В новогоднюю ночь 2009 года российское телевидение транслировало в прямом эфире процедуру перекрытия газового вентиля Украине. Чуть позже россияне приостановили также поставки газа в ЕС. По всей видимости, те, кто успел забыть эти события, получат возможность вспомнить о них в первые часы 2020 года.

Расхождение целей

Переговоры на тему транзита газа через украинскую территорию продолжаются уже больше года. За это время успели пройти четыре встречи на политическом уровне с участием министров энергетики и руководителей газовых компаний «Газпром» и «Нафтогаз», а также ряд технических встреч.

Довольно долго переговоры не могли сдвинуться с мертвой точки. Украина хочет подписания долгосрочного контракта на большой объем газа (10 лет и 60-90 миллиардов кубометров), тогда как Россия заинтересована в противоположном (максимум 5 лет и примерно 30 миллиардов кубометров). Позиции сторон расходятся потому, что стремятся они к противоположным целям. Украинцы заинтересованы в сохранении транзитных доходов и создании условий для основательного переустройства структуры газотранспортной системы, позволяющего подготовить ее к приостановке транзита. Всем уже понятно, что в конечном итоге это произойдет. Перевести систему на новые рельсы за несколько месяцев, однако, невозможно.

Россияне, в свою очередь, хотят получить как можно более широкое поле для маневра, чтобы иметь возможность после завершения строительства газопровода «Северный поток — 2» значительно сократить транзит через Украину. План, заключавшийся в том, чтобы сделать это до конца 2019 года, когда закончится действие транзитного договора с Украиной, провалился. Так что России придется подписать новый договор, при этом она предпочла бы избежать появления в нем длительного срока и больших минимальных объемов.

Дымовая завеса

Несмотря на расхождение позиций еще 19 сентября 2019 года, когда состоялся последний раунд переговоров на политическом уровне, в Брюсселе и Киеве царили оптимистические настроения. Комиссар ЕС по вопросам энергетики Марош Шефчович (Maroš Šefčovič) на пресс-конференции после завершения встречи впервые заявил, что она прошла в конструктивном ключе. Россия, как он отметил, согласилась с тем, что будущий контракт должен соответствовать европейским стандартам, которые внедряются сейчас на Украине. Казалось, остается только договориться о сроке действия договора и прописанных в нем объемах газа. Темы сложные, но «конструктивная атмосфера» позволяла надеяться, что это совершенно реально.

Следующий раунд переговоров 28 октября оказался, однако, не шагом вперед, а шагом назад. Еще до того, как он начался, российская сторона, игнорируя предыдущие договоренности, предложила Украине заключить двусторонний договор на поставки и транзит газа, сохранив прежние условия и снизив цену на сырье. Одновременно она требовала, чтобы Нафтогаз отказался от взыскания с Газпрома 2,6 миллиардов долларов с процентами по выигранному делу в Стокгольмском арбитраже.

Предложения Москвы противоречат всем договоренностям, достигнутым в ходе трехсторонних переговоров, поскольку они предполагают обход внедряемых на Украине европейских норм и содержат в себе новое условие. Ответ Киева был однозначным: заключение договора вне рамок трехсторонних переговоров и на прежних условиях невозможно, поскольку это затормозит процесс реформирования украинского газового сектора. Над Брюсселем стали сгущаться тучи, но накануне очередной встречи ЕС и украинская сторона продолжали надеяться на возобновление конструктивного диалога. К сожалению, их надежды не оправдались.

Вбрасывание низкого мяча или затягивание времени

Российские переговорщики решили использовать технику «вбрасывания низкого мяча», которая заключается в неожиданном выдвижении новых требований в момент, когда сторонам переговоров кажется, что все условия уже представлены, а переговоры движутся к концу.

Таким условием стала инициатива по увязыванию обсуждения транзита газа с отказом Нафтогаза от присужденной ему Стокгольмским арбитражем компенсации в размере 2,6 миллиардов долларов, а также согласием на прямые поставки российского газа Украине по цене на 20% ниже действующих импортных ставок (с 2015 года прямые поставки были приостановлены, а Киев покупал сырье в ЕС).

Применение такой техники обычно нацелено на то, чтобы одна сторона могла добиться дополнительных преимуществ в ситуации, когда противоположная обладает более слабой переговорной позицией или больше хочет достичь договоренностей. Однако использование такого метода повышает риск срыва переговоров.

Здесь мы подходим у сути дела, то есть к тому, чего в действительности добиваются российские переговорщики. Разумеется, идеальным вариантом для них было бы подписание двустороннего договора на период в один-два года и 30-60 миллиардов кубометров газа в год. При этом все указывает на то, что отсутствие какого-либо контракта тоже соответствовало бы планам России.

Москва, по всей видимости, хочет оказать на Евросоюз и Киев как можно более сильное давление, чтобы вынудить их подписать любой временный договор до конца 2019 года. И, действительно, 28 октября Шефчович заявил: «Все согласны, что перебои в поставках газа недопустимы». К сожалению, с российской точки зрения это вполне допустимый вариант. Сейчас газохранилища в ЕС заполнены на 90-96%, при этом большая часть сырья в них принадлежит Газпрому. В случае приостановки поставок российский монополист сможет, используя эти запасы, в течение некоторого времени выполнять свои обязательства в отношении европейских покупателей. В такой ситуации ЕС и Киев буду вынуждены еще активнее добиваться заключения договора.

Шефчович сообщил, что существует «план Б». Если подписание контракта станет невозможным по техническим причинам, Евросоюз, Украина и Россия могут заключить краткосрочное соглашение на поставки газа в период с января по июнь 2020 года, чтобы урегулировать за это время все проблемы.

Хотя этот «план Б» создан на случай, если Украина не успеет сертифицировать нового оператора своих газотранспортных сетей до 17 декабря, а не на случай саботирования переговоров одной из сторон, нельзя исключить, что опасения на долгое время лишиться поставок возьмут верх, и к нему обратятся вне зависимости от причины.

Постоянные временные меры

Заключение временного соглашения не только позволит устранить технические препятствия с украинской стороны. Россияне получат дополнительное время на завершение строительства «Северного потока — 2», а потом — запуск дополнительных мощностей, позволяющих ограничить транзит через территорию Украины. В результате может оказаться, что на следующем этапе переговоров в 2020 году российская переговорная позиция значительно усилится. Не исключено также, что россияне могут спровоцировать в середине следующего года очередной кризис, чтобы добиться подписания нового временного соглашения или заставить Украину отказаться от присужденных Стокгольмским арбитражем 2,6 миллиардов долларов.

Одновременно российские СМИ наверняка развернут пропагандистскую кампанию, стремясь показать, что стороной, которая препятствует достижению договоренностей, выступает Украина. Уже сейчас можно прочесть, что Россия протянула украинцам руку, предложив им продлить действующий договор и дать скидку в 20% взамен за отказ от вышеупомянутых претензий, однако, занимающий антироссийскую позицию и не заботящийся об интересах собственных граждан Киев отверг это щедрое предложение.

Что делать?

«Что дальше? Да, я разочарован, но я, определенно, не сдамся, пока есть время», — заявил Марош Шефчович на пресс-конференции по итогам очередного раунда трехсторонних переговоров. Следующая встреча на политическом уровне должна пройти в ноябре. До этого времени стороны намереваются вести интенсивный диалог, чтобы выработать общую позицию. Однако, по всей видимости, одна из них вовсе не стремится достичь договоренностей любой ценой.

Переговоры России, Украины и Еврокомиссии по транзиту газа
Судя по тому, как шли переговоры до сих пор, и какие техники использовала Россия, она старается усилить давление на ЕС и Украину, а в итоге создать ситуацию, в которой они в конце года будут готовы пойти на любые шаги, чтобы избежать приостановки поставок, в том числе подписать контракт на транзит малого объема газа сроком всего на несколько месяцев.

Радовать может то, что европейские переговорщики заняли жесткую позицию и решительно отмели возможность внедрения в идущие переговоры новых элементов. Это единственный эффективный способ защиты от техники «вбрасывания низкого мяч». Меньше оптимизма внушает заявление Шефчовича о том, что перебои в поставках газа неприемлемы. На переговорах важно не проявлять слабость и не показывать противоположной стороне своего стремления заключить договор.

Подземные газохранилища в ЕС заполнены на 96%, а в Польше — даже на 100%. На Украине цифры выглядят не столь внушительными, там хранилища заполнены на две трети, однако, в абсолютных цифрах это в любом случае рекордный объем: 21,5 миллиарда кубометров газа (для сравнения: годовой объем потребления газа в Польше составляет 18 миллиардов кубометров, а в ее хранилищах находится 3,5 миллиарда кубометров). Кроме того, существует возможность импорта с других направлений, в частности, с использованием СПГ-терминала в Свиноуйсьце.

Все ближе к краю пропасти

Вышеприведенные данные указывают на то, что к приостановке транзита через украинскую территорию готова не только Россия, но и Европа. В самом сложном положении из всех переговорщиков находится Украина. Без транзита она лишится не только поступающих в свой бюджет средств (это около 3 миллиардов долларов в год): российские газовые сети устроены так, что в случае приостановки транзитных поставок несколько украинских населенных пунктов в разгар отопительного сезона лишатся газа.

И хотя украинский премьер Алексей Гончарук заверяет, что все под контролем, к сожалению, в первые дни января ситуация может из-под этого контроля выйти. Россия осознает, что такой риск существует, и сознательно стремится создать кризисную ситуацию. Именно поэтому может оказаться, что стороной, которая в декабре 2019 года решит все-таки поддаться давлению россиян и выполнить их требования, станет Киев.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.