Выдача Данией разрешения на прокладку «Северного потока — 2» в Украине почему-то стала сенсацией. Но чего все ожидали: что Дания не выдаст разрешения на «Северный поток — 2»?

На самом деле, для Украины ничего принципиально не поменялось: караван как шел в обход Украины, так и шел бы дальше, хоть через датские воды, хоть через нейтральные.

Ударными темпами идет и строительство «Турецкого потока» — как первой нитки, которая уже построена, так и второй, под которую строится инфраструктура в юго-восточной Европе.

И все эти факторы делают позиции Киева в переговорном процессе значительно более слабыми — поскольку у украинской газотранспортной системы появляется мощный конкурент.

Следовательно, мы теряем статус монопольного транзитера российского газа, становясь всего лишь одним из возможных направлений. Нужно четко понимать, что транзит — это услуга по доставке, а не по поставке, так как у нас это часто путают. И вот теперь у Коболева и Витренко есть шанс показать себя мощными переговорщиками и эффективными менеджерами, как они себя позиционируют последние четыре года и найти компромиссное решение по договоренностям в переговорах, которые ведутся в Брюсселе.

Как они это будут делать — это вопрос к Нафтогазу. Я бы тоже хотел узнать, что мы готовы предложить для того, чтобы стать полноценным игроком на европейском догазовом рынке и на рынке услуг по транзиту, поскольку теперь Европа имеет возможность выбрать наиболее экономически целесообразный и подходящий ей маршрут транспортировки.

Валентин Землянский, директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины, эксперт по вопросам энергетики

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.