Своим приказом о выводе войск из Сирии президент Дональд Трамп обрушил на свою голову груду кирпичей, и при этом немалое их количество было сброшено на него стойкими приверженцами его собственной партии. Вашингтонский внешнеполитический истеблишмент находится в состоянии настоящего нервного перевозбуждения. Вывод войск, по мнению многих, представляет собой одновременно значительное моральное поражение, сравнимое с Мюнхенскими соглашениями. Кроме того, это геополитическая катастрофа, пользу от которой получат практически все «соперники» Америки, особенно коварный и хитрый Кремль, который, по мнению газеты «Нью-Йорк таймс», «наслаждается предоставленной возможностью укрепить свой статус в качестве возрождающейся мировой державы».

А что же русские? В самом ли деле они пустились в «победный танец» и посмеиваются над капризными и непостоянными американцами? Не совсем так. Комментарий Владимира Мухина в российской «Независимой газете» свидетельствует почти об обратном. Эта статья показывает, что пространство для дебатов по острым вопросам в московской прессе значительно больше, чем обычно признается в западных публикациях. Кроме того, автор статьи подчеркивает, что оказавшийся в настоящее время модным среди западных журналистов подход в рамках игры с нулевой суммой при анализе внешнеполитических вопросов имеет очень серьезные недостатки.

Мухин начинает с изложения провокационного для российских читателей комментария Трампа по поводу Сирии. По словам американского президента, он, в действительности, желает Москве «удачи» (выделенные курсивом слова и фразы приведены в оригинале статьи также по-русски — прим. редакции ИноСМИ) в ее усилиях по оказанию помощи Сирии. Однако российский комментатор тут же подчеркивает, что президент Трамп проводит аналогию с советским вторжением в Афганистан, обращая тем самым внимание на те опасности, с которыми сталкиваются великие державы, вынужденные расходовать значительные ресурсы в регионах со сложной ситуацией. По понятным причинам подобный аргумент вызывает глубокую и сильную реакцию в сознании у русских. По мнению Мухина, Трамп затем прибегает к извращенному риторическом приему и заявляет: «Если Россия хочет быть вовлечена в Сирию, то это их дело».

Российский автор считает «интересным» утверждение Трампа о том, что американских солдат нужно вернуть домой из Сирии, поскольку они нужны на границе с Мексикой. Как и следовало ожидать, он соглашается с тем, что Трамп поступает правильно, выводя американские войска из Сирии, где они находятся «незаконно». Однако аналогия с Афганистаном не совсем по вкусу российским читателям. В конечном счете в 1980-е годы СССР имел значительно больше солдат, к примеру, в Восточной Европе и даже в Монголии, чем в Афганистане, подчеркивает Мухин. А сегодня, по его мнению, Россия имеет за границей намного меньше солдат, и, более того, находящийся в Сирии военный контингент не такой уж большой. Тем не менее Мухин, судя по всему, согласен с Трампом и считает, что расходы России на продолжающуюся интервенцию в Сирии на самом деле не такие уж незначительные. «Хотя в связи с её удаленностью от границ РФ и ведением масштабных боевых, полицейских и гуманитарных действий, ротацией личного состава и испытаниями новых видов вооружений эта группировка требует значительных материальных и людских затрат», — отмечает Мухин. Он соглашается с Трампом в том, что вовлеченность России в военные действия в Сирии оказывает негативное воздействие на российскую экономику.

Продолжая сравнение с советским провалом в Афганистане, Мухин признает, что даже сегодня мало кто ясно себе представляет, каковыми были цели Кремля при проведении той операции за пределами своих границ. По его мнению, сегодня многие эксперты в России спрашивают, «зачем руководство РФ послало воинский контингент в Сирию. Такой вопрос между строк прозвучал и в рассуждениях Трампа о России в сирийском конфликте». Однако Мухин не полностью доверяет словам Трампа и делает вывод о том, что речь идет не столько об искреннем мнении Трампа, сколько об «информационной войне». По мнению Мухина, Вашингтон, похоже, в меньшей мере заинтересован в будущем Сирии, и в большей мере нацелен на противодействие планам Москвы. Автор статьи достаточно откровенно признает: «Удручает то, что пока предпосылок для удачной реализации своих планов в Сирии у России мало».

Мухин считает, что американцы на самом деле никуда не уходят, и, более того, они не позволят сирийскому правительству установить контроль над месторождениями нефти на юге страны. Однако Соединенные Штаты, по его мнению, хотели передать контроль над бывшей столицей «Исламского государства» (запрещенная в России организация). Что касается Ракки, то, по словам Мухина, американцы превратили ее в руины и только недавно передали под контроль русских — «мол, восстанавливайте на здоровье, тратьте свои ресурсы», — отметил он. Подобный анализ ситуации с точки зрения Москвы нельзя назвать особенно оптимистичным. Российских эксперт признает, что российские войска в Сирии уже действуют на пределе возможностей, и добавляет: «После ухода США правительственным силам Сирии придется контролировать значительно большую территорию. Значит возрастет опасность боевых столкновений с турецкими войсками и бандами «Исламского государства». Кроме того, по его мнению, российские войска одновременно должны защищать позиции в своем тылу, поскольку опасность нападений там еще существует. Так, например, российскую военно-воздушную базу вблизи Латакии «регулярно обстреливают боевики», подчеркивает автор статьи.

Мухин, судя по всему, огорчен тем, что сегодня еще слишком рано говорить о возвращении к «мирной жизни» в Сирии. Решение политических проблем в этой стране еще даже не началось, отмечает он. Кроме того, «локальные победы» большого значения не имеют. В конечном счете автор статьи вынужден признать, что неприятная аналогия Трампа верна. «Ситуация действительно напоминает Афганистан», когда Красная Армия (так в тексте — прим. редакции ИноСМИ), помогая защитить Кабул от внутренних противников, все глубже погружалась в военную трясину, отмечает Мухин.

Даже если не принимать во внимание многочисленные заявления о русских победах, появляющиеся в западной печати, следует признать наличие дополнительных и очевидных проблем по поводу критики приказа президента Соединенных Штатов о выводе войск, и не в последнюю очередь речь идет о том, что американцы продолжают довольно регулярно погибать в Сирии. Не следует забывать, что Турция является важным союзником НАТО, обладающим довольно значительном геополитическим весом. Это не Черногория. Это Турция, и, судя по всему, кроме нее, не существует другой страны, имеющей более важное значение для Ближнего Востока и для Запада. Поэтому интересы Турции должны восприниматься весьма серьезно. Не будем забывать о том, что Анкара выступила против войны Вашингтона в Ираке в 2003 году. Следовательно, трудно обвинить турок в региональном хаосе и настоящей катастрофе, которые произошли в этом регионе со времени вторжения американцев в Ирак.

Наоборот, Турция приняла миллионы беженцев. Поэтому Турция заслуживает благодарности от Америки, а не презрения. Эта жизненно важная страна дорого заплатила за ошибки Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, начиная с 2001 года. Если Турция через десять лет станет враждебным и обладающим ядерным оружием государством за рамками НАТО, то тогда для всех будет очевидно, что виновником этого будет американский внешнеполитический истеблишмент с его бесконечной «моральной правотой».

Что касается «Исламского государства», то эта экстремистская группировка всегда состояла из кучки молодых головорезов на грузовичках типа пикап. В идеале Вашингтон мог бы позволить этому сброду попытаться поуправлять своим небольшим халифатом — для того, чтобы еще более наглядно показать его жестокость, неспособность, а также бедность его идеологии. Или же американские военные могли бы стереть эту террористическую группировку с лица земли за пару недель, однако Вашингтону не нравилась «перспектива» еще одной крупномасштабной интервенции на Ближнем Востоке. Поэтому Соединенные Штаты решили повлиять с помощью лести на местных и нанять их для выполнения этой работы.

Если отложить в сторону шумиху по поводу «победоносного конфликта», который, судя по всему, возник в связи с убийством американского журналиста, — речь идет, судя по всему, о священной «красной линии», если таковая вообще существует, — то следует признать, что война против «Исламского государства» не имеет никакой серьезной основы ни с точки зрения международного права, ни с точки зрения внутреннего законодательства Соединенных Штатов. По мнению странных и немногочисленных американцев, серьезно относящихся к Конституции, Конгресс должен был объявить войну в подобной ситуации, чего он не делал с 1941. Кроме того, эта «война» уже унесла жизни достаточно большого количества мирных жителей, а выжившим, включая детей, она приготовила сомнительное будущее.

Что касается курдов, то их положение, конечно же, печально, однако винить в этом следует постоянное проявление «синдрома плохого друга» (bad friend syndrome), поскольку самые разные американские представители (а также их приятели из числа экспертов) обманули их, заставив поверить в то, что Дядя Сэм, помимо ящиков и оружием и наличных денег, возьмет на себя новые, почти постоянные обязательства в отношении уязвимого и лишенного государственности народа в мрачных частях Ближнего Востока. Очевидно, что ничего подобного не будет. Их горестная история — одна из многих печальных ситуаций, существующих на Ближнем Востоке.

Лайл Голдстайн — профессор, занимающийся научно-исследовательской работой в Институте по исследованию китайского флота (China Maritime Studies Institute) при Военно-морском колледже США (United States Naval War College) в Ньюпорте, штат Род-Айленд. Владеет китайским и русским языками. Сотрудничает с новым Институтом по исследованию российского флота (Russia Maritime Studies Institute) при Военно-морском колледже США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.