Единственный верный тактический шаг в Сирии, где власти Партии справедливости и развития (ПСР) Турции с самого начала проводили крайне ошибочную политику, — это шаг в сторону России, когда Турция схватились за протянутую Москвой руку, и был запущен астанинский процесс. Но и этот процесс протекал проблемно из-за сохранявшейся антиасадовской позиции Эрдогана. Теперь и этой «единственной верной тактике» угрожает серьезный риск.

Операция «Источник мира», которую власти ПСР начали, невзирая на Дамаск, и проводят, не внимая призывам к «диалогу с Асадом», превращается в серьезную проблему для астанинского альянса.

Активно-сдержанная позиция

Иран однозначно выступает против военной операции Турции к востоку от Евфрата. А Москва, опираясь на «частичный компромисс» Эрдогана с Трампом, занимает «активно-сдержанную» позицию ввиду своих личных интересов.

Москва видит определенную положительную взаимосвязь между военной операцией Турции и решением Трампа о выводе военных из Сирии.

Для Кремля главная из всех проблем в Сирии — присутствие США в этой стране. И каждый сдвиг в сторону устранения этой проблемы ценен для Москвы.

Кремль предполагает, что после ухода США из Сирии все решится гораздо проще тем или иным образом. И для достижения этой цели Москва, делая упор на потенциальных рисках, пытается удерживать военную операцию Турции на следующем балансе: склонить Анкару к диалогу с Дамаском и препятствовать ее более комплексному сотрудничеству с Трампом.

Сигналы Москвы

Кремль с первого дня дал понять, что поддержка операции с его стороны «в любом случае будет зависеть от условия сохранения территориальной целостности Сирии». Ведь Москва видит, что некоторые действия Анкары на поле боя противоречат сформулированному в рамках астанинского процесса тезису о «защите территориальной целостности и политического единства Сирии», и внимательно следит за этим.

По той же причине, помимо Кремля, предупреждения в адрес Анкары поступают также от Совета Федерации и Государственной Думы — верхней и нижней палат российского парламента.

Например, председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев отмечает, что «операция Турции в Сирии окажет негативное влияние на ситуацию в регионе». А председатель комитета Государственной Думы по обороне Владимир Шаманов выражает необходимость организации переговоров «с учетом интересов курдского населения».

Первое выступление Путина

Сейчас Путин начал делать тактические ходы в направлении решения всех этих параметрических уравнений. С этой целью Путин в третий и четвертый день операции дал два взаимосвязанных сигнала.

Первый сигнал касался проблемы ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), которую США бросили в объятия Турции: «В результате операции Турции в Сирии удерживаемые боевики ИГИЛ могут разбежаться. Я не уверен, сможет ли Анкара взять эту ситуацию под контроль».

А второй сигнал Путина относился к правовому статусу присутствия ВС Турции в Сирии: «Те, кто находится на территории Сирии незаконно, должны покинуть этот регион, и это касается всех государств. Если будущее легитимное руководство Сирии скажет, что оно больше не нуждается в нахождении российских вооруженных сил в этой стране, то это будет касаться и России».

Что означают эти заявления, которые указывают на непростое положение Анкары?

Москва совершенно четко обращает внимание на тот факт, что Анкара, проводя военную операцию, которая не опирается на сотрудничество с Дамаском, столкнется с крупными проблемами как на поле боя, так и в сфере международного права, и говорит ей: «Теперь сотрудничество с Дамаском неизбежно».

Цели Кремля

Чтобы построить процесс, который позволит держать США в стороне от Сирии, Москва определила три пути действий.

1. Склонить Анкару к диалогу с Дамаском и положить конец компромиссу Эрдоган — Трамп.

2. Начать диалог между Дамаском и Партией «Демократический союз» (PYD), свести к минимуму отношения США — PYD, ставшие проблемными из-за операции Турции, отнять у США курдскую карту.

3. Добиться серьезного прогресса по двум этим вопросам до конца месяца и суметь запустить работу Конституционного комитета по согласованному графику.

Для достижения этих трех целей Кремль начал предпринимать дипломатические инициативы.

Одним словом, не только из Анкары, но и из Москвы, даже Тегерана и Багдада видится одна и та же потребность: «отныне» Анкара должна начать сотрудничать с Дамаском!

Ведь это залог самого здорового решения всех проблем!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.