-первых, это связано с внутренней безопасностью; это территории, неконтролируемые Украиной, поэтому там отсутствует политический плюрализм, отсутствует свобода слова, отсутствует независимая судебная система. После пяти лет российской оккупации или оккупации структур, которые представляют российские интересы, в Донбассе невозможно провести выборы. Конечно, в Киеве это понимают. Украинские власти знают, что разговор о выборах — это ловушка. Это игра, которая заключается в том, кто дольше сможет блефовать, кто будет хитрее и кто кого обвинит в невыполнении договоренностей. Зеленский на этом этапе пытается показать добрую волю, пытается идти на диалог, рассчитывая, что в любой момент сможет сказать «нет, это слишком далеко зашло». Россияне пытаются допустить его к этому диалогу, рассчитывая на то, что если он будет в него вовлечен, то позже давление общественного мнения западных стран, международного сообщества окажется таким, что Зеленский и украинские власти не смогут сказать «нет», а дело начнет приобретать невыгодный для Киева оборот.

 — Но уже многое указывает на то, что дело приобретает невыгодный оборот для Украины, взять хотя бы пример с Германией, о котором мы уже говорили. В таком случае, на кого могла бы рассчитывать Украина, если не согласится на предложения России и Германии?

— Именно в этом и состоит ловушка, в которую могут попасть украинские власти. Даже если Киев относится к переговорам с Москвой на тему Донбасса, выборов, особого статуса, как чисто тактическому ходу в пользу внутренней политической игры, то это вызывает несравнимо большие ожидания прогресса, перелома среди западных партнеров, которые до сих пор поддерживали Украину. Главным образом речь идет о государствах, участвующих в нормандском формате, то есть о Германии и Франции. Соединенные Штаты всегда были в стороне от донецкого мирного процесса. Украинская тема резонирует в Америке, но это происходит в американской внутренней политике. Украинский вопрос становится все более токсичным на фоне импичмента президента Трампа, вместе с упреками в адрес администрации Трампа, что она давила на украинские власти, чтобы они включились в американские президентские выборы посредством компрометации Байдена. Для Украины это очень неудобная ситуация, в которой она вынуждена либо уступать Трампу, чтобы сохранить его расположение, либо рисковать тем, что украинский вопрос перестанет быть таким, что объединяет американское общественное мнение, и будет становится все более токсичной темой в аспекте внутренней политики.

 — Можно ли утверждать, что Россия опять на коне?

— Думаю, что нет. Давайте еще немного подождем, посмотрим, как будут выглядеть ближайшие недели. У меня сложилось впечатление, что до встречи в рамках нормандского формата не дойдет. Мне кажется, что с каждым днём стороны ставят все больше предварительных условий.

 — Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина сказал, что встреча президентов России и Украины не даст результатов, если оно не будет подготовлено.

— То есть, если вы не уступите, то мы с вами не будем разговаривать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.