Благодаря решению Международного суда в Гааге Польше удалось добиться запрета на увеличение мощности газопровода «Опал» как минимум до тех пор, пока он не станет доступен для всех, то есть пока энергетический гигант «Газпром» не лишится права резервировать его мощности. Возможно, это первый шаг к масштабным преобразованиям в европейской газовой отрасли. Об этом пишет Вратислав Людвик.

12 сентября Международный суд в Гааге вынес вердикт по иску Польши против Европейской комиссии, который касался, в первую очередь, Германии, а также Газпрома и в определенной степени нас самих. Решение было принято в пользу Польши, и затронуло оно газопроводы.

Но давайте сначала совершим небольшой экскурс в историю. Строительство сети транзитных газопроводов высокого давления для доставки (в то время) советского газа в Центральную, Южную и Западную Европу началось в 1970 году. Первую часть этой сети ввели в эксплуатацию всего через три года. Так газ поставлялся не только в Чехословакию, но и в Германскую Демократическую Республику, Федеративную Республику Германия, во Францию, Австрию, Италию и Югославию.

Капиталистические государства закупали русский газ прямо на границе с «лагерем социализма и мира» в немецком Вайдхаусе и австрийском Баумгартене. Остальные могли купить газ на границе между СССР и Чехословацкой Социалистической Республикой в Велке-Капушаны.

Мощность транзитного газопровода увеличивалась, и в 80-е годы газораспределительная станция на границе СССР и ЧССР принимала и распределяла газ объемом до ста миллиардов кубометров в год. В конце 80-х распался соцлагерь, в который мы вынужденно входили. Потом распался и Советский Союз, в отличие от Германии, которая объединилась.

Это создало для России определенные проблемы в газовой сфере. Восточная Германия вдруг перешла из социалистического лагеря в капиталистический, а тот закупал газ в Вайдхаусе. Чехословакия, в свою очередь, благодаря тому, что оказалась в «ближнем зарубежье», стала зарабатывать на транзите газа в Германию твердую валюту.

Попытка завладеть «Ямалом»

Тогда было принято решение построить новый газопровод, который обходил бы через Белоруссию Украину и доставлял бы газ, предназначенный для Восточной Германии, через Польшу и новую «капиталистическую» газораспределительную станцию во Франкфурте-на-Одере. Строительство и запуск этого газопровода сопровождались разными, кстати настораживающими, перипетиями. Речь идет, в первую очередь, о странном формировании структуры акционеров и попытках сменить собственника.

С помощью мелких махинаций российская сторона стремилась взять этот газопровод под свой контроль, став его собственником, однако эти попытки провалились. Газопровод называется «Ямал», и его транзитная мощность достигает около 30 миллиардов кубометров в год. Запустили его в 1997 году. Он протянулся по территории Польши на 680 километров.

Проблемы в украино-российских отношениях немедленно и серьезно сказались на газовой отрасли. Украина контролировала газовый вентиль, доступ к которому обеспечивал россиянам миллиарды долларов от продажи газа. Российская сторона чувствовала себя некомфортно в такой ситуации, и эту проблему решил российский государственный энергетический гигант «Газпром». В сотрудничестве с Германией он построил газопровод «Северный поток» по дну Балтийского моря. Этот газопровод обходит Украину, а также Центральную и Восточную Европу, поднимается на поверхность у берегов Германии под Грайфсвальдом и далее продолжается газопроводом Opal, который с юга подходит к чешской границе. Там он переходит в газопровод «Газела» и снова ведет в Германию.

Желание Газпрома

Оставим в стороне наиболее спорную часть газовой сферы современной Европы (я имею в виду газопровод «Северный поток — 2» и его продолжение — немецкий газопровод Eugal, который параллелен уже существующему Opal, и связанный чешский газопровод «Capacity4Gas») и вернемся в нидерландскую Гаагу.

Во время строительства газопровода Opal Газпром выразил желание получить исключительное право на использование ста процентов его мощности. На практике это означает, что, кроме российского, по этому трубопроводу другой газ транспортироваться не мог бы. Подобное пожелание превосходило даже смелые немецкие газовые мечты, поэтому Европейская комиссия согласилась зарезервировать только половину мощности газопровода Opal.

По всей видимости, это решение было принято под давлением немецких политиков, среди которых преобладало мнение о том, что, невзирая на последствия этого решения для Украины и Центральной Европы, а также Прибалтики, для Германии безопаснее получать российский газ напрямую, то есть без транзита. Поляки назвали это решение продолжением пакта Молотова-Риббентропа и начали борьбу. Ведь оно противоречило базовым директивам ЕС, касающимся газовой отрасли и торговли газом.

Две причины

Казалось бы, на польские устремления можно махнуть рукой, потому что своя рубашка ближе к телу. Проблема в том, что у Центральной Европы — одна рубашка на всех. Дело даже не в том, что отпадает надобность в магистральном транзите газа с использованием уже существующей инфраструктуры (Чехии это не касается), а скорее в том, что весь наш регион, включая Чешскую Республику, попадает в полную зависимость от поставок российского газа.

Немецкий регулятор, а также Европейская комиссия не придают никакого значения угрозе, которую представляет собой основной поставщик газа для безопасности Центральной и Восточной Европы. И это послужило первой причиной, побудившей Польшу оспорить решение, а суд в Гааге — отменить его. Вторая причина, упомянутая судом в вердикте, — нарушение принципа энергетической солидарности.

Не стоит понимать этот принцип превратно: если остановятся поставки российского газа, например, в Венгрию, жители Вены не выйдут на демонстрации. Однако в таком случае все соседние страны-члены Европейского Союза компенсируют недостающий газ из собственных запасов. Правда, в условиях, когда часть мощностей европейских газопроводов в Центральной Европе зарезервирована Газпромом, едва ли найдется трубопровод, по которому можно будет доставить газ пострадавшему. Принцип солидарности действует и в других ситуациях, например, в случае природной или техногенной катастрофы. В общем, речь идет о соседской взаимовыручке: сосед помогает соседу, если горит дом или в него врезался грузовик.

Обходные проекты теряют всякий смысл

Польша добилась запрета на увеличение мощности газопровода Opal как минимум до тех пор, пока он не будет доступен всем, то есть пока энергетический гигант «Газпром» не лишится права резервировать его мощности. Сегодня мощность Opal на севере составляет чуть более 36 миллиардов кубометров газа в год, а в Чешскую Республику поступает около 32 миллиардов кубометров. Единственная возможность увеличить мощность Opal — это новый газопровод Eugal, который должен стать продолжением нового «Северного потока — 2». Таким образом, запрет, по всей видимости, касается именно Eugal.

В страны ЕС, если не считать Румынии, Болгарии и Венгрии, Газпром продает максимум 114 миллиардов кубометров газа в год. Если ему придется поставлять «северный» газ только по системе Opal, то по «северному пути» в Евросоюз получится переправить максимум 60 миллиардов кубометров газа. Остальные 60 миллиардов кубометров пришлось бы отправлять по традиционным трассам через Украину, Белоруссию, Словакию и Польшу, но большую часть — через Украину и Словакию.

После решения гаагского суда все «новые» обходные проекты теряют всякий смысл, то есть как «Северный поток — 2», который теряет возможность переправлять газ куда-либо дальше (нет связанной сети газопроводов соответствующей мощности), так и Eugal, который суд запретил, а также чешский Capacity4Gas. Таким образом, нам стоит поблагодарить поляков не только за то, что в Гааге они боролись и за нас тоже, но и за то, что они напомнили 15 государствам из бывшего ядра ЕС, что солидарность и безопасность — общее дело Европейского Союза.

Блокировка долгосрочными контрактами

До недавнего времени в центральноевропейской газовой отрасли доминировала Чехословакия благодаря ее системе транзитного газопровода. ЧССР располагала крупнейшей системой газопроводов в Европе с самой большой транзитной мощностью. Потом построили транзитные газопроводы в Польше и Балтийском море. Транзит газа через Словакию сократился по сравнению с проектной мощностью на треть. Сокращение объемов газа в чешской части (газопроводе Net4Gas) привело к тому, что несколько компрессорных станций, поддерживающих рабочее давление в трубопроводах, пришлось остановить и демонтировать.

Поэтому чешская часть газопровода Transgas, которая еще при разделе государства в 1993 году располагала транзитной мощностью почти 70 миллиардов кубометров газа в год, сегодня пропускает всего около 40 миллиардов кубометров. Вот к чему привело желание России пустить трассы поставок российского газа в обход прежних. Иначе как ущербом это не назовешь. Но идея о том, что ЧР станет единственной транзитной страной для российского газа в Европе, отодвигает решения Гаагского суда на второй план.

Продолжение может быть таким: возможно, будут отменены (по-моему, не утвержденные Брюсселем) исключения из директивы ЕС 2003/55 о газовом рынке внутри ЕС, которые касаются транзита газа через территорию Чехии и Словакии. Эти мощности почти полностью зарезервировал Газпром благодаря долгосрочным контрактам, в которых действует принцип «пустой как полный», то есть по контракту Газпром резервирует и платит за всю мощность газопровода, тем самым блокируя его для использования другими продавцами.

Что дальше?

Для коммерческих субъектов газовой отрасли это выгодно, так как они получают регулярную оплату, никак не зависящую от эксплуатационных расходов. Случалось также, что за мощности Газпром расплачивался натуральными поставками газа, то есть прибегал к особой форме безналичного расчета. Долгосрочные контракты Газпрома и Net4Gas о транзите газа через ЧР в ближайшее время заканчиваются. Согласится ли после решения Гаагского суда Европейская комиссия сделать для Чехии исключение и предоставить Газпрому право резервировать мощности чешских газопроводов? Может, да, а может, и нет. Что делать дальше?

Как-то я порекомендовал Чехии более тесно сотрудничать с газовой отраслью Польши и сосредоточиться на поставках нерусского СПГ с нового польского терминала, предназначенного для получения, хранения и регазификации СПГ. Вскоре после этого было объявлено о стратегическом партнерстве США, Польши и Украины, которое значительно укрепляет позицию Украины на переговорах с Россией. Согласно договоренности, ежегодно польский терминал в Свиноуйсьце будет получать шесть миллиардов кубометров американского СПГ, а оттуда по польской сети трубопроводов газ будет доставляться на Украину.

Кстати, в прошлом году потребление газа в ЧР достигло чуть более восьми миллиардов кубометров (зима была не очень морозной). Из этого следует, что для нас вполне реально закупать большую часть потребляемого в Чехии газа не у непредсказуемой России, а у других поставщиков. Быть может, решение международного суда в Гааге было первым шагом к масштабным преобразованиям в европейской газовой отрасли и не только в ней.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.