Премьер-министр Японии Синдзо Абэ провел уже 27 встреч с президентом России Владимиром Путиным, однако незаметно, что российская сторона готова пойти на компромисс по проблеме «северных территорий». Начиная с советских времен, Россия контролирует Южные Курилы более 70 лет. Складывается впечатление, что она всегда занимала жесткую позицию, однако, на самом деле, ранее Россия два раза смягчала подход. Какие уроки должна извлечь Япония, которая не воспользовалась этими шансами?

Если вспомнить историю территориальных переговоров, становится понятно, что после того, как в 1956 году премьер-министр Японии Итиро Хатояма (Ichiro Hatoyama) и председатель совета министров СССР Николай Булганин подписали Советско-японскую декларацию, они зашли в тупик. 

В этой декларации прописано, что после подписания мирного договора Японии должны быть переданы острова Шикотан и Хабомаи, однако в 1960 году Япония и США заключили Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности. СССР был недоволен тем, что в Японии будут развернуты американские военные базы. Он опубликовал меморандум, в соответствии с которым Шикотан и Хабомаи будут переданы Японии только при условии того, что из нее будут выведены все иностранные войска. 

С учетом того, что американские силы базируются в Японии со времен подписания Советско-японской декларации, это всего лишь предлог, однако впоследствии советская сторона ужесточила позицию, заявив, что территориальной проблемы не существует. С тех пор Япония не могла найти нить переговоров и продолжала настаивать на возврате всех четырех островов. 

Обстоятельства сильно изменились в 1991 году, когда распался СССР.

Территория унаследовавшей юридическую позицию России сократилась до трех четвертей в сравнении с СССР, а население — вдвое. Также она перерастала быть лидером для стран Восточной Европы. Стремительные перемены, вызванные демократизацией и либерализацией экономики, повергли жизнь россиян в хаос. 

На этом фоне Россия стала подходить к переговорам по «северным территориям» по-другому. В октябре 1993 года премьер-министр Японии Морихиро Хосокава (Morihiro Hosokawa) и президент России Борис Ельцин официально подтвердили существование проблемы суверенитета четырех островов: Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. 

Стороны подписали Токийскую декларацию, подчеркнув, что территориальная проблема будет решена на основе закона и справедливости. 

На смягчившуюся со времен СССР Россию японская сторона также реагировала мягко. В апреле 1998 года премьер-министр Японии Рютаро Хасимото (Ryutaro Hashimoto) провел переговоры с президентом Ельциным в японском городе Кавана. Он неофициально предложил российскому лидеру признать административные права России на четыре острова, проведя границу севернее Южных Курил. Ельцин воспринял эту идею позитивно.

Тем не менее в июле того же года Либерально-демократическая партия Японии потерпела поражение на выборах в Палату советников, Хасимото ушел в отставку, и предложение так и осталось иллюзией. 

Шанс появился и тогда, когда Ельцина сменил президент Владимир Путин. В марте 2001 года премьер-министр Японии Ёсиро Мори (Yoshiro Mori) в ходе встречи в Иркутске предложил Путину «параллельные консультации»: обсудить детали передачи Хабомаи и Шикотана, а также проблему принадлежности Итурупа и Кунашира. Есть информация, что Путин ответил весьма вежливо: «Я вас услышал». 

Обеспечить возврат двух островов из четырех и параллельно подтвердить принадлежность Японии оставшихся двух — сроки реализации всего этого неизвестны, но это значительно приблизило бы Японию к ее цели, состоящую в возврате всех четырех островов. По словам бывшего чиновника, тогда «северные территории» были близко как никогда, однако вскоре Мори покинул свой пост. Территориальные переговоры вновь оказались в тупике. 

В ноябре прошлого года нынешний премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент РФ Путин договорились ускорить территориальные переговоры на основе Советско-японской декларации, что вызвало беспокойство: может быть, Абэ хочет решить проблему возвратом только двух островов? Правительство Японии перестало говорить о том, что четыре острова являются исконно японской территорией, и это также усилило беспокойство. 

Есть и следующее мнение: «Сейчас не надо суетиться. Нужно дождаться, когда Россия ослабнет». 

Действительно, острова становились более досягаемыми, когда Россия слабела. Переговоры «Хасимото — Ельцин» и «Мори — Путин» отражают это. 

Тем не менее почему же тогда так и не удалось вернуть территории? Ответ прост: Япония самоустранилась из-за того, что правительство не было стабильным. 

В отличие от президентской системы управления, при которой определен срок полномочий, в парламентской Японии сложно построить длительную и стабильную власть. Из 31 премьера, избранных по действующей Конституции, более трех лет у власти находилось только семь человек. Более пяти лет — только Абэ и еще три премьера. 

Если в Японии не будет устойчивой власти, она не сможет воспользоваться своими шансами. Именно по этой причине многие заявляют о том, что территориальную проблему может решить только премьер Абэ. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.