27 сентября 2019 года министр Пабрикс принял участие в памятных мероприятиях у местечка Море в 60 километрах от Риги. Там ветераны войны и их единомышленники, представители Национальной армии, Национальной гвардии и военизированной молодежной организации «Яунсардзе» (Jaunsardze) почтили память участников оборонительного боя, который 75 лет назад латышские легионеры СС дали в этом месте Красной Армии. Латышским солдатам, большинство из которых были насильственно мобилизованы в СС, удалось остановить красноармейцев и тем самым задержать их наступление на столицу Латвии, еще занятую немцами.

По этому случаю Пабрикс произнес речь, в которой превознес легионеров СС, назвав их героями страны: «Наш долг — до глубины души чтить этих патриотов Латвии. Мы должны помнить, что число легионеров, живущих среди нас, год от года уменьшается. В настоящее время их чуть больше 30 в рядах Солдатского объединения Национальной гвардии. Будем чтить память павших легионеров, не позволим никому ее опорочить! Легионеры — гордость латвийского народа и государства». Затем он добавил, что латыши будут «вечно» и «с гордостью» вспоминать об их борьбе, и что его сограждане черпают силы у могил легионеров и памятников им.

В латвийских средствах массовой информации эти скандальные слова министра практически не нашли отклика. Ежедневные газеты «Диена» (Diena) и «Латвияс Авизе» (Latvijas Avize) воспроизвели высказывания Пабрикса без комментариев.

На Lsm.lv, интернет-портале общественно-правовых СМИ, сообщений на латышском языке не появилось, но зато цитаты из речи Пабрикса были переведены на русский язык. Так редакция российского сайта узнала о происшествии, которое затем привлекло внимание и во многих других странах. Правда, отдел по связям с общественностью министерства обороны изменил на своем сайте название материала, в котором цитировался Пабрикс, с «Легионеры — гордость латвийского народа и государства» на «Чествование латышских солдат, погибших в битве при Море». Однако предотвратить скандал не удалось.

Письма протеста

Янис Урбанович (Janis Urbanovics), председатель фракции оппозиционной партии «Согласие» (Saskana) в Сейме, которую в Латвии подозревают в «прокремлевской» ориентации, подписал письмо, адресованное генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу (Jens Stoltenberg). В нем «Согласие» обвиняет министра в восхвалении преступной организации, связанной с нацистской партией и осуществлявшей расистскую доктрину. По мнению парламентариев, это лишает легитимности Североатлантический альянс.

Но в письме также упоминается, что большинство легионеров СС были вынуждены сражаться за вражескую державу: «Учитывая, что большинство латышских легионеров были насильственно мобилизованы, министерство иностранных дел Латвийской республики неоднократно подчеркивало, что их нельзя рассматривать как членов преступной организации. Но своими публичными высказываниями министр обороны Пабрикс радикально изменяет отношение к латышским легионерам, превращая жертв в героев».

8 октября 2019 года свое недоумение по поводу слов Пабрикса выразил Эфраим Зурофф (Efraim Zuroff), руководитель Иерусалимского филиала Центра Симона Визенталя. Он написал латвийскому послу в Израиле Элите Гавеле (Elita Gavele) следующее:

«Учитывая, что легион сражался во имя победы Третьего Рейха, самого чудовищного режима геноцида в истории человечества, и что среди тех, кто ему служил, находились и активные участники массовых убийств как латышских, так и немецких и австрийских евреев, депортированных нацистами в Ригу, то подобные комментарии вызывают недоумение и даже ощущение глубокого оскорбления, когда они исходят от высокопоставленного министра страны, полноценного члена ЕС и НАТО».

Российское посольство в Риге также раскритиковало Пабрикса и других членов правительства на своей странице в Фейсбуке. В заявлении посольства говорится, что от одной мысли, что они делают из легионеров СС национальных героев, волосы встают дыбом. «Вероятно, им плохо знаком или вообще не знаком приговор Нюрнбергского трибунала, который назвал латышский легион СС в связи с характером действий подразделений войск СС преступной военной группой. Этот приговор был вынесен 1 октября 1946 года».

Спор о статусе легиона

То, что латышский легион как часть войск СС был преступной организацией, оспаривается латвийской стороной. Историки Инесис Фельдманис (Inesis Feldmanis) и Карлис Кангерис (Karlis Kangeris) считают, что латышских ветеранов СС нельзя представлять как военных преступников:

«Латышские солдаты (легиона) не участвовали в репрессиях, а сражались на фронте против советских войск — армии того государства, которое ликвидировало независимость Латвии, подвергло ее жителей репрессиям и грозило новой оккупацией. Ни один латышский солдат не обвинялся судом в военных преступлениях, совершенных в связи с действиями легиона. Легион был сформирован приблизительно через год после последнего массового убийства евреев в Латвии. Правда, в конце войны из бывших нацистских партий и подчиненных СС структур в легион попали люди, совершавшие военные преступления, но это не делает весь легион преступным. Приговор Нюрнбергского трибунала по делу военных преступников от 1 октября 1946 года точно определяет круг лиц, которые вошли в преступную организацию СС, и делает исключение для насильственно мобилизованных (в случае с Латвией таких было подавляющее большинство), если они не совершали военных преступлений».

Действительно, судьбу латышских легионеров СС можно рассматривать под разными углами. Насильственно мобилизованное большинство было, вероятно, в ужасе от призыва в армию, против своей воли участвовало в военных действиях и мечтало о мире. Из 115 тысяч призванных молодых мужчин погибли, по разным оценкам, от 25 до 35 тысяч. Об особой судьбе Латвии говорит и тот факт, что им скорее всего приходилось стрелять в своих соотечественников, ведь и Красная Армия мобилизовала 100 тысяч латвийцев, из которых 36 тысяч погибли.

Оставшиеся в живых легионеры или бежали на Запад, или подверглись сталинским репрессиям: казням, депортациям, ограничениям в профессии. Бежавшие на Запад основали там эмигрантскую организацию «Даугавас Ванаги» (Daugavas Vanagi). В этом влиятельном ветеранском объединении и возникла идея торжественно отмечать день 16 мая 1944 года, когда обе латышские дивизии СС на реке Великая одержали победу над Красной Армией. С 1993 года ежегодно проводится ставший печально известным марш памяти от Рижского собора к Национальному памятнику. Из-за этого марша Латвия постоянно становится объектом критики международного сообщества.

Причина одностороннего антибольшевистского мировоззрения

В рижском районе Пардаугава возвышается 70-метровая светло-серая бетонная стела, окруженная скульптурами в героическом стиле. Она напоминает о победе Советского Союза над нацистской Германией. Латвийское государство взяло на себя договорное обязательство перед Россией сохранить памятник. Но латвийцы называют эту состоящую из пяти частей колонну с венчающими ее бронзовыми звездами «пальцем трупа».

Выгравированные на основании памятника даты «1941-1945» проливают свет на недовольство латвийцев. В советской историографии Великая Отечественная война началась с осуществления плана «Барбаросса» немецким вермахтом и длилась всего пять лет. То, что Красная Армия с 1939 года участвовала в захватнической войне, замалчивается. Согласно секретному протоколу пакта Молотова-Риббентропа от 23 августа 1939 года, к Советскому Союзу отошли Восточная Польша и прибалтийские страны. Через пару недель после нападения вермахта на Польшу и Советский Союз напал на эту страну. В июне 1940 года Красная Армия оккупировала прибалтийские республики. И это при том, что в 1920 году Советский Союз в договоре признал существование независимой Латвии «на вечные времена».

После нападения красноармейцев для латышей начался Baigais gads — «ужасный год». Советские вожди создали в Риге марионеточное правительство. Сотни офицеров были казнены, многие тысячи солдат латвийской армии заключены в лагеря. Чекисты преследовали также полицейских, пограничников, государственных служащих, юристов и представителей предположительно контрреволюционных групп. Апогеем первого года советской оккупации стала проведенная 14 июня 1941 года первая массовая депортация более чем 15,4 тысяч человек в сибирские лагеря ГУЛАГа. Среди этих людей было непропорционально много латышских евреев.

Когда буквально несколько дней спустя Латвию заняли немцы, их ошибочно приветствовали как освободителей. Пакт Молотова-Риббентропа предрешил судьбу восточных европейцев. Но в России, а иногда и на Западе, его оправдывают как исторически необходимый, тем самым преуменьшая его значение. Для Владимира Путина «смысл обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был», ведь Советский Союз тогда понял, что Запад оставляет его один на один с гитлеровской Германией.

После окончания войны Советы восстановили свое репрессивное господство в Латвии, последовали десятилетия ГУЛАГа и подавления языка и культуры страны. В антибольшевизме, героизирующем легионеров СС, угадывается реакция отторжения по отношению как к России, так и к Западу. Латыши считают, что их не понимают, когда туристы с Запада хотят обсудить с ними подобные темы. С их точки зрения, западные союзники отдали восточных европейцев в руки большевиков, и теперь русские и западники порочат тех, кто боролся с советской оккупацией.

Непризнанное сотрудничество латышей с нацистским режимом

Но то, что легионеры вместе с немецкими солдатами воевали за режим, который предусматривал для Восточной Европы и Прибалтики еще более страшную судьбу, а именно голод, изгнание или существование в качестве слуг при арийских оккупантах, не отражается в латышской национальной памяти. При фиксации на легионе как на якобы безупречной армии замалчивается тот факт, что среди латышей были не только жертвы, но и коллаборационисты, и подручные нацистов.

В легионе нашел прибежище Виктор Арайс (Viktors Arajs), предводитель более 1000 латышских добровольцев, принимавших косвенное или непосредственное участие в массовых расстрелах силами СС. То же самое относится и к Вольдемару Вейсу (Voldemars Veiss), который в должности шефа латышской вспомогательной полиции Риги под руководством немцев организовывал доставку жителей еврейского гетто к местам расстрелов и позднее в составе полицейского батальона участвовал в борьбе с партизанами в Белоруссии, в результате которой погибло множество невинных гражданских лиц. На рижском солдатском кладбище Вейсу, который был смертельно ранен на фронте и с почестями похоронен немецкими оккупантами, посвящена помятая доска на видном месте. Один из министров отверг требование оппозиции удалить доску, и это свидетельствует, насколько неоднозначно тема сотрудничества с нацистским режимом воспринимается до сих пор.

Арайс и Вейс — только два примера из множества. Антибольшевистская забывчивость в особенности характерна для Национального альянса, который нынешний комиссар ЕС Валдис Домбровскис (Valdis Dombrovskis) десять лет назад принял в свое тогдашнее правительство, чтобы предотвратить участие в нем социал-демократического «Согласия», самой большой фракции в Сейме. Национал-консервативные политики героизируют легион, поддерживают марш 16 марта и выступают за то, чтобы сделать эту дату, как и в конце 90-х годов, государственным днем памяти.

Постоянное участие в правительстве национал-консерваторов, которые во многих отношениях, за исключением русофобии, схожи с «Альтернативой для Германии», вероятно, изменило менталитет политического истеблишмента.

Яркий примером служит Артис Пабрикс, член либерально-консервативной правящей партии «Яуна Виенотиба» (Jauna Vienotiba). Этот профессиональный политик ранее был известен своими либеральными взглядами. Журналистка Сабине Берзина (Sabine Berzina) цитирует одно из его заявлений, сделанных в 2012 году: «Мы не должны гордиться тем, что были вынуждены надеть чужую военную форму. Если в будущем придется воевать вновь, то хотелось бы носить только свою форму. И воевать только за свою страну. Трудно объяснить всему миру, что, несмотря на то, что латвийского государства не существовало, мы тем не менее сражались за Латвию и с Латвией в сердце».

В интервью с Берзиной Пабрикс пошел на попятную. Мол, то, что он назвал легионеров гордостью страны, по сути, не отражает его мыслей. То же самое относится и к сказанному у могил. По его словам, его отец отслужил в двух армиях и прошел через два концлагеря: «Думаю, что в этом заключен большой героизм». Но его якобы неправильно понятые слова остаются политической новостью, потому что до сих пор на официальном уровне легионеров СС не называли ни гордостью страны, ни героями.

Опасность для мира во всем мире

Восточноевропейская травма, вызванная пактом Молотова-Риббентропа, стала историческим фоном для напряженных отношений России с ее западными соседями. Манипуляторам общественным сознанием в этих странах не составляет особого труда подогревать настроения с помощью одностороннего антифашистского изображения событий Великой Отечественной войны и соответственно настолько же одностороннего антибольшевистского изображения оборонительной борьбы граждан некоторых стран в рядах СС. К этому добавляется однобокое освещение украинского кризиса 2014 года с обеих сторон.

На этом фоне сторонникам политики разрядки приходится нелегко. В Латвии Россию считают закоренелым агрессором, которого можно сдерживать только с помощью военного устрашения, а не политикой умиротворения. Министр обороны Пабрикс с озабоченностью указал недавно на политику России по наращиванию вооружения, предусматривающую ежегодное увеличение военного бюджета на 8-15%. Журналисты портала Lsm.lv перепроверили это утверждение и не нашли доказательств.

Андрис Спрудс (Andris Spruds), директор Латвийского института внешней политики, также скептически относящийся к России, так прокомментировал данные Пабрикса: «В то же самое время реальные и предполагаемые угрозы со стороны России служат удобным средством для того, чтобы обосновать интенсификацию военного мышления в сфере образования и повышение расходов на оборону в сложном процессе обсуждения бюджета».

Латвия придерживается соглашения НАТО 2014 года, согласно которому члены альянса должны не менее 2% ВВП расходовать на военные нужды, и ожидает от Германии того же.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.