Основная цель России — раскол НАТО и ЕС. Стремясь достичь ее, Москва использует дезинформацию, вмешивается во внутриполитические споры и поддерживает разные их стороны, чтобы усугубить противоречия. Она помогает евроскептикам и атакует каждого, кто стремится реформировать существующую централизованную систему Евросоюза.

Россия действует на трех уровнях. Во-первых, она старается разрушить НАТО и ЕС или расшатать их. Во-вторых, она разжигает конфликты и способствует разрушению доверия в отношениях между государствами и народами, а в-третьих, обостряет противоречия внутри отдельных обществ, сталкивая социальные и национальные группы или электорат разных партий. Москва инвестирует как в евроскептические и пророссийские силы, так и в либералов или на первый взгляд пророссийские образования, влияние на которые она обрела еще в эпоху холодной войны, а сейчас старается подчинить их в экономическом плане (в этом контексте достаточно вспомнить пример Ги Верхофстадта).

Идеология имеет для Кремля второстепенное значение

Западноевропейский медийно-политический мейнстрим и его аналоги в Восточно-Центральной Европе продвигают мысль, что уничтожить Евросоюз с подачи России стремятся популисты из кругов Маттео Сальвини, Марин Ле Пен, Виктора Орбана и Ярослава Качиньского. Каждый случай сотрудничества евроскептиков с Россией получает максимально широкую огласку (разумеется, дело не в этом сотрудничестве как таковом, а в стремлении обличить евроскептицизм). Большая социалистическо-либерально-христианско-демократическая коалиция, которую поддерживают ультралевые и «зеленые», старается не остановить российскую экспансию, а сохранить доминирующее положение в Европе. Проблема в том, что россияне включаются в эту внутриевропейскую борьбу, проводя свою долгосрочную стратегию, нацеленную на развал ЕС. Москва открыто поддерживает популистов и евроскептиков, выступая в роли «последнего защитника» традиционных христианских ценностей, а одновременно, не привлекая внимания, помогает ультралибералам, пацифистам, фондам, защищающим «принцип верховенства закона», и даже на первый взгляд антироссийским движениям, которые критикуют путинский авторитарный режим за то, что тот преследует социальных девиантов.

Россия играет на двух фронтах, поскольку ее цель — это не окончательная победа пророссийских евроскептиков и противников ЕС, а разжигание политической войны между ними с одной стороны и косным мейнстримом, состоящим из приверженцев крайней политкорректности, а также ультралевыми силами с другой. Война должна продолжаться и раскалывать общество.

Речь идет в том числе о Польше. Чем выше будет острота конфликта, блокирующего нормальную политическую дискуссию на тему будущего государства, тем для россиян лучше. В нашей стране они используют называющие себя прогрессивными проевропейские и либеральные силы и с их помощью атакуют правящий лагерь, который представляет для России огромную опасность, поскольку он может оказывать влияние на политику всего ЕС. В этом контексте у противников польского руководства из Москвы, Парижа, Берлина или Брюсселя возникает серьезная проблема. Орбана можно критиковать за «деспотизм», Сальвини — за популизм, а одновременно обращать внимание на их теплые отношения с Путиным. С Польшей так не получается, поэтому Кремль радуют звучащие из уст противников партии «Право и справедливость» обвинения в том, что та проводит… пророссийскую политику. Это приведет к тому, что в будущем все (даже справедливые) обвинения в пророссийских симпатиях будут казаться абсурдными.

Сейчас Москва налаживает сотрудничество с ультраправыми, ультралевыми силами и движениями, которые противостоят истеблишменту. Также она собирает компромат на представителей политического мейнстрима и при помощи сложной сети компаний и фондов финансирует отдельных политиков или выступающие с критикой путинского режима неправительственные организации, которые считаются либеральными и демократическими. Как только мейнстрим ослабевает, Путин, атакуя либералов, бросает им спасательный круг и таким образом усугубляет разрывающие Европу конфликты, ведь он выступает естественным врагом, борьба с которым мобилизует принадлежащих к поколению 1968 года защитников старых европейских порядков.

Идеология имеет для Кремля второстепенное значение. Это для него лишь орудие, служащее достижению цели, то есть дестабилизации западного общества. Ультралибералы и прогрессивные левые навешивают на каждого, кто говорит о кризисе ценностей в Европе, ярлык российского агента. Москва, конечно, дает для этого повод, втягивая в сотрудничество Сальвини или Ле Пен, а также стараясь проникнуть в европейские консервативные и пролайферские круги.

Операции «под чужим флагом»

Выступая из тактических соображений в роли защитницы христианства и традиционных ценностей, а одновременно критикуя «загнивающий» либерализм, Россия привлекает к себе правых экстремистов, которым хотелось бы развалить Евросоюз. На противоположном полюсе находятся дегенераты из поколения 1968 года, а посередине — взятые в клещи силы, стремящиеся реформировать Евросоюз и дать отпор российскому империализму.

Польское руководство стоит на антироссийских позициях и хочет не распада Европейского союза, а его основательного переустройства, поскольку если ЕС исчезнет, у Москвы появится возможность заключать двусторонние договоры с отдельными европейскими государствами, подчинять себе их и выдавливать с нашего континента США. В свою очередь централизованная Европа в ее современном виде может решить вступить с Россией в союз, что приведет к такому же результату.

В Польше, где ультралибералы обвиняют правящую партию в том, что она проводит пророссийскую политику, Москва проводит операцию «под чужим флагом», пользуясь своими ресурсами в Европе и помощью союзников. Существенную роль играют разнообразные фонды, неправительственные организации и СМИ, некоторые из которых поддерживают с Россией подозрительные отношения. В этом контексте можно упомянуть фонд «Открытый диалог» и его главу Людмилу Козлову — человека с исключительно прозападной позицией, которого с огромной теплотой принимали в паре западных столиц.

История «Открытого диалога» показывает, как сложно противостоять подобным методам дестабилизации страны. Неслучайно крупные немецкие фонды или Джордж Сорос активно используют неправительственные организации в качестве инструмента борьбы с руководством таких стран, как Польша или Венгрия. Когда польские и молдавские власти обратили внимание на вызывающие подозрения связи Козловской с Россией, последовала незамедлительная реакция. Говорилось, что нарушающее закон правительство партии «Право и справедливость» и олигарх Владимир Плахотнюк мстят ей, потому что она защищает демократию в их государствах. Чуть позже в Молдавии сменилось руководство. Команда, преследовавшая Козловскую, ушла, и пост премьер-министра заняла пользующаяся поддержкой Берлина Майя Санду, ранее поддерживавшая «Открытый диалог». Фактически, однако, сложилась такая ситуация, что Молдавию взяла под свой контроль Россия, а связанные с Фондом политики вроде Санду или Андрея Нэстасе создали коалицию с занимающими пророссийскую позицию социалистами и встали на сторону президента Додона. Существует запись, в которой Додон рассказывает, что его партия получает деньги от России, и предлагает Плахотнюку создать коалицию, если тот подпишет в российском посольстве тайное соглашение на тему Приднестровья.

Либеральная оппозиция реализует цели российской политики

В Польше Козловская боролась с правительством партии «Право и справедливость». Костяк польской оппозиции заявляет о себе как о либеральной, проевропейской и демократической силе и называет представителей польского руководства антиевропейскими пророссийскими популистами, намеревающимися ограничить свободы. На самом деле, однако, именно либеральная оппозиция реализует цели российской политики. Оппозиционеры стараются дискредитировать власть, жестко отстаивающую польские интересы в отношениях с Москвой и стремящуюся к реформе ЕС, а одновременно сами выступают с выгодными Кремлю лозунгами. В качестве примера можно упомянуть требование возобновить действие договора о малом приграничном движении (в ходе кампании перед выборами в местные органы власти бывший министр обороны Богдан Клих (Bogdan Klich) даже обещал пустить поезд из Ольштына в Калининград), борьбу с прокладкой канала через Балтийскую косу или распространение тезисов кремлевских СМИ, которые увидели в прошедшем в 2018 году в Варшаве Марше независимости признаки «возрождающегося фашизма». Эту идею быстро подхватили также западные СМИ и такие политики, как Ги Верхофстадт, что полностью соответствовало интересам Москвы.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.