На этой неделе отчетливо был слышен гул геополитического землетрясения, который ни с чем не спутаешь.

Хотя толчки ощущаются уже давно, с каждым днем становится все яснее, что мы переживаем резкий тектонический сдвиг, ставящий под угрозу политический и экономический мир, для создания которого так много сделали Соединенные Штаты.

Также ясно, что страны, которые бросают наиболее серьезный вызов лидерству Америки — главным образом Китай и все в большей мере Россия — видят новые возможности для быстрого успеха ввиду поляризации и растерянности, царящих в Вашингтоне в преддверии выборов в ноябре 2020 года, а наверняка и в последующий период.

От Сирии до Украины и от Афганистана до Африки сдвигаются тектонические плиты, угрожая не только авторитету и долговечности глобального лидерства США, но также и демократическим ценностям, западным институтам и союзническим организациям, которые они вдохновляли на протяжении последних семидесяти лет со времен Второй мировой войны.

Толчками землетрясения отозвалось решение президента Трампа вывести из Сирии войска и бросить своих курдских союзников. За этим последовали действия России, Турции, Ирана и Сирии, которые обернули решения США себе на пользу. Москва теперь быстрее всех продвигает себя в качестве посредника на Ближнем Востоке.

Земля содрогнулась и после шестичасовой встречи президента России Владимира Путина с президентом Турции Эрдоганом в путинском варианте клуба «Мар-а-Лаго», его летней резиденции в Сочи. Именно там российский президент и турецкий союзник Запада по НАТО, который недавно в обход Запада закупил у Москвы систему ПВО С-400, побеседовали о том, как они и другие региональные игроки могут в собственных интересах установить контроль над Северо-Восточной Сирией.

Подземные толчки ощущались вплоть до самого Парижа, где в речах французского президента Эммануэля Макрона звучало все большее разочарование по поводу президента Трампа и НАТО.

«Я считаю события последних нескольких дней (на севере Сирии) серьезной ошибкой Запада и НАТО в этом регионе, — заявил Макрон после саммита Совета Европы в Брюсселе. — Из-за этой ошибки ослабнет доверие к нам со стороны потенциальных партнеров на местах, которые были бы выступать на нашей стороне, уверенные, что их защитят в долгосрочной перспективе. Так что работа НАТО вызывает вопросы».

На этой неделе геополитический сдвиг также выразился в том, что президент Путин провел, опять же в Сочи, первый саммит «Россия — Африка». Это еще одни маневр, позволяющий извлечь выгоду из растерянности Америки. Он принял у себя более 40 африканских лидеров, сосредоточившись на том, чтобы выстроить с ними оборонные отношения, предоставляя таким же, как он, авторитарным правителям инструменты для поддержания власти. Путин также стремится заключить с африканцами торговые сделки, особенно в области энергетики и горнодобывающей промышленности.

Неделей ранее трясло Персидский залив, когда президент Путин впервые за несколько десятилетий посетил Саудовскую Аравию. Недавняя атака на саудовские нефтяные месторождения, которая вызвала слабую реакцию со стороны Вашингтона, а также усилившаяся враждебность со стороны Конгресса и прочих западных институтов в отношении наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана — настоящий остракизм, сменивший прежнее союзничество после убийства журналиста Джамаля Хашогги в октябре 2018 года — все эти факторы сделали Эр-Рияд еще более открытым для уговоров Путина.

С 2014 года Москва и Эр-Рияд сблизились как благодаря двусторонним усилиям на высшем руководящем уровне, так и благодаря работе их министров над так называемой сделкой ОПЕК+ по сокращению объемов добычи нефти в целях стабилизации цен. Последняя поездка Путина привела к появлению ряда новых соглашений, в том числе хартии о долгосрочном сотрудничестве между странами ОПЕК и производителями, не входящими в картель, которую подписали Путин и король Саудовской Аравии Салман.

«Путин, должно быть, смотрит на мир и наслаждается тем, что дела идут по его плану», — говорит Анджела Стент (Angela Stent) из Джорджтаунского университета, одна из ведущих американских экспертов по российским делам.

Три недели назад Стент побывала на XV Ежегодном заседании Дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи, где Путин каждый год устанавливает повестку дня в присутствии международной аудитории. «Послание, которое мы получили, — сказала Стент, — заключалось в том, что Запад находится в упадке, времена „американского мира" прошли, а на заре новой эры Россия, Китай и Индия возглавят новый „демократический" многополярный порядок».

В своем обращении к участникам встречи Путин похвалил президента Трампа за «смелость», назвав решение обратиться к Северной Корее, чтобы не допустить войны, «неординарным шагом» со стороны Трампа. Когда Стент спросила Путина, как Россия будет действовать в условиях растущей непредсказуемости США во время избирательной кампании 2020 года и процедуры импичмента, Путин пожал плечами: «Жизнь идёт своим чередом, <…> невозможно не работать с такой глобальной державой, как Соединённые Штаты».

Хотя на прошлой неделе на авансцену вышла Россия, очевидно, что именно Китай добился самых больших и потенциально самых длительных глобальных сдвигов в свою пользу. Это стало особенно заметно благодаря инициативе «Пояс и путь», которая, помимо всего прочего, является самой амбициозной инициативой в области развития торговой инфраструктуры в истории.

Менее заметными оказались беспрецедентные усилия Китая по расширению своего дипломатического влияния, причем последние из них напрямую перехватывают инициативу у США. Например, на этой неделе афганские официальные лица заявили, что Китай собирается организовать переговоры между противоборствующими группировками Афганистана — как раз после того, как переговоры между талибами и Соединенными Штатами были прерваны.

Не следует преувеличивать долговременное влияние любых вышеперечисленных событий — список можно продолжать еще долго — на мировое лидерство США. Также верно и то, что Соединенные Штаты по-прежнему пользуются уникальными преимуществами, которые пошли им на пользу в прошлом и наверное снова помогут в будущем — устойчивыми институтами, динамичной и создающей рабочие места экономикой, а также превосходящим любого противника военным потенциалом.

Также верно, что в самих авторитарных системах, таких как китайская и российская, заложены недостатки, которые могут со временем подорвать их. Китай сталкивается со старением населения, замедлением роста, протестами в Гонконге. С китайскими авторитарными структурами эти процессы опасны — ведь они могут оказаться хрупкими перед лицом новых проблем. Структурные проблемы России гораздо глубже, и никто не может предсказать, каким будет мир после Путина.

Тем не менее, пора признать тот факт, что в разгаре геополитическое землетрясение. Его последствия лишь усилятся, если мы и дальше будем отвлекаться на собственное внутриполитическое брожение и окажемся не в состоянии найти серьезный и стратегически выверенный ответ, адекватный этому вызову.

Фредерик Кемп (Frederick Kempe) — автор бестселлеров, обладатель множества наград в области журналистики, президент и главный исполнительный директор Атлантического совета, одного из самых влиятельных аналитических центров США по глобальным вопросам. Более 25 лет проработал в «Уолл-Стрит Джорнал» (The Wall Street Journal) в качестве иностранного корреспондента, помощника главного редактора и редактора европейского издания газеты. Его последняя книга, «Берлин 1961 года: Кеннеди, Хрущев и самое опасное место на Земле» («Berlin 1961: Kennedy, Khrushchev, and the Most Dangerous Place on Earth») — стала бестселлером «Нью-Йорк Таймс» и вышла более чем на десяти языках. Ведет аккаунт в Твиттере @FredKempe.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.