Дания — единственное из пяти государств, через территориальные воды или через исключительную экономическую зону которого должен пройти российский балтийский газопровод «Северный поток — 2», но которое при этом долгое время не давало своего официального согласия на это. Точнее на протяжении многих месяцев Дания тянула с ответом инвесторам и тем самым «тормозила» реализацию проекта. Однако недавно Дания наконец-то «капитулировала». Датское энергетическое агентство дало свое согласие на то, чтобы российский газопровод пролег через территориальные воды этой страны. Теперь, судя по всему, проект «Северный поток — 2» не остановить, несмотря на множество сомнений вокруг него и его крайнюю политизацию (он еще больше обострил отношения между Москвой и Вашингтоном).

Непосредственно от позиции Дании в этом вопросе зависят сроки завершения этого неоднозначного проекта, который уже давно из первоначальной энергетической сферы перекочевал в сферу геополитическую и превратился в объект конфликтующих энергетических, а также политических интересов России и Америки на территории остро нуждающейся в энергоносителях Европы. Оператор проекта, компания Nord Stream 2 AG (мажоритарная доля принадлежит Газпрому), вот уже три раза обращался к датскому правительству за согласием, каждый раз предлагая новый вариант трассы газопровода через датские территориальные воды. Но ответа так и не поступало. Свой отказ давать согласие, Копенгаген объяснял возможным негативным влиянием газопровода на судоходство и экологию, проводил все новые исследования и получал разные экспертные заключения (и неважно, что Дания не испытывала никаких проблем в связи с таким же, уже существующим, газопроводом «Северный поток — 1», который пролегает параллельно новому; все хорошо понимали, что за нынешней датской позицией кроется высокая политика, и не только ее собственная). Теперь наконец была выбрана кратчайшая трасса через датские воды протяженностью 147 километров, и на нее получено необходимое согласие.

На самом деле Копенгаген своими проволочками мог только затормозить проект, но не остановить его (если бы мог, то уже давно дал бы отрицательный ответ). Ведь если бы Дания до бесконечности тянула с ответом на обращения инвесторов, газопровод просто перенесли бы в датскую исключительную экономическую зону, где, согласно международному праву, государство, ее провозгласившее, не может заблокировать строительство транспортной инфраструктуры, к которой относятся и газопроводы. В таком случае Дания лишь увеличила бы общую протяженность газопровода, который при подобном развитии событий, по оценкам, стал бы длиннее примерно на 55 километров. Это, разумеется, увеличило бы расходы и сроки строительства.

Отказав, Дания сама себя лишила бы ежегодных сборов за транзит газа через свои территориальные воды. Так уже поступила Эстония, которая отказалась дать согласие на прокладку газопровода через ее территориальные воды, наивно полагая, что давление Польши, Соединенных Штатов и некоторых других государств Европейского Союза, а также Украины остановит этот российский проект. Правда, после отказа Эстонии своего шанса не упустила Финляндия, которая дала согласие на строительство «Северного потока — 2» в ее водах.

Кроме того, в случае отказа Дания увеличила бы дополнительные расходы и создала бы проблемы своим европейским союзникам, которые чрезвычайно заинтересованы в завершении этого проекта и в гарантированном обеспечении Европы газом в условиях трудно предсказуемого будущего. В первую очередь, речь идет о Германии, которая является главным торговым партнером Дании и по сути единственной страной, откуда Дания может импортировать газ (а ведь — подумать только, что за абсурд! — это все тот же российский газ).

Итак, недавнее решение Копенгагена было во многом ожидаемо — просто никто не знал, когда она даст свое согласие. Немаловажным в этой связи был и тот факт, что Дания является самым верным американским союзником в Европе и что Вашингтон уже давно пытается помешать строительству газопровода «Северный поток — 2», поскольку у него свои виды на импорт американского СПГ на европейский рынок. Поэтому в последние месяцы Вашингтон все откровеннее грозит санкциями этому проекту и всем тем, кто каким-либо образом в нем участвует, в том числе исполнителям работ. Тем не менее все заинтересованные в этом проекте стороны и сами инвесторы заявляют, что газопровод будет построен любой ценой. Так что вряд ли в итоге Вашингтон решится на самые крайние меры (санкции) против своих европейских союзников, поскольку тем самым создаст прецедент в послевоенной истории трансатлантических союзников. Ведь угрозы и взаимное введение пошлин в борьбе за наиболее благоприятные условия в торговом соглашении — это одно, а санкции против инвестиций своих союзников, причем в завершающей фазе и в столь чувствительной сфере, как энергетика, — это уже совсем другое. Последствия подобных действий могут быть непредсказуемыми.

Я напомню, что газопровод «Северный поток — 2» пролегает от российского побережья Финского залива через воды Финляндии, Швеции, Дании до немецкого побережья, параллельно с уже существующим газопроводом «Северный поток». Протяженность нового газопровода достигает более 1200 километров, мощность — 55 миллиардов кубометров газа в год, а общая стоимость строительства составляет девять с половиной миллиардов евро. Помимо Газпрома, которому в проекте принадлежит мажоритарная доля — 51%, в нем также участвует французская компания Engie, британская Royal Dutch Shell, австрийский OMV и две немецкие энергетические компании Uniper и Wintershall. Всем им принадлежат одинаковые доли. Газпром, что понятно, является крупнейшим инвестором и уже вложил 4,5 миллиарда евро, а каждая из остальных компаний-партнеров внесла по 0,95 миллиардов евро.

И тут встает главный вопрос: к какому сроку будет построен газопровод, учитывая, что первоначально планировалось ввести его в эксплуатацию первого января 2020 года. В начале октября оператор Nord Stream 2 AG сообщил, что уже построены 83% газопровода. Ранее глава Газпрома Алексей Миллер заявил, что после получения согласия от Дании строительство газопровода может продлиться пять недель. Однако, по датским законам, нужно подождать четыре недели с момента выдачи разрешения, прежде чем приступать к работам в датских территориальных водах. Поэтому трудно спрогнозировать точный срок завершения строительства. Но как только «Северный поток — 2» будет готов, он немедленно заработает, поскольку участники проекта уже получили на это все необходимые юридические разрешения.

Итак, мы можем прийти к следующему выводу: «Северный поток — 2» обязательно будет построен и введен в эксплуатацию. Посмотрим, связана ли недавняя датская «капитуляция» с текущими переговорами между Европейским Союзом, Россией и Украиной о продолжении транзита через нее российского газа в ЕС после истечения ныне действующего контракта. Лично мне кажется, что связь есть. Сейчас для ЕС это, прежде всего, важный политический, а не экономический вопрос, так как «Северный поток — 2» поможет значительно снизить риск дефицита газа в случае, если Россия и Украина так и не договорятся. Свою роль сыграет и подключение Болгарии и Венгрии к российскому черноморскому газопроводу «Турецкий поток», который тоже обходит Украину. Работы над ним уже скоро завершатся, и запуск запланирован на первое января 2020 года. На самом деле Европейский Союз настаивает на частичном сохранении поставок российского газа через Украину еще и потому, что украинская газотранспортная система остро нуждается в капитальном ремонте. Если через эту систему не будет перекачиваться нужный объем российского газа, то вся эта масштабная (и прибыльная) система утратит всякий смысл, и тогда Украина окончательно «вылетит из игры», перестав быть важным стратегическим фактором в энергетике.

Таким образом, все ходы в этом процессе тщательно спланированы и рассчитаны по времени. Никаких случайностей. Тем более что очередной, возможно заключительный, раунд переговоров упомянутой тройки в Брюсселе намечен на конец ноября этого года. Тогда все станет намного понятнее, но уже и сейчас ясно, что Россия выходит победителем из энергетической битвы за Европу. Россия терпела в ней болезненные поражения (вспомним, например, борьбу за «Южный поток» и жесткие антироссийские санкции), но в конце концов она победила в войне.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.