На пресс-конференции в минувшие выходные министр обороны США заявил, что американским ответом на бомбардировку нефтяных объектов Saudi Aramco станет укрепление обороны Саудовской Аравии, а не устранение иранской угрозы. Его заявление говорит о том, что мы продолжаем топтаться на том же самом месте, что и на прошлой неделе.

Результаты израильских выборов не смогли дать ответ, куда движется еврейское государство: к миру или к войне. Даже если Биньямин Нетаньяху покинул бы пост премьер-министра страны, то эта проблема все равно осталась бы предметом конфликта между религиозными правыми и светскими военными. Также очевидно, что Израиль находится в режиме ожидания и беспокойства по поводу внутренней ситуации, которая может привести к созданию Правительства национального единства, что будет означать отсутствие эффективных и решительных действий. Как и ожидалось, «сделка века» канула в прошлое, но окончательно будет похоронена после того, как ее признают изначально неудачной идеей.

Таким образом, роль Израиля в регионе вряд ли существенно изменится, особенно в свете нынешнего кризиса между Вашингтоном и Тегераном, и присутствия Ирана в странах, граничащих с Израилем. Возможно, главной причиной является американская политика, направленная на сдерживание любой военной эскалации.

Это чрезвычайно заметно на примере сирийского Идлибе, где до сих пор не соблюдается режим прекращения огня и продолжается военная кампании сил сирийского режима при поддержке российской авиации, «Хезболлы» и иранских вооруженных отрядов. И хотя бедственное положение Идлиба и трагедия его жителей заслуживают американского и европейского внимания, они оказались фактически брошены на произвол судьбы.

Новая политика Эрдогана колеблется между нарциссизмом, двусмысленными обещаниями и ловкой игрой вместе с Ираном и Россией на политических площадках Астаны. Результат уже известен — разрушения, миграция, убийства и аресты.

Баланс сил меняется из-за отношения президента США Дональда Трампа к провокационными действиями Ирана. Американцы не предпринимают никаких ответных действий, кроме введения санкций.

Уничтожение американского беспилотного летательного аппарата, бомбардировка нефтяных объектов в Саудовской Аравии, обстрелы, ракетные удары и задержания судов — все эти события не изменили стратегию Трампа.

На самом деле, нетрудно понять логику президента США, но трудно понять, почему он игнорирует тот факт, что иранский режим способен противостоять введенным против него санкциям. Наиболее важным фактором стабильности Ирана является то, что Россия, Китай и другие страны, прямо или косвенно, помогают ему противостоять давлению со стороны США. И причина заключается не столько в любви к Ирану, сколько в ненависти к Америке, а также в непреодолимом желании держать американцев подальше от ближневосточного региона или даже полностью вытеснить их оттуда.

Иранские атаки на саудовские нефтяные объекты в Абкайке и Хурайсе выявили главную тенденцию американской политики, а именно нежелание ввязываться в войну с иранскими экспансионистскими амбициями.

Во-первых, следует признать, что удар по Saudi Aramco помогли иранскому режиму заработать важные очки в пользу своей экспансионистской политики. Иран сумел проникнуть в западные блоки, соблазнив их инвестициями и выгодами, с одной стороны, и угрозами причинить вред их гражданам, с другой. Он даже арестовал многих исследователей и ученых без права на защиту, тем самым нанеся вред их репутации. Высокопоставленные иранские чиновники вступают в контакт с теми, кто принимает решения на Западе, в рамках политики «мягкой силы». Более того, иранский режим разрушил планы администрации Трампа, воспользовавшись ее военной и дипломатической слабостью, прилучив поддержку от своих союзников.

Иранская агрессия против саудовских нефтяных объектов — это не безрассудство «режима мулл», а взвешенное решение, которое должно помочь усилить позиции Тегерана в переговорном процессе, закулисных обсуждениях и различных многосторонних дискуссиях.

После всего вышесказанного имеем ли мы право спрашивать, когда придет конец иранским издевательствам? Если он еще не близок, то необходимо рассказать о мерах, которые можно было бы принять:

— Усилить давление, ужесточить экономические санкции и заполнить пробелы, создаваемые враждебными государствами или противниками США.

— Разрушить с помощью хакерских атак чувствительные иранские объекты и пресечь финансовую поддержку военизированным группировкам со стороны иранцев.

— Усилить мобилизацию международного общественного мнения, чтобы обуздать безрассудство Ирана и ускорить формирование влиятельной международной коалиции.

— Усилить давление на все стороны конфликта, чтобы противостоять провокациям хуситов, которые продвигают иранские интересы без учета интересов Йемена и его народа.

— Заключить соглашение между США и Персидским заливом о «красной линии», за которую Иран не сможет проникнуть, если он не хочет поплатиться за свои действия.

Решение президента Трампа прекратить военные авантюры, в которых его страна принимала участие быть может правильное, однако это не дает право Ирану и другим странам наносить удар по международной безопасности. На американцах лежит моральный долг реагировать на все угрозы стабильности государств, с которыми они имеют прочные связи в сфере экономики и безопасности. Никто не хочет, чтобы Америка ввязалась широкомасштабную войну для свержения режима Хаменеи, однако необходимы решительные действия, иначе всем придется смириться с известной притчей: «Фараона спросили: „Фараон, кто тебя провозгласил таковым?“ Фараон ответил: „Я сам себя сделал фараоном, потому что мне никто не возражал“».

Ближневосточный регион страдает от напряженности и отсутствия эффективных мер по восстановлению баланса сил, который можно обеспечить благодаря сотрудничеству, солидарности и диалогу между ближневосточными странами. Регион по-прежнему с нетерпением ждет помощи международного сообщества, в частности США, в урегулировании кризисов и конфликтов, возникающих из-за стремления иранского режима распространить религиозную революцию и расширить этническую гегемонию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.