В последние годы меня много раз спрашивали о том, не возвращается ли Россия под управлением Путина к тоталитаризму советского типа. Каждый раз я настаивал на том, что, несмотря на все большую концентрацию власти в руках путинской администрации и внушающую особенную озабоченность потерю юридической независимости, сегодняшняя Россия все еще значительно отличается от Советского Союза, в котором миллионы граждан сидели в ГУЛАГе и миллионы работали в качестве информаторов КГБ.

Я считаю, что в современном мире с его открытыми коммуникациями невозможно создать систему идеологической обработки и столь же эффективно контролировать умы граждан с помощью страха, особенно в такой большой по размеру стране как Россия.

Тем не менее в последние годы каждый новый пример незаконных действий и коррупции российского правительства приводит к тому, что становится все сложнее отличить поведение нынешнего режима от действий советской диктатуры.

Дело Наамы Иссахар (Na'ama Issachar), 26-летней американки-израильтянки, которая весной этого года была задержана из-за наличия у нее марихуаны в московском аэропорту, а затем приговорена к тюремному заключению за контрабанду наркотиков, представляет собой новый и внушающий беспокойство пример растущего использования в Москве судебной системы в политических целях.

Заголовок опубликованной в воскресенье в газете «Вашингтон пост» статьи показывает, почему дело Наамы Иссахар вызывает такое беспокойство. «Сидящая в тюрьме уроженка штата Нью-Джерси стала пешкой в напряженных отношениях между США, Россией и Израилем» (Jailed New Jersey native a pawn in U.S.-Russia-Israeli tensions). Иссахар используется российским правительством в качестве заложницы для того, чтобы добиться освобождения предполагаемого преступного хакера, который в настоящее время содержится в Израиле и на выдаче которого настаивают Соединенные Штаты. По сообщению израильской прессы, Алексей Бурков, российский специалист в области информационных технологий, был обвинен в 2015 году в штате Виргиния за преступления, связанные с продажей информации о кредитных картах. Он был арестован в том же году в Израиле по запросу Соединенных Штатов на основании выданного Интерполом ордера. Верховный суд Израиля уже одобрил его экстрадицию в Соединенные Штаты. Осталось только министру юстиции Израиля поставить свою подпись на соответствующем документе.

В этот момент и появляется Иссахар. В апреле прошлого года, возвращаясь в Тель-Авив после поездки в Индию, она выбрала стыковочный рейс до Москвы, где ее багаж был обыскан при транспортировке с одного самолета на другой (свидетели утверждают, что багаж этой израильтянки был специально помечен для изучения). В ее чемодане российские власти нашли менее 10 граммов марихуаны — это количество не превышает разрешенные нормы в Израиле, однако является запрещенным в России. Как стало известно, адвокат Иссахар сообщил членам ее семьи, что для иностранцев обладание таким незначительным количеством марихуаны обычно заканчивается непродолжительным заключением, штрафом и выдворением из страны.

Первоначально Иссахар обвинили в обладании наркотиками, однако спустя две недели ее вдруг стали уже обвинять в контрабанде наркотиков, и в таком случае наказание может составить до 10 лет тюремного заключения. В пятницу — после заседания суда, состоявшегося в святые еврейские дни праздников Рош ха-Шана и Йом Кипур — Иссахар была признана виновной и приговорена к 7,5 годам тюрьмы.

Предъявленное Иссахар обвинение является абсурдным (ничтожное количество наркотика не было контрабандой доставлено в Россию, потому что Иссахар просто пересаживалась с одного самолета на другой и не проходила через таможню), а вынесенный ей приговор — возмутительным и непропорциональным. Однако ее заключение в тюрьму предоставляет Москве возможность оказать давление и попытаться предотвратить экстрадицию Буркова в Соединенные Штаты. Вот что мне удалось узнать в ходе обсуждений на самом высоком правительственном уровне: российские официальные лица в весьма недвусмысленных терминах сообщили своим израильским коллегам о том, что они могут добиться освобождения Иссахар, если им передадут Буркова.

Отнюдь не в первый раз российские официальные лица используют судебную систему в целях вымогательства. Наиболее известным примером является дело Сергея Магнитского, который был арестован и обвинен российскими налоговиками в хищении, после чего его шантажировали, ему угрожали, и, в конечном итоге, он умер в 2009 году в тюрьме, где были ужасные условия содержания. Хотя по своей природе выпавшие на долю Иссахар испытания существенным образом отличаются, дело Магнитского, тем не менее, свидетельствует о том, насколько опасным может быть сотрудничество между судебной системой и исполнительной властью.

Однако, насколько мне известно, это первый случай, когда настоящий аутсайдер — не российский гражданин, не резидент, и даже не въехавший на территорию России турист — стал объектом в махинациях Москвы. Заключение под стражу Иссахар вызывает тревожные чувство по поводу будущего: любой человек, имеющий соответствующее гражданство, — в данном случае речь идет об американском и израильском гражданстве, что является обычной комбинацией, — может быть задержан в момент, когда он просто оказывается в России транзитом, а затем осужден по сфабрикованному обвинению и использован в качестве заложника.

Израильские официальные лица, включая премьер-министра Биньямина Нетаньяху, проводят интенсивную работу, добиваясь освобождения Иссахар или, по крайней мере, значительного сокращения ее тюремного срока и улучшения условий содержания в тюрьме. К сожалению, американское правительство, которое так же, как израильское, заинтересовано в решении этого вопроса, пока значительно менее четко обозначило свою позицию.

Сегодня многие люди, включая некоторых моих родственников, пытаются найти наиболее выгодные варианты и путешествуют через Россию. Но возникает вопрос: оправданы ли полеты через Москву, если есть риск стать очередной доверчивой жертвой путинского правительства?

Натан Щаранский, правозащитник и бывший политический заключенный в СССР, возглавляет Институт по изучению глобального антисемитизма и политики (Institute for the Study of Global Antisemitism and Policy).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.