Американские союзники в Европе уже научились закладывать выходки Трампа и навязчивые идеи «в смету», но зависимость от ненадежного президента пугает их все больше.

Брюссель — Европейские лидеры давно смекнули, что союзник из президента Трампа — с его громкими выходками, резкими сменами настроения и неожиданными капризами — ненадежный. Их пугает его противоречивый подход к НАТО, оскорбляют его личные нападки и возмущает его манера вмешиваться в работу компаний и рынков с торговыми мерами и экономическими санкциями.

Доселе европейцы разве что сетовали — но не больше. После недавних действий Трампа в Сирии и на Украине ситуация грозит измениться.

Оптимисты утверждают, что предательства Трампа в обоих конфликтах вышли за рамки допустимого и рискуют ускорить европейскую интеграцию и постепенное отдаление от США. Другие в этом не столь уверены.

Но все едины в том, что Трамп в корне дестабилизировал ближайшее окружение Европы — причем, настолько, что без совместных ответных действий уже не обойтись. Если, конечно, европейцам по силам объединиться.

Ранее в этом месяце Трамп вывел американские войска из Сирии, согласился на турецкое вторжение — бросил на произвол судьбы курдов, которые стерегли джихадистов из Европы. В ходе расследования в рамках импичмента выяснилось, что в течение года он решал на Украине личные вопросы в ущерб государственным интересам.

Оба эти эпизода на руку президенту России Владимиру Путину — он всячески расшатывает европейские демократии, подрывает единство Запада, а во вторник оказал прием своему новому другу, президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, члену НАТО.

И пока европейские лидеры готовятся к встрече членов НАТО в Лондоне в начале декабря, своими капризами Трамп проверяет на прочность способность Европы адаптироваться и действовать сообща.

«Европейцы попали в зависимость от ненадежного президента», — считает Робин Ниблетт (Robin Niblett), директор лондонского Четэм-хауса, Королевского института международных отношений.

«Это лишний раз подчеркивает, насколько вообще европейцы зависят от США, — добавил он, — не только в противостоянии России, но и в защите интересов Запада на Ближнем Востоке. Смогут ли европейцы переломить ситуацию?».

Внезапный вывод американских войск из северной Сирии и решительный ответ Путина потрясли европейцев. Вопрос в том, насколько глубоко.

«Все это лишь подталкивает европейские правительства взять на себя часть ответственности за собственное окружение, — считает Ниблетт. — Но это вовсе не значит, что они так и поступят».

Европейский парламент готовит резолюцию с осуждением турецкого наступления и требованием новых санкций. Однако мнения стран по этому вопросу разделились.

Американские союзники уже привыкли к повадкам и выходкам Трампа и поняли, с чем имеют дело, но это совсем другое дело, считает Марк Леонард (Mark Leonard), директор Европейского совета по международным отношениям: «Это лишь подливает масла в огонь их сомнений в надежности США».

Трамп ведет себя настолько легкомысленно, что его союзники даже не рискуют назвать декабрьскую встречу «саммитом», признают чиновники НАТО. Состоится лишь прием в Букингемском дворце и утреннее заседание в отеле в гольф-клубе в часе езды от Лондона.

Причину тому, говорят чиновники, следует искать в том разносе, который Трамп учинил союзникам из-за расходов на оборону в ходе прошлого саммита в Брюсселе в июне 2018 года.

Успокоился Трамп только тогда, когда премьер-министр Нидерландов Марк Рютте (Mark Rutte) сказал ему: «Дональд, мы все поняли. Надо покупать больше американского оружия». А президент Франции Эммануэль Макрон отреагировал: «Понятно, нам нужно тратить больше, чтобы вы могли сэкономить».

Подобные замечания говорят о том, что презрение Европы к Трампу постоянно крепнет — причем, это началось еще до вмешательства в Сирию и на Украину.

«Европейские правительства о Трампе невысокого мнения, — признает Чарльз Грант (Charles Grant), директор Центра европейских реформ. — Они понимают, что с США придется сотрудничать в любом случае, но про себя отмечают, что Трамп не способен мыслить стратегически, ведь он собственноручно отдал победу в Сирии русским».

Особенно болезненно сирийский шаг Трампа восприняли во Франции. Там американским непостоянством недовольны еще с 2013 года, когда президент Барак Обама наплевал на собственную «красную линию» и отменил авиаудары по Сирии в ответ на химическую атаку со стороны Асада и его режима. Париж узнал об отмене в последний момент, когда французские самолеты уже были готовы к вылету на цель.

Французы посчитали, что их бросили. И это после того, как они укрепили сотрудничество с Вашингтоном за годы президентства Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) и Франсуа Олланда (François Hollande) и вернулись в командную структуру НАТО.

«США обращается со своими союзниками с невиданной фривольностью», — отметил Леонард.

На прошлой неделе на пресс-конференции после саммита в Брюсселе Макрон высказался по поводу одностороннего шага Трампа в Сирии, не скрывая сожаление.

«Я-то полагал, что мы все союзники по НАТО — и США, и Турция. Но о решении США вывести войска я прочел в Твиттере», — заявил Макрон.

На вопрос о бессилии Европейского Союза, он ответил: «Я полностью разделяю ваше возмущение».

Но такие решения льют воду на мельницу европейских сил, которые, подобно Макрону, пытаются укрепить стратегическую автономию Европы — причем, как в военных, так и в финансовых вопросах. Ведь с некоторых пор европейцам приходится ограждать свои компании от американских пошлин и вторичных санкций против Ирана.

Макрон добивается, чтобы союзники увеличили расходы на европейскую оборону — особенно напирая на французские вооружения — чтобы Европа хоть что-то могла противопоставить американской привычке пренебрегать многосторонними обязательствами.

Но, несмотря на единую европейскую систему регулирования финансовых и торговых вопросов, во внешней политике Евросоюз нередко остается разрозненным блоком из 28 стран.

«Европа расколота, — согласен Леонард. — Одни глубоко обеспокоены происходящим и хотят сделать Европу, способной не только защитить себя в военном отношении, но и побороться с экстратерриториальными санкциями США и экономическим давлением Трампа. Другие же считают, что лучше смириться и унижаться перед Трампом. Например, поляки в сдерживании России полагаются лишь на США».

«Но есть и третьи, вроде Германии. С риторикой Макрона они согласны, но от конкретных действий — будь то расходы на оборону или санкции — воздерживаются».

Но чем активнее Трамп и Конгресс следуют национальным интересам и давят на европейских лидеров Европы, угрожая торговой войной и сыпля оскорблениями, тем больше стран переметнется во французский лагерь.

«Отношение европейцев к США пошатнулось от структурных перемен», — считает Мануэль Мунис (Manuel Muniz), декан Школы глобальных и общественных отношений Мадридского университета бизнеса.

В пример он привел сомнения Трампа в целесообразности НАТО и коллективной обороны вообще, его отказ от Парижского соглашения о климате и ядерной сделки с Ираном, торговые пошлины на европейскую сталь и алюминий, резкие отповеди отдельным европейским лидерам, включая канцлера Германии Ангелу Меркель (Angela Merkel) и бывшего британского премьер-министра Терезу Мэй (Theresa May), и, наконец, отношение ряда его послов к принимающим странам.

Трамп по-своему прав, когда ругает европейские вооруженные силы, называя солдат бездельниками, считает Муниц, ведь европейцы постепенно сдали ответственность за собственные интересы и судьбы.

Но учитывая всю ненадежность Трампа как союзника, европейцы не преминут ускорить процесс интеграции в области обороны и безопасности, считает он.

Во многих уголках земного шара превращение Америки из каменной твердыни в ненадежного союзника теперь уже не вызывает сомнений.

«Ненадежность Америки как глобального лидера, союзника или партнера больше не вызывает сомнений — и каждая страна приспосабливается по-своему, причем не только в Европе», — считает Шломо Бен-Ами, бывший министр иностранных дел Израиля, а ныне вице-президент Толедского международного центра мира.

Курды и турки поспешили заключить сделку с Москвой, а Индия все теснее сотрудничает как с Россией, так и с Китаем. Южная Корея старается сблизиться с Северной, и даже Саудовская Аравия пытается улучшить связи с Ираном, написал он в статье для «Проджект Синдикат» (Project Syndicate).

Проблема не только в том, чтó Трамп делает, но и как, считает Леонард. По его мнению, это уже не просто привычный национализм в духе «Америка превыше всего»: «Альянсы строятся на предсказуемости, а Трамп — сама непредсказуемость».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.