1 октября КНР отметила 70-ю годовщину своего основания с некоторым чувством беспокойства. В восточной культурной традиции подобная дата не имеет большой важности, в отличие, допустим, от 60-летнего юбилея, завершающего очередной круг развития. И все же этот юбилей имеет свое значение. Оно заключается в том, что менее пяти лет отделяет Китай от того срока, который просуществовал Советский Союз, когда-то бывший его главным соперником за лидерство в коммунистическом мире. Неужели Китай, достигнув 70 лет, как и СССР, подошел к точке заката?

Известно, что китайское руководство испытывает определенное беспокойство, не желая повторить судьбу СССР, несмотря на все различия между этими странами.

70-летняя история СССР и КНР имеют очевидные сходства и различия. В 1987 Михаил Горбачев, встав на путь перестройки и гласности, признавал огромные трудности, с которыми сталкивался его курс как внутри страны, так и во внешней политике. В тот год была дана историческая оценка деятельности Сталина и Брежнева, достигнуты первые результаты в области прав человека, свободы слова, осознания ущерба, нанесенного окружающей среде, а также первых симптомов глубинных политических расхождений, предопределивших распад СССР: всплеск националистических настроений и раскол внутри КПСС, возникший вследствие противостояния между Горбачевым и Ельциным.

Положение дел в Китае, который достиг такого же политического возраста, сильно отличается от того, что сложилось тогда в СССР. Для начала, восточный опыт преобразований не является чем-то из ряда вон выходящим, это постоянное состояние вот уже в течение десятилетий. Кроме того, даже признавая трудности, Пекин проводит такие преобразование, которые в целом можно расценивать как значительно более успешные. Крах горбачевской перестройки и самого СССР несопоставим с положением дел в современном Китае. И наконец, если Москва рушила все авторитеты и ценности, то Пекин проводит преобразования плавно, без ненужного позерства.

Неравномерная экономика

Разваливавшаяся советская экономика тоже не идет ни в какое сравнение со второй в мире китайской экономикой. Преобразования в СССР сводились в основном к созданию совместных предприятий, что в Китае уже давно является пройденным этапом. Очень продуманным шагом китайских властей стало постепенное продвижение принципов рыночной экономики и диверсифицированное внедрение форм собственности.

В Китае широко внедряются инновации. В этом году Китай поднялся на три места в мировом рейтинге самых инновационных в экономическом отношении стран мира, заняв 14 место из 129. Ничего общего с удручающей картиной советской экономики конца 80-х. Но даже при этом в обоих случаях изменения в моделях развития исключают системные перемены. Горбачев выпустил из рук управление процессом. Си Цзиньпин об этом прекрасно помнит, когда запускает пропагандистские кампании под лозунгами «верности основополагающей линии».

Ахиллесова пята административно —территориального деления

Всплеск националистических настроений в союзных республиках сыграл огромную роль в распаде СССР. Достаточно упомянуть крымских татар, прибалтов, военные действия между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах. Напряженность, которую мы наблюдаем на Тибете, в Синьцзян-Уйгурском автономном округе, в Гонконге или в отношениях с Тайванем, также указывают, что административно-территориальные и национальные проблемы, как и в случае с СССР, имеют не только местное, но и общегосударственное значение. Значительным отличием, тем не менее, является то что, в отличие от остальных народов СССР, среди русских подъема национализма не наблюдалось. Это произошло уже после роспуска СССР. Напротив, национализм ханьцев, составляющих абсолютное большинство населения Китая, играет роль главного катализатора. В любом случае, судьба СССР является своего рода предупреждением, к которому в Китае относятся вполне серьезно, особенно с учетом того, что принцип автономий Пекин перенял у Москвы.

Внешний мир

Ситуация в Китае и в СССР значительно отличаются друг от друга. Открытость Китая по отношению к внешнему миру не может идти ни в какое сравнение со степенью взаимозависимости, существующей с другими странами, в том числе и с остальными социалистическими государствами. Более того, Пекин нацеливается на то, чтобы стать лидером глобализации, в то время как его главный стратегический соперник США все больше склоняется к протекционизму. В политической же сфере, если принять во внимание международные обязательства Китая и его роль в управлении мировыми процессами, значение Китая значительно ниже того, что было у СССР, который до последних дней оставался одной из основ двухполярного мира.

Оборона и безопасность

Конфронтация с Западом была для Горбачева сущим кошмаром. Подписание Договора об уничтожении ракет средней и меньшей дальности в 1987 году означало передышку для Москвы, о чем поведал сам советский руководитель в своих мемуарах. Военно-промышленные комплексы СССР и Китая тоже несопоставимы, хотя по объему военных расходов Китай сегодня опережает Россию. Хотя обороне и уделяется первостепенное внимание, Пекин полностью исключает втягивание в гонку вооружений, которая оттянула на себя колоссальные ресурсы советской экономики и в значительной степени предопределила ее крах.

Партия

Может ли Китай попасть в роковую ситуацию, подобную той, в которой оказался СССР после 1987 года? В Китае существуют кризисные факторы, заслуживающие самого пристального внимания, от экономических до территориальных. Но пока они еще не достигли той системной остроты, которая наблюдалась в Советском Союзе, когда ему исполнилось 70 лет.

В итоге все зависит от политического здоровья партии. Отсюда понятно настойчивое стремление китайских властей сохранить единство КПК путем постоянного укрепления преданности и дисциплины ее более чем 90-миллионого контингента.

Горбачев хотел спасти социализм и СССР и потерпел крах по обоим направлениям. Си Цзиньпин хочет увековечить руководящую роль КПК и превратить Китай в главную державу международной системы XXI века, не отрекаясь от ее своеобразного социализма. При всем при том китайский путь представляется более масштабным как национальный проект, в отличие от глобальных устремлений СССР. И в эту годовщину все еще остается нерешенной дилемма, которую китайский лидер Чжао Цзыян и Горбачев обсуждали во время встречи в Саду всеобщей радости в Чжуннаньхае: возможна ли демократия при однопартийной системе? Этот центральный вопрос в равной степени беспокоил в ту пору советских и китайских руководителей. Сегодня, когда СССР уже нет на политической карте мира, исчез и этот вопрос из китайской повестки дня.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.