Городок Станица Луганская, что на востоке Украины, прозвали Сталинградом. Он находится недалеко от российской границы, и через него проходила линия фронта, отделяющая украинскую армию от сепаратистов, которых поддерживала Москва, и российских солдат. Малым Сталинградом военные называли контрольно-пропускной пункт Макарово, который месяцами подвергался обстрелам сепаратистов и российских сил.

Деревья тут сожжены и поломаны, а дома стоят без крыш. Повсюду — укрепления, колючая проволока. Рядом — выгоревшая бензоколонка.

Тут разворачивались тяжелые бои, и предстает апокалиптическая картина военной зоны. Из 50 тысяч населения в Станице Луганской осталась только половина. Жить тут хотя бы отчасти нормальной жизнью было трудно.

На окраине города за разрушенной и неработающей железной дорогой когда-то стоял мост. Ежедневно тысячи местных жителей ездили по нему в Луганск на работу. Сепаратисты мост взорвали. Они нагрузили грузовик взрывчаткой и дистанционно подняли мост на воздух.

Перемирие позволило украинским рабочим отремонтировать мост впервые за пять лет. К ноябрю он будет готов. Остается только закончить часть перед контрольно-пропускным пунктом сепаратистов, где начинается провозглашенная ими Луганская Народная Республика.

Пока завершенную часть моста обрамляют украинские флаги, а из репродукторов раздается украинская музыка. Украинские автобусы бесплатно перевозят тут тех, у кого есть пропуск и кто пересекает границу по мосту. На одном его конце — сепаратисты, а на другом — украинский пограничный контроль. Повсюду вокруг моста развешаны таблички с надписью «Стоп! Мины» на русском и украинском языках. Все дома в округе разбомблены и заброшены.

На украинской стороне границы собираются люди, которые по каким-то причинам возвращаются на территории, подконтрольные сепаратистам, или покидают их. Среди них много пенсионеров. Они ездят за пенсией в города, которые контролируют украинские власти. Вообще пенсионеры могут снять деньги в банкомате, но в регионах, где правят сепаратисты, украинские банки уже не работают.

«Я ездила навестить дочку в Германию, где она проживает. Я осталась в Луганске. Надеюсь, что наконец-то наступит спокойствие и воцарится мир. В Луганске сейчас мало работы, и если у тебя появляется какая-то юридическая проблема, решить ее трудно. Приходится полагаться в основном на самих себя. Но люди там живут почти так же, как и по другую сторону», — говорит женщина, которая тащит через мост чемодан на колесиках. С ним она приехала из киевского аэропорта.

Ежедневно по мосту проходят тысячи человек

Ежедневно по мосту проходят почти 14 тысяч человек. Туда и обратно. Сергей Диденко работает на мосту в составе врачебной бригады. В вагончике располагается их приемная, где он со своей командой помогает больным людям и тем, кому понадобились лекарства.

«Я много лет проработал на скорой помощи в Луганске, но после начала войны в 2014 году продолжать уже не мог. Наконец, я нашел работу по профилю тут на мосту. Особенно трудно нам приходится летом, когда в очередях и в ожидании многим становится плохо», — рассказывает Сергей.

Молодая сотрудница пограничной службы на украинской стороне говорит, что вот уже два года за редким исключением тут не стреляют. Это позволило восстановить мост. «Но никаких прямых контактов с другой стороной мы не поддерживаем. С оккупантами мы не разговариваем», — решительно говорит женщина в форме пограничника.

Киев и Москва ведут переговоры об отводе военных сил от линии фронта. Цель — устойчивое перемирие, которое позволит впоследствии договориться о разрешении конфликта.

Однако Украина заняла ясную позицию: она не согласится ни на что, что повлекло бы за собой утрату определенных территорий навсегда. Новый украинский президент Владимир Зеленский говорит о возможности предоставить территориям, контролируемым сепаратистами, автономию и о проведении выборов в соответствии с украинскими законами.

Однако это возмутило тех украинцев, кто отказывается идти на уступки и утверждает, что так называемые народные республики (Луганскую и Донецкую) контролирует Россия и что за них воевали российские солдаты.

Остается проблема мин

На линии фронта становится меньше погибших и раненых. Станица Луганская — образцовый пример того, как успокоилась обстановка на линии разграничения. Украинский конфликт, как говорится, заморожен. Обстрелы случаются исключительно редко, но это ничего не меняет. Война унесла более 13 тысяч жизней. Более двух тысяч человек погибли из-за подрыва мин или были ими ранены. И мины до сих пор остаются серьезной проблемой.

Команда организации под названием Hallo Trust Ukraine, которой помогает финансово, как и другие страны, Чешская Республика, занимается разминированием. Но организация проводит разминирование только там, где это возможно благодаря отсутствию боев и обстрелов.

«Хотя боев ведется все меньше, каждый месяц мы фиксируем от пяти до десяти случаев подрыва людей на минах. Нашу работу осложняет тот факт, что мы не располагаем точными картами минирования», — говорит член команды Марина Лантух из Краматорска, города недалеко от Донецка.

Главой этой группы является Дмитрий Герасимюк, бывший полицейский из Донецка, который в 2014 году бежал от сепаратистов. Разминирование превратилось в его новое призвание. «У нас тут был случай, когда люди пошли за грибами и попали в больницу с тяжелыми ранениями. В лесу они наступили на взрывное устройство», — рассказывает Герасимюк.

Поиски мин ведутся медленно и очень изматывают. Члены команды на коленях обыскивают землю, осторожно разгребают листья и стригут траву ножницами. В защитных костюмах, в шлемах они продвигаются приблизительно на 20 метров в день. Возможно, худшие военные годы у Украины уже позади, но последствия войны эта страна только начинает устранять.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.