Гурзуф. Пять лет назад здесь началась странная война между Украиной и Россией. И именно здесь в 2014 году появился батальон «Азов» — команда добровольцев, сформировавшаяся после протестов, в результате которых был свергнут президент Украины Виктор Янукович, и сыгравшая центральную роль в войне на Донбассе. Тогда «Азов» «выделялся» в первую очередь своей симпатией к неонацистам и белым расистам из всех уголков Европы. Им руководил Андрей Билецкий — человек, разговаривающий как вояка, носящий камуфляж, балаклаву и вызывающую дискомфорт и тревогу символику, связанную с руническим культом, столь близким сердцу нацистов. Они до сих пор помещают ее на своих желто-сине-черных нашивках.

А теперь давайте переместимся в Хорватию, в Загреб. Здесь родился, вырос и до сих пор живет Денис Селер (Denis Seler), 43-летний лидер хорватских ветеранов войны 1991-1995 годов. Ополченец крайне правых с панславянскими амбициями, бегло говорящий по-английски и постоянно фотографирующийся в камуфляже. Он категорически выступает против Европы (с точки зрения Селера, Европа — это «империалистический союз»), не делает тайны из того, что терпение хорватских военных и националистов достигло крайнего предела и что, когда оно лопнет, «прольется много крови».

Теснейшая связь

Как же связаны между собой две эти истории? Что ж, между Гурзуфом и Загребом очень глубокая связь, она тесно объединяет антиевропейские настроения таких людей как Селер и события на Донбассе. В период с 2014 по 2015 год хорватский ополченец был одним из отцов-основателей батальона «Азов». Во времена проведения военных операций сам Селер называл конфликт на Украине «борьбой за белую европейскую расу, ее культуру и историю», считая, что «Азов» станет инструментом реализации «Европы наций». Но вот досада, именно пресловутому батальону, чье сходство с ранним СС вызывает уж слишком серьезное беспокойство, предъявлены обвинения в военных преступлениях — сначала это сделала организация «Эмнести Интернешнл» (Amnesty International), а потом и ОБСЕ в 2016 году.

Но откуда у хорватских ветеранов возник такой интерес к украинским делам? Это объясняет сам Селер в многочисленных интервью, которые он давал за последние годы. С точки зрения хорватских националистов, конфликт на Украине точно воспроизводит события 90-х годов в Хорватии: война между русскими и украинцами таким образом, представляется «сестрой» войны между сербами и хорватами. Это атавистическая, не утихающая ненависть между двумя балканскими народами, подтолкнувшая — в случае с украинскими событиями — сербов занять сторону российских повстанцев, а хорватских националистов — немедленно солидаризироваться с сопротивлением на Украине.

Азов: от батальона до вездесущей организации

Тревогу в отношении этих «опасных связей» забили репортеры «Балканской сети журналистов-расследователей» (Balkan Investigative Reporting Network), которые, отслеживая перемещения групп ополченцев в Европе, реконструировали цепь, связывающую два государства. Создается впечатление, что Хорватия и правда превращается в самый настоящий тренировочный полигон и центральный узел подобных группировок: именно здесь европейские и пророссийские влияния смешиваются на своего рода ничьей земле, где семя безудержного национализма все еще способно дать ростки. То, что вызывает наибольшее беспокойство наблюдателей на Балканах, — это превращение «Азова» в организацию, повсюду пускающую корни, способную формировать связи, выходящие за пределы Украины — в первую очередь, с хорватскими крайне правыми силами. При этом сегодня «Азов» — но не только он — стал неотъемлемой частью Национальной гвардии Украины и подчиняется непосредственно министерству внутренних дел, у него есть политическое крыло («Национальный корпус») и целая субкультурная сеть, состоящая из социальных центров, спортзалов, школ военной подготовки и клубов, как у современной многочисленной партии.

Для создания плодотворного субстрата для культуры этого типа используются сильные реваншистские настроения, распространенные у обоих народов. Неслучайно антироссийски настроенные украинские крайне правые постоянно воспевают Степана Бандеру (его возвели в статус национального героя Украины) — неоднозначную личность и лидера ОУН (Организации украинских националистов), организации, которая во время Второй мировой войны инициировала депортацию и убийство тысяч евреев и поляков. Хорватия тоже увлекается послевоенным реваншизмом, отрицая преступления, совершенные прикормленными Гитлером хорватскими фашистами. И по мере разрастания этой субкультуры «Азов» закатывает рукава: организует конференции, публикует заявления, раздает интервью, укрепляет связи с правыми из Западной Европы. Ежегодно эта военная организация устраивает два мероприятия — «Паневропа» и «Интермариум»: на этих конференциях она обращается к «белому христианскому» братству Западной Европы («Паневропа»), а также бывшей Югославии и бывших советских спутников («Интермариум»), распространяя идею союза крайне правых националистических этнических государств.

Балканы — все еще пороховая бочка Европы?

До сих пор можно было считать, что это братство — изолированный кейс, связанный с несколькими горячими головами и наемниками; но феномен Интернационала ветеранов таит еще большую угрозу. Речь идет о тысячах мужчин, вымуштрованных и натасканных на убийство, взращивающих дух мести и анахронические настроения, которые Европейский союз не смог смягчить и нейтрализовать. Это мужчины (правда, женщины здесь тоже есть), обладающие военной экипировкой, оружием и зачастую получающие деньги от нелегальной торговли; это транснациональные группировки, беспрепятственно преодолевающие границы того самого ЕС, который они так демонизируют, и имеющие тесные связи с политическими организациями, заседающими в национальных парламентах.

Неслучайно одна из заявленных целей «Азова» — создание нового иностранного легиона при поддержке хорватских братьев. Существование этих движений и этих первобытных настроений служит доказательством двух значительных поражений: мирного процесса на территории бывшей Югославии, который спустя почти 30 лет после конфликта все еще не достигнут; на бумаге — возможно, это так, но не в сознании ее жителей. Второе же поражение — исключительно европейское. Европейский союз не смог воздействовать на правительства и народ и разработать стратегию в первую очередь политическую, а уже потом — экономическую. Если к этому добавить еще и Боснию, до сих пор являющуюся тренировочным плацдармом джихадистов, а также Албанию и Северную Македонию, в отношении которых Макрон недавно наложил вето, то Балканы снова превратились в ту же пороховую бочку, что и сто лет назад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.